Поиск на сайте

 

 

Наш читатель побывал на «Мосфильме», снялся в известной телепередаче и заглянул в гости к бывшему ставропольскому  губернатору Александру Черногорову

 

Два года назад я получил письмо из главной редакции киноконцерна «Мосфильм». В нем сообщалось, что мой сборник новелл о любви «Ожидание» находится в текущем творческом портфеле студии, и, когда начнутся съемки художественного фильма, со мной обязательно свяжутся. Подписал письмо ведущий редактор киноконцерна Евгений Никишов.
С тех пор я загорелся желанием попасть в святая святых российского кино - студию «Мосфильм», увидеть, как отбирают артистов на роли в фильмах и сериалах, и, может быть, даже самому сняться в небольшом эпизоде.
19 лет не выезжал я из родного края. И хотя возраст уже дает о себе знать, решил: отправлюсь в Москву! К тому же очень хотелось повидать нашего бывшего губернатора, ныне замминистра сельского хозяйства РФ Александра Черногорова. Говорят, он радушно принимает земляков. Когда-то я дарил ему свои книги по истории родного села и теперь надеялся увидеть его и подарить новое издание.
И вот я в Москве. Надежды устроиться на время у знакомых не оправдались, так что все пять ночей в столице провел на Ярославском вокзале. Впрочем, провел их довольно комфортно -  в огромном зале с креслами, диванами, туалетом с горячей и холодной водой, розетками для подзарядки мобильника и даже домашним кинотеатром.
Утром первым делом отправился на «Мосфильм». Как хорошо, что захватил с собой письмо, - мне разрешили позвонить начальству и вскоре принесли пропуск. Принял меня нынешний ведущий редактор киноконцерна Алексей Бузин. От него я узнал, что в России сейчас в год выпускается 60 фильмов, большинство - частными компаниями. Судя по средствам, которые выделяет киноконцерну государство, до моих новелл очередь дойдет лет эдак через 30. Снять же фильм без очереди стоит как минимум 15 миллионов рублей...
С Алексеем Владимировичем я беседовал около часа и, разоткровенничавшись, поделился давней мечтой - поприсутствовать на кастинге, увидеть, как проходят кинопробы. Редактор сказал, что меня туда никто не пустит: дело, мол, тайное, специфическое. Но все-таки моя мечта почти сбылась уже на следующий день - на записи телепередачи «Федеральный судья».
На эти «судебные» съемки я записался еще дома, до отъезда в столицу. И вот в составе группы «зрителей» я иду по московской улочке на объект, арендуемый Первым каналом. Помощник режиссера Тамара Ивановна рассаживает нас по местам, но следом приходит оператор и пересаживает зрителей по-своему. Эта «перетасовка» повторялась в начале каждой съемки, а всего за десять часов работы (с 12 до 22 часов) было снято три передачи.
Нашей задачей было смотреть на происходящее действо с заинтересованным видом. Глаз не опускать, не спать, не разговаривать. Очки велено снять.
После записи каждой передачи объявлялся получасовой перерыв. На первом перекуре неожиданно сбылось мое давнее желание. Я услышал, как одна из «зрительниц», женщина лет 35, сказала: «Мне велели спуститься в подвал и пройти кастинг для съемок в сериале...», и вызвался проводить ее. Спустились в подвал. Там человек 20-30 читают тексты. Моя спутница прошла без очереди и потом рассказала мне, как проходит это «тайное, специфическое» дело.
Мужчина, проводивший кастинг, без предисловий взялся за дело. Объясняет Ольге: «Представь, что твой муж пришел домой под утро. Говори!»
- Почему ты так поздно пришел? Где ты был?
Мужчина: «Ты говоришь очень тихо и мягко. Скажи строже».
Ольга повторяет строже.
- Я был у друзей.
Пауза.
Мужчина: «Что же ты молчишь? Спроси, почему у меня ширинка расстегнута».
Спросила.
- Я так соскучился по тебе, что стал готовиться заранее.
Пауза.
Мужчина: «Ну? Что молчишь?»
- А что говорить?
- Ну скажи: «Почему у тебя трусы надеты наизнанку?»
На этом «интеллектуальное» собеседование закончилось. У Ольги взяли номер телефона и отпустили. «Кастинг» оказался диалогом на тему исключительно ниже пояса...
Мы вернулись на «рабочие места» в зал суда. Второе заседание далось мне с трудом - я дважды уронил голову на грудь, но быстро оправился. А на следующем перерыве сам чуть не попал в «киноартисты». Меня пригласили в соседний кабинет. Там, не спрашивая, кто я и откуда, подали текст и предложили сыграть в синопсисе (так называется жанр текстов) «Цирк» одного из главных героев - дрессировщика ежей Сергея Гришина. Но пришлось отказаться, так как жить в Москве еще неделю я не мог.
На часах семнадцать ноль-ноль. Начинаются последние, третьи, съемки «Федерального судьи». Тамара Ивановна шикает на меня: на каждом заседании нужно быть в разной одежде! А я два «суда» просидел в одном пиджаке. Что ж, снял его, остался в рубашке.
В десять вечера получил причитающиеся за зрительский труд 600 рублей и, уставший, полный впечатлений, отправился «домой» - на Ярославский вокзал.
На следующий день пришел в Министерство сельского хозяйства. По внутреннему телефону позвонил Александру Леонидовичу Черногорову и поднялся в его кабинет. Поздоровались за руку. Сели в кресла. Я подарил известному земляку свою книгу «Маяковский - звезда кинемо» (в личной библиотеке политика, оказывается, хранится 11 тысяч изданий), а он мне - ежедневник с автографом.
- Расскажите землякам, как вам живется, Александр Леонидович.
- Как живется?.. Вчера вот отправил сына на лето на Ставрополье. В 41-й раз собираюсь работать в день рождения на комбайне. Из них 11 лет со мной рядом сын. Первый раз он был на уборке в год и 9 месяцев.  Со дня на день жду сватов - выдаю дочь замуж. Недавно был в Индии, Китае и Туркмении. Часто езжу по России: курирую Сибирь, Дальний Восток и Камчатку. Волнуюсь за судьбу урожая всех селян, в том числе ставропольцев...
 
 

Владимир БАБЕНКО,
член Союза российских писателей и
Союза журналистов России
Село Томузловское
Буденновского района



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий