Поиск на сайте

 

 

Известный ставропольский музыкант Димосс Саранча размышляет о современном шоу-бизнесе

 

Недавно на Ставрополье с концертным туром заглянул певец Димосс Саранча  - да-да, тот самый, который был основателем и вокалистом регги-группы «Саранча».
Дима родился в Баку, потом жил в Благодарном, учился в аграрном университете и еще со студенческой скамьи связал жизнь с музыкой. Потом «Саранча» рванула покорять столицу, что ей с лету удалось - выпустили альбом, сняли модный клип, попали в горячую ротацию всех станций и каналов…
Но на пике успеха команда распалась. Часть музыкантов создала группу «Градусы», а Димосс отправился в свободное плавание. Нынче он прочно обосновался в Москве. Димосс вместе со своей бесменной напарницей Кариной Карибы частый гость в родном крае, на этот раз порадовал поклонников сразу тремя концертами: в кафе «Винил» Невинномысска и в обоих парках Ставрополя.
В его концертной обойме и «ретро», любимое зрителями еще со времен «Саранчи» («Латино», «Амиго», «Желтый снег»), и свежие хиты - «Самолеты», «Маяки», «Бриллианты», «Зима».
В перерывах между выступлениями музыкант согласился дать интервью «Открытой».

 

- Девять лет назад, когда еще была жива «Саранча», я брал у тебя интервью, которое так и называлось - «Саранча» готовится к перелету». Вы с ребятами тогда только мечтали рвануть в Москву.
- Рванули удачно. Уже спустя месяц после того, как приехали в Москву, нашли продюсера. Мы заключили контракт с «Мистерией звука», где в 2005 году у нас вышел первый и единственный альбом «Родной колхоз». Сняли клип на «Желтый снег», который попал в горячую ротацию главных музыкальных станций.
- Концерты, интервью, клубы… И вдруг на пике популярности группа разошлась. Почему?
- Мы просто решили, что в своем формате уже сделали все возможное, что пора попробовать себя в новых направлениях. Знаю, вокруг распада «Саранчи» было много слухов. Но мы разошлись мирно, и сейчас поддерживаем прекрасные отношения.
- А как музыканты, которые играли с тобой в «Саранче», стали «Градусами»?
- Наш басист Фидель, Дима Бахтинов, когда «Саранчи» не стало, два года отыграл в составе у певицы Максим, а потом захотел собрать свой коллектив. Конечно, звал ставропольских. Барабанит теперь с ним Витя Голованов - после «Саранчи» он играл в «Городе 312». Вокалист Рома Пашков - он вообще был в самом первом составе «Саранчи», когда мы играли наш первый концерт в 2000 году в хаус-кафе «Постскриптум». Он, кстати, соавтор «Желтого снега». Когда ребята три года назад собрались, назывались еще «Градус 100», и я с ними в московских клубах отыграл концертов десять.
- Представь, если бы «Саранча» появилась в Москве не восемь-девять лет назад, а сейчас.
- Конечно, нам было бы проще. Мы играли регги-рок, хип-хоп, и тогда такая музыка еще была зрителю непонятна. Это сейчас таких исполнителей уже много - Баста-Ноганно, «Бумбокс», «Каста», Guf и многие другие.
- А ты новую группу собрать не хотел?
- Смысла нет. Организаторы концерта пытаются экономить на перевозке «лишних» музыкантов, поэтому мне удобнее возить с собой не живую группу, а одного диджея и бэк-вокалистов. Я в таком формате выступал сейчас и в ставропольском Зеленом театре. Хотя, например, на большие московские концерты собираю «живых» музыкантов, которые регулярно со мной работают, - перкуссию, гитару, кого-то еще.
Люблю импровизацию. Вот недавно на один квартирник пригласил саксофониста. А он вообще не знает ни одной моей песни. Но парень - классный профи, показываешь ему тональность, приблизительно обозначаешь форму песни, а он уже в ходе концерта подхватывает. Иногда и сам даю концерты unplugged - беру в руки гитару и пою. Но это бывает редко.
- Много выступаешь?
- Стараюсь, чтобы хоть в неделю был концерт. Кстати, периодически выступаю с Мишей Гребенщиковым, у нас с ним партнерский музыкально-дискотечный проект. Часто устраиваем совместные сейшены: например, первую половину концерта он играет как диджей, а потом выхожу я и пою. Или наоборот. Часто на сборных концертах бываю, на фестивалях.
- Раскрутился ты только с помощью Интернета - по ТВ тебя редко увидишь, альбомов не выпускаешь.
- Я понял, что выпускать альбомы смысла нет. Сейчас цифровая эра: люди в России не покупают, а качают, и это нормально. Последний альбом у нас был два года назад с Мишей Гребенщиковым, который мы так и назвали - «Пиратский диск». И мы на нем не заработали ни копейки. Сейчас вся музыка у меня только в Интернете - на официальном сайте, в социальных сетях.
- Как думаешь, почему на ставропольском радио тебя почти не слышно?
- Сам удивляюсь. Во многих городах мои песни крутят разные радиостанции. Даже на Кипре крутят, на «Русской волне». Кстати, пользуясь случаем, хочу обратиться к ставропольским программным директорам: возьмите в горячую ротацию мою песенку, хотя бы «Самолеты», это было бы как минимум патриотично.
- А как сложился твой роман с ТВ?  Вот прошлой осенью ты выпустил классный, очень профессиональный клип «Самолеты».
- Клип мы делали с Андреем Потаповым, это известный ставропольский клипмейкер. Причем мы вместе писали сценарий, снимали, монтировали. В Невинке и Ставрополе отсняли нереально много видео, и очень важно было из него отобрать материал на трехминутный клип. Много времени и усилий ушло на post production - обработку отснятого.
Нас оценили. Только за первую неделю на YouTube клип посмотрело 15 тысяч человек. По итогам прошлого года за этот клип мы получили Национальную премию «Страна», до сих пор он на верхних строчках в ротации на Music box, Ru.tv, InDaRnB. Причем они сами взяли клип в ротацию, я никуда не ходил и не упрашивал. Пришел только на Муз-ТВ, они посмотрели «Самолеты», сказали: да, классная песня, классный клип, но взять не можем.
- Почему?
- Там не принято, когда материал приносит кто-то со стороны. Либо плати за ротацию, либо клип должен быть от продюсера. Если от продюсера - значит, он разнес его по всем главным станциям и каналам, и он сразу попадает в тяжелую ротацию. Как говорят, играет из каждого утюга. А когда исполнитель становится популярнее, он «подтягивает» рейтинг и самому каналу. Пример тому: талантливая группа «Градусы», которая очень быстро стала известной всей стране. Это пример грамотного сотрудничества продюсера и артиста.
- А у тебя продюсера нет?
- Я пока не встретил такого продюсера, который бы влюбился в мое творчество. Я просто пишу ту музыку, которая мне интересна, стараюсь развиваться. У меня был костяк слушателей еще со времен «Саранчи», и постоянно появляются новые поклонники.
Приятно, когда приезжаешь в далекий-далекий город, играешь в клубе, и тебе подпевают на «Желтом снеге» или «Латино» - песнях «Саранчи», которых уже много лет нет в ротации. А потом зайдешь в музыкальный магазин и видишь диски «Саранчи» или Димосса. Пиратские, конечно. Самопальные сборники из Интернета, записи с концертов. Вот был недавно во Владивостоке, там нашел даже DVD какого-то своего клубного концерта с клипами. Эти пираты и есть мои продюсеры.
- Пока живешь в Москве, со многими звездами сдружился? Совместные проекты есть?
- Совместные песни были с группой «ГДР», с «Городом 312», группой SinDrom, с Оксаной Почепой. Это клубная певица, которая раньше была известна как Акула. Был дуэт с «Крестной семьей». Этот ставропольский рэп-дуэт, тоже очень высоко в Москве взлетел. Причем я работаю и с певцами, и с диджеями.
- Ремиксы пишешь?
- И сам пишу, и другим даю. Поступаю так: пишу свой вокал в студии и рассылаю знакомым диджеям, которые потом делают на эту песню ремиксы.
- Оригинально!
- Сейчас многие так делают. Компьютерная музыка – это просто другой  уровень по сравнению с тем, к чему мы привыкли в формате «живых» выступлений. Мне сейчас нравится совмещать звучание «живых» инструментов и электроники, хотя на концертах я всегда пою вживую.
- Но ведь считается, что «электроника» - это примитив!
- Примитивно, когда музыкант зацикливается на каком-то старом музыкальном стиле. А создание качественной электронной музыки не менее сложный и творческий процесс, чем, например, запись с рок-группой. Человек может открыть ноутбук – и через месяц будешь   композитором. Ясно, Чайковским не всем дано стать, но каждый имеет право на сочинительство. Если ты чувствуешь творческий азарт, магию вдохновения, то сыграть можно на тазу и палке с бельевой веревкой.
- Когда пишешь компьютерную музыку, не боишься самоповторов?
- Нет. Я все время стараюсь меняться, завоевывая нового зрителя: например, «Самолеты» написал в непривычном для себя стиле диско, а вот «Маяки», тоже новая песня, - совсем другая, в регги-тоне написана, она лирично-спокойная, я ее люблю под гитару петь. Вне зависимости от того, какую ты делаешь музыку, главное – не останавливаться на достигнутом, постоянно работать над ошибками.
- Интересно, а ты бы себя каким хотел видеть через двадцать лет?
- Хотелось бы, конечно, остаться молодым в душе. Я буду, наверное, с длинными седыми дредами, с бородой и с большой-пребольшой группой. Сто процентов, музыка у меня останется такая же, как сегодня, - светлая, солнечная. Ведь я хочу своим творчеством донести людям простую мысль: давайте жить в гармонии, в мире и любви, радоваться, созерцая окружающий мир. Это моя философия, это то, во что я сам искренне верю.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН
Окончание – в  следующем номере



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий