Поиск на сайте

 

Заведующего ЛОР-отделением в городской больнице Ставрополя Владимира Карпова родственники умершей после операции пациентки обвиняют в её смерти

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! С большим интересом читаю на ваших страницах каждый выпуск медицинского клуба «Будем здоровы!», в котором вы рассказываете о достижениях краевого здравоохранения.

Безусловно, многие врачи заслуживают похвал и наград за свой самоотверженный труд. Но порой преступная халатность одного медика перечеркивает заслуги десятков его коллег.

8 октября 2016 года умерла моя сестра Наталья Морозова – шестидесятилетняя здоровая, полная сил и надежд женщина, заботливая мать и бабушка. Единственное, что ее беспокоило, – это горло: после переохлаждения воспалялись миндалины.

Сестре посоветовали обратиться в 3-ю городскую больницу Ставрополя, к заведующему ЛОР-отделением профессору Владимиру Карпову. Наташа побывала у него на консультации, профессор сказал, что есть подозрение на опухоль, и посоветовал как можно быстрее собрать необходимые анализы и лечь на операцию.

3 октября Наташу положили в больницу, 4 октября Карпов сделал операцию (под местной анестезией!), после которой сестра впала в кому. Тревогу мы забили сразу после операции, когда не могли дождаться звонка Карпова. Лишь после третьего звонка ему он все-таки соизволил взять трубку и поговорить с Дарьей, дочерью Наташи: заверил ее, что якобы беспокоиться не о чем.

Дарья все же пыталась дозвониться в реанимацию и узнать о состоянии мамы, но Карпова на месте уже не было, а все его подчиненные уходили от ответа. Как мы узнали позже, на тот момент Наташа уже была в реанимации с диагнозом «инсульт».

На следующий день Дарья встретилась с Карповым в его кабинете, врач снова заверил ее, будто все хорошо, женщина потеряла «всего 200 мл крови», что не угрожает ее здоровью. Единственная, мол, проблема – это заключение гистологии вырезанной опухоли.

По словам Карпова, в реанимации Наташа находится из-за возникшего спазма сосудов, ей вводят необходимые препараты для расширения сосудов и налаживания кровообращения.

Уже позже от посторонних людей, работающих в больнице, Дарья узнала, что нужно привезти маме чистую одежду, поскольку та, в которой она находилась на операции (вплоть до тапочек и нижнего белья!), была залита кровью.

Наташу продержали больше суток в третьей горбольнице, что профессор пытался всячески скрыть от родственников. Лишь вечером 5 октября Наташу «скорая помощь» привезла в инсультную реанимацию краевой больницы в тяжелейшем состоянии. И снова об этом мы узнали от посторонних людей!

Наташу, которая находилась без сознания, не сопровождал ни Карпов, ни другие «специалисты» третьей больницы. Компьютерная томография, сделанная в краевой больнице, показала обширный инсульт правого полушария головного мозга.

Через два дня врачи краевой больницы сообщили дочери Даше, что мама находится в коме, никаких надежд нет, так как все сосуды забиты тромбами, а операция по их устранению невозможна. 8 октября Наташи не стало...

Никаких выписок и документов из третьей горбольницы родственникам до сих пор не представили, не услышали мы от Карпова никаких вразумительных объяснений.

Лишь 30 ноября главный врач городской больницы Константин Муравьев пригласил Дарью на встречу, на которой присутствовал и Карпов.

Профессор оправдывался, будто операция прошла нормально, Наташа находилась в сознании, никаких признаков инсульта у нее не было. Сразу после операции, чтобы исключить риски, ей якобы сделали компьютерную томографию, и никаких признаков нарушения кровообращения не обнаружили.

Это была заведомая ложь! Мы достоверно знаем, что томограф в третьей горбольнице не работал. Когда Дарья сказала об этом Карпову, тот осекся, но быстро выдумал новую версию: якобы Наташу возили на обследование в краевую больницу. И это тоже ложь!

Куда мы только не обращались с жалобами! В краевом министерстве здравоохранения провели проверку на основании медицинской карты и пришли к мнению, что Карпов «нарушил принципы медицинской деонтологии при общении с [дочерью Морозовой] и не информировал в полном объеме о ее заболевании и состоянии».

Минздрав, однако, установил, что перед операцией не были проведены все необходимые лабораторные исследования. Но это якобы «не оказало влияния на течение и исход заболевания».

Ольга ЕВТУШЕНКО
Ставрополь
 

ЗАПРОС-ОТВЕТ

За смерть – лишь дисциплинарное взыскание

Пациентка Морозова Н.И. была госпитализирована в плановом порядке 03.10.2016 года в оториноларингологическое отделение больницы с диагнозом «Хронический декомпенсированный тонзиллит. Новообразование правой небной миндалины».

Была проведена плановая правосторонняя тонзилэктомия. В раннем послеоперационном периоде развился ишемический инсульт на фоне тромбоза правой внутренней сонной артерии.

Пациентка Морозова Н.И. своевременно и обоснованно переведена на дальнейшее лечение в Региональный сосудистый центр ГБУЗ СК «Ставропольская краевая клиническая больница».

Причиной возникновения жалобы родственников Морозовой Н.И. явилось допущенное заведующим оториноларингологическим отделением Карповым В.Н. нарушение принципа медицинской деонтологии при общении с родными больной и неинформирование их в полном объеме о заболевании и состоянии Морозовой Н.И.

На основании выявленных нарушений Карпову В.П. вынесено дисциплинарное взыскание (выделено нами. – Прим. ред.): «За некачественное выполнение своих функциональных обязанностей по оказанию медицинской помощи больной Морозовой Н.И.» (приказ по учреждению №346-ОД от 29.12.2016 г.).

Главный врач городской больницы №3 Ставрополя
Константин МУРАВЬЁВ
 

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Мораль превыше гордыни

Увы, врачебные ошибки  стали привычными для докторов, и в медицинском сообществе почти не осуждаются

Женщина в расцвете сил, любимая мать, сестра, бабушка, пришла в больницу, как говорится, «на своих ногах», а через пять дней ушла из жизни. Причиной стала операция, без которой она бы еще могла пожить.

Что это – злой рок или чья-то роковая ошибка? Давайте попробуем объективно разобраться в извечно актуальных вопросах: кто виноват и что делать близким Натальи Морозовой, которые не могут смириться с внезапной тяжелой утратой?

Можно предположить, что были допущены врачебные ошибки. Об этом свидетельствует развитие у Морозовой двух тяжелейших, угрожающих жизни осложнений – кровотечения и инсульта. И это сразу после плановой и столь несложной операции!

Поведение медицинского персонала при общении с родственниками пациентки также дает основания полагать, что были многочисленные нарушения медицинской этики и деонтологии.

Но чтобы сделать правильные выводы, необходимо проведение экспертизы качества оказанной медицинской помощи на основании тщательного и объективного анализа медицинской документации.

Анализируя действия хирурга, производящего операцию, после которой у пациента возникает кровотечение, можно допустить мысль: «Он же не специально, и потому нельзя его обвинять в происшедшем».

К сожалению, так считает не только большинство врачей, но и руководителей здравоохранения. Поэтому зачастую разборы летальных случаев проводятся формально, а выводы о том, что смертельный исход невозможно было предотвратить, выносятся необъективно.

Это не только уводит от ответственности виновных лиц, но и лишает возможности предотвращать подобные ситуации в будущем! Потому в медицинских организациях «списывают» умерших пациентов «в статистику», а виновные лица очень редко привлекаются к дисциплинарной ответственности.

Во всех случаях врачебных ошибок имеет место моральная ответственность. Истинный врач не может не думать о совершенной им ошибке и ее последствиях. За каждую ошибку он сам выносит себе приговор! Истинный врач признает свои ошибки, анализирует их и старается избежать их повторения в дальнейшем.

Эльмира ЭДИЕВА,
заслуженный врач
Российской Федерации,
кандидат медицинских наук
 

Комментарии

Горошковозов Ал... (не проверено)
Аватар пользователя Горошковозов Александр Николаевич

Этого "медика" необходимо лишить диплома, а надзорные органы от крайздрава отправить в ту самую статистику умерших пациентов. И это я пишу на самом деликатном языке из своего лексикона....

Мария (не проверено)
Аватар пользователя Мария

А они в минздраве только отписки штампуют, большего не умеют. Подшивалова их шлёт всем с формулировкой врачебная тайна за которую удобно прятать грязное бельё всей системы здравоохранения, уводя людей в заблуждения!

Елизавета (не проверено)
Аватар пользователя Елизавета

К сожалению в нашем замечательном городе Ставрополе ,уже даже врачу с таким статусом как Профессор,нельзя доверять .А как же обращаться к обычному врачу ?Я очень много потратила денег и времени на установление диагноза в нашем диагностическом центре ,и только ,спустя 2месяца,когда болезнь перешла в хроническую форму,мне поставили диагноз под вопросом .Сейчас пришлось довериться аюрведам!!Дожились !!!Жена брата выходила двоих здоровых девочек -близняшек,не дали родиться девочкам!!До сих пор не найдём концов!Это только в моей семье,а сколько таких?Не молчите ЛЮДИ!!Пишите,говорите правду!!Рассказывайте о своих бедах!Может вместе мы друг другу поможем ,хотя бы информацией.В родном городе ни вылечиться , ни даже продиагностироваться не можем !!Спасибо Вам!!Мои самые искренние соболезнования семье Морозовых!

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях