Поиск на сайте

 

Приватизация правосудия руководящей кастой получила на Ставрополье документальное подтверждение в процессе «Открытой» против председателя ККС Татьяны Самойловой

В крайсуде переходят процессуальные и этические нормы, когда спасают сами себя от обвинений в беззакониях, но при этом лишают рядовых граждан права на защиту

 

 

О чём писали

Из статьи
(№13 от 8.04.19 г.)

О том, что правосудная система на Ставрополье сегодня испытывает жесточайший кризис справедливости, законности, честности, в крае говорят почти поголовно.

Примеров их изничтожения столько, что Верховному суду России впору вводить здесь, на отдельно взятой территории Ставрополья, чрезвычайное положение, как вводят особый режим в стране во время трагических событий природного или общественного свойства.

Куда уж дальше, если в суде:

- поддерживают криминальные схемы коммунальных мошенников,
- выносятся приговоры в отсутствие участников процесса,
- решения «зачитываются» в отсутствие сторон,
- вступают в сговор с «клиентами»,
- по одним и тем же обстоятельствам выносятся прямо противоположные решения,
- из дел пропадают важные свидетельства и вбрасываются «нужные «бумаги»,
- подменяются доверенности,
- исчезают аудиозаписи протоколов,
- принимают иски неуполномоченных лиц,
- процветают телефонное право и «советы старших товарищей»...

 

...Мы, представители СМИ, публично излагаем факты, вы, господа Козлов (врио крайсуда) и Самойлова (председатель ККС), эти факты обязаны проверить, сделать выводы, закрепив личной подписью - точно так же, как дающие показания свидетели подписываются под предупреждением об ответственности за дачу ложных показаний.

Именно доводы официального ответа редакция может в случае чего в судебном порядке опровергать, доказать, например, что они ложные, и привлечь к ответственности ее сочинителей.

Но в том и состоит давняя главная хитрость «проверяющих структур» (Самойлова освоила ее в высшей степени виртуозно): от прямой обязанности проверять отбиваться «отписками как бы в ответ на обращение заявителя», к категории которых авторы антикоррупционных расследований в СМИ не относятся, и эти ни к чему не обязывающие самойловские отписки к делу в Верховный суд не пришьешь.

Возмущенная неподобающим поведением Т. Самойловой наша редакция еще в конце прошлого года предъявила ей иск по статье Кодекса административного производства (КАС) «Действие (бездействие) должностного лица».

Может, стены крайсуда покраснеют от стыда?!

Как трое арбитражных судей списывали решения друг у друга

Итак, как мы уже констатировали в статье «Гуляй-поле…», председатель квалификационной коллегии судей Т. М. Самойлова за время своей работы в важном контролирующем органе ни разу не отважилась дать редакции официальный (!) ответ на факты грубейших нарушений судьями процессуальных норм, о которых писала «Открытая» в своих многочисленных статьях.

Не проводя никаких проверок, которые входят в круг ее прямых обязанностей, никогда не интересуясь у авторов расследований задокументированными подтверждениями преданных огласке фактов, всегда уходила в глубокую тень.

Отбивалась от заявителей отписками, потому что знала, что эти пустышки невозможно опротестовать в вышестоящих органах, поскольку форма «ответа» не соответствует процессуальным требованиям.

Все попытки сломать негодяйскую практику кланового укрывательства бесчестных (и даже криминальных) поступков своих коллег были безуспешными - и ясно почему. Да потому, что проверка не смогла бы опровергнуть факты, зафиксированные нами до-ку-мен-таль-но!

А признавать их в обязательном (!) официальном (!) ответе - значит, наказать грешника вплоть до снятия мантии. А если завтра нагрешишь ты - тебя таким же образом отмажут. Очень похоже на клановую торговлю лояльностью, не правда ли?!

Похоже, это милое обстоятельство и лежало в основе совсем уж недостойного поведения Самойловой, в очередной раз не пощадившей собственной профрепутации, чтобы отмыть пятна на мантиях трех судей.

На этот раз это были правоприменители  ставропольского Арбитражного суда, который рассматривал и разные иски «Открытой» к руководству УФАС. Их отказные решения повторяют друг друга - слово в слово, вплоть до запятых и грамматических ошибок.

Получается, все трое судей «заседали» в одной совещательной комнате и абсолютно под копирку печатали свои «вердикты» - с одного экземпляра, возможно, сочиненного кем-то четвертым или прямо теми персонами, которых они вывели из-под удара.


Аргумент закона

Статья 305 УК РФ прямо указывает на ответственность судьи при вынесении неправосудных решений (например, вынесение решения судьей Великородовой о восстановлении стрелочного перевода при отсутствии каких-либо подтверждающих документов), что квалифицируется как преступление против правосудия.
Почти пять столетий назад английский философ Фрэнсис Бэкон, с которым даже сегодня невозможно спорить, писал: «Один несправедливый приговор влечет больше бедствия, чем многие преступления, совершенные обывателями, ибо последние портят реки и ручьи, тогда как неправедный суд портит источник».

Читатель ответишь ,сохранит  ли надежду«всяк сюда входящий»?

Словом, налицо был факт договорного правосудия, отрицать который в силу его наглядности было бессмысленно, и Самойлова это хорошо понимала. Факт умаления правосудной власти был столь циничным, что с результатом самойловской проверки «хоровых» судебных решений, которые на Ставрополье становятся показателем приватизации правосудия теневыми фигурами, мы намеревались обратиться в Высшую квалификационную коллегию судей Верховного суда.

Самойлова, неукоснительно обязанная провести проверку, решила спасти «коллег-договорняков» привычным ей незатейливым образом -замылив жалобу, ответ на которую мы ждали от нее с августа прошлого года. И, не дождавшись пробуждения ее спящей совести и долга, подали иск к г-же Самойловой в рамках Кодекса административного производства (КАС) по статье «Действие/бездействие должностного лица».

А теперь, читатель, не уставай изумляться тому, почему так много простых граждан в крае вопиют от невозможности защитить свои права в судах, добиться справедливости и торжества закона, ведь работяга не вхож в «большие кабинеты».

На этом фоне массового отчаяния (не даром же Ставрополье лидирует по жалобам населения в Москву - в федеральные органы власти) как много в крае становится свидетельств разложения самой судейской касты.

Даже их вызывающие беззакония не находят никакого обуздания. Нарушая конституционное право рядовых граждан на защиту, руководство надзорных органов ведомства переходит все процессуальные и этические нормы, когда спасают сами себя от обвинений в беззаконии.

Хуже того, приватизация правосудия руководящей кастой получает на Ставрополье документальное подтверждение. И мы представляем его на обсуждение читателям (с последующим обращением в высшие федеральные органы власти) - как раз на примере процесса «Открытой» против председателя ККС Татьяны Самойловой.

Жалобы на руководство из края не выпускают под любым предлогом

Переходим к конкретным эпизодам. Итак, иск к Самойловой мы передали прямо в краевой суд, будучи убежденными в том, что его глава О. Козлов (как это и положено в подобных случаях) обратится в Верховный суд РФ.

Там и определят, в какой суд субъекта Федерации его направить, поскольку на решение против шерсти начальницы не рискнет ни один судья.

Ведь их  служебная карьера (присвоение классных чинов, награждения, поощрения, наказания) напрямую зависит от рекомендации возглавляемой Самойловой квалификационной коллегии.

Такая коллизия имеет правовой термин - «конфликт интересов». Например, сам Козлов еще в статусе зампреда суда яростно судился с членом квалификационной коллегии судей края Л. Свешниковой в суде, кажется, Волгоградской области.

Но Свешникова была лишь рядовым членом ККС, а Самойлова - из числа тех начальничков, чье мстительное иезуитство не каждый рядовой судья переживет.

Однако дело «Открытая» против  Самойловой» передается на рассмотрение в суд Промышленного района. И вряд ли без ведома О. Козлова, не желающего выпускать скандальное дело за пределы края.

А «наверху» и так всерьез обеспокоены ненормальной ситуацией в ставропольском ведомстве, куда, как в банку с пауками, вскоре попадет новый глава крайсуда, на место которого прочат (мы уже писали) зампреда Московского областного суда Константина Бокова.

Если заседания проходят без участия заявителя, то это уже подозрительно

Дело попало к судье Промышленного райсуда Сергею Рогозину: ни на одно из двух назначенных им заседаний начальница не явилась, не удостоив младшего коллегу объяснением.

Суд, который смог бы (и был обязан) поставить на место любого обнаглевшего гражданина, понудить саму Самойлову уважать Закон оказался не в состоянии. И растерянно предложил нам рассматривать требования к чиновной беззаконнице... в ее отсутствие.

После чего мы заявили Рогозину отвод, пояснив, что в противном случае вынуждены подать на него жалобу в ККС (все той же г-же Самойловой) - таков процессуальный порядок, превращенный окружением Козлова в орудие личной мести «от имени государства».

Рогозин отвод благоразумно принял и под аудиозапись заявил, что отправит все материалы в краевой суд для принятия решения о передаче дела в другой регион.

Решение краевого суда мы ждали долго, и были изумлены, когда получили извещение о том, что заседание по делу состоится опять в Промышленном суде - под председательством молодой судьи Натальи Лысенко.

Еще больше удивились сообщению помощника судьи о том, что это будет уже третье судебное заседание, поскольку на два предыдущие мы-де не явились.

Будучи законопослушными гражданами, не пропускающими ни одного процесса, в которых участвуем, сразу заподозрили неладное, памятуя о советах нашего опытного судебного обозревателя Раисы Андреевны Абрамовой, ловившей за руку не одного  бесчестного судью.

Так вот она настойчиво советует знакомиться с материалами на всех этапах рассмотрения - от начальной до кассационной инстанции, где в любой момент могут исчезнуть важные документы, будут вложены новые, неведомые, сфальсифицированные...


Аргумент  президента В. Путина

Современный судья просто обязан быть профессионалом, неукоснительно соблюдать закон, быть примером личной порядочности и независимости. И конечно, он должен обладать высокой правовой культурой, уважать участников судопроизводства. Такому судье будут доверять люди, а его работа, безукоризненное ведение процесса послужат повышению авторитета судебной власти в обществе.


Какие процессуальные «чудеса» происходят на судебных заседаниях

Итак, на заседании у судьи Н. Лысенко мы сразу же попросили познакомиться с материалами дела - и тут произошла заминка: нас выпроводили в коридор, и помощница лишь только начала собирать дело, подшивать разрозненные листы…

Когда же стали его изучать, у нас, что называется, глаза на лоб полезли: мы увидели, что судья и впрямь провела два заседания, на котором отсутствовали обе стороны, о причинах которых в протоколе она не сообщает, и просто переназначает дату заседания.

Между тем, здесь же находились два вскрытых (?!) конверта на мое имя, в которых (якобы?) находились извещения о заседании суда, но они до адресата не дошли и вернулись в суд с соответствующей пометкой.

Однако сама Самойлова была должным образом извещена, о чем свидетельствует поступивший прямо в день первого предварительного заседания 18 марта (о котором нас не уведомили) факсовый листок - не оригинал (!), в котором Самойлова приказывает суду в административном иске мне отказать!

Именно приказывает - по-армейски односложно, ибо в тексте, состоящем из одного приказного абзаца, не приводит в обоснование своей хотелки ни единого обоснования, равно как и не объясняет причину отсутствия на заседании.

Причем требует отказать (цитирую) «по факту недолжной проверки», то есть сознательно искажает статью КАС - «Действие/бездействие должностного лица», подменив ее фразой, правовой формы которой в КАС не существует. То есть в подтексте - все то же высокомерное пренебрежение к Закону, суду и заявителю, чьи конституционные права руководящая дама грубейшим образом нарушила. Но демонстрирует свою неуязвимость, словно уже приватизировала правосудие, которым рулит как хозяйка.

26 марта судья Лысенко проводит новое заседание, в котором также отсутствуют обе стороны и снова не пишет в протоколе причины отсутствия. Хотя тут же (повторимся) находится очередной и снова вскрытый (?!)  конверт (якобы) с извещением на мое имя, не дошедший до адресата и возвращенный в суд.

Как судья Шкода, защищая начальницу, влезал в её дело. И заслужил повышение

Смотрим дальше - и обалдеваем еще больше от того, что позволяют себе судьи вытворять. Ко второму заседанию суд принимает факс (?!) с точно таким же приказом - в административном иске заявителя к председателю ККС Т. М. Самойловой - отказать.

Но кто его подписал - изумитесь, юристы! А подписал приказ нижестоящей инстанции... заместитель председателя квалификационной коллегии судей края Алексей Шкода.

Причем в этом заявлении суду г-н Шкода ложно обозначает себя административным ответчиком по данному административному делу, к которому никаким боком непричастен.

Естественно, нет и никакого подтверждения, что А. Шкода выступает в качестве представителя своей начальницы Самойловой. Но «как не порадеть родному человечку» - взаимообразно и взаимовыгодно. И Самойлова в долгу не осталась - рекомендовала  его за этакую безоглядность идти напролом  - на повышение в состав Второго кассационного суда в Москве.

О склонности А. Шкоды к противозаконным финтам мы сообщим председателю этого суда Анатолию Бондарю, чтобы не были для него неожиданностью подобные повадки своего нового судьи, который на Ставрополье безоглядно подмахивал за свою начальницу отписки на жалобы о проделках коллег, иначе говоря, проделки покрывал.

Вот и на этот раз прикинулся «административным ответчиком» в нашем деле и отдал приказ суду, выполнив поставленную перед ним задачу своего руководства, за которым так и маячит нервная тень Олега Афанасьевича.

Однако фейковый, фальшивый «документ» за подписью вышестоящего начальника А. Шкоды принимается сотрудниками канцелярии, судьей, словно на всех нашел какой-то морок, замутивший разум и профессиональный долг.

Поразмышляйте, юристы: что еще этакое может лежать в основе выморочного поведения представителей районного суда, которые, получается, могут недолжное процессуальное лицо оформить хоть Папой Римским?

Но и это еще оказалось не последним краем профессиональной беспринципности. Читайте дальше.


Аргумент судьи Верховного суда В. Кузнецова

– Далеко не всякое неправильное судебное решение является заведомо неправосудным. От ошибок никто не застрахован, в том числе и судья. И за свои ошибки судьи тоже могут понести ответственность и по закону, и по Кодексу судейской этики.
Но сейчас мы говорим только о тех и таких незаконных судебных актах, которые выносятся судьей осознанно, с прямым умыслом на совершение преступления, с ясным пониманием смысла своих действий и их последствий.
Заведомость, по В.И. Далю, – это осведомленность, несомненность, достоверность, неоспоримость. Эта осведомленность судьи о несомненной неправильности, незаконности своих действий превращает внешне ошибочные действия в преступление.
Очень важен анализ мотивов профессиональных деяний судьи. И здесь возникает их палитра от некомпетентности и ложно понятых интересов службы до пренебрежения должностными обязанностями.
Вынося заведомо неправосудный судебный акт, судья извращает суть и смысл своей профессии – служить закону. И значит, сам исключает себя из профессионального сообщества.

На аудиозаписи звучит одно, в решении судьи - другое, а в итоге - обманка

Мы искали в деле и не нашли определения краевого суда, из которого могли бы понять, почему вместо другого региона дело опять попало в Промышленный суд. И выяснили, что оно и не покидало райсуда, хотя Рогозин под аудиозапись заверял нас, что дело в краевой суд по нашему ходатайству будет незамедлительно направлено, но в определении об этом нет ни слова.

Когда же Рогозин изменил (переписал?) свое решение? По чьему «совету»? Как же готовилась к рассмотрению дела судья Лысенко, если не «заметила», что определение Рогозина не соответствует процессуальным нормам, обязывающим дать оценку ходатайствам заявителя.

И вообще как это административное дело могло попасть ей в руки, если на этот счет в материалах нет соответствующего документа? Об этом мы прямо и спросили Наталью Лысенко - и от ее ответа прямо-таки потеряли дар речи.

Судья Наталья Лысенко молча продемонстрировала нам картонную папку (в которые час назад спешно были подшиты листы дела), на лицевой стороне которой была начертана виза за подписью председателя Промышленного райсуда О. Шетогубовой - о передаче ей административного производства судье Наталье Лысенко.

То есть «щекотливое дельце» этак по-домашнему простенько решили попридержать - по чьему-то совету из крайсуда. Кто был этим «советчиком»? Козлов? Самойлова?

Или - В. В. Песоцкий, председатель судебной коллегии по административным делам, к категории которых относится наше исковое заявление? Хотелось бы услышать на этот счет мнение самого Виталия Владимировича.

Почему ОНИ в своём ведомстве ничего не стыдятся и не боятся

А пока видим то, что никто в ставропольском правосудном царстве и не прячется.

Видим, как с ухмылочками и подмигиваниями решают договорные дела в судебном ведомстве Ставрополья, где Самойлова и Козлов в представлении многих (и по нашему убеждению тоже) становятся символом приватизированного правосудия группой чиновных лиц, которые в собственных интересах вертят законом как дышлом и вытирают ноги о Кодекс судейской этики.

Но что хуже всего, разлагают судейский корпус, его молодой (и, надеемся, еще не испорченный цинизмом) состав, вроде одетой в мантию Лысенко и ее молоденькой помощницы Виктории, о черном одеянии только мечтающей.

Обе они краснели и волновались в этом омуте абсурда, в который многоопытная Шетогубова забросила их с целью «проверки на вшивость» - на способность принимать по ее указке (тоже вынужденной «рапортовать наверх») любое решение.

Похоже, приказ своей районной начальницы судья Лысенко выполняет послушно, отказавшись принять ходатайство об отводе, которым мы хотели спасти ее от угрызений совести.

Судья отложила заседание до конца мая - до рассмотрения жалобы на ее действия в ККС, которую будет рассматривать… Т. Самойлова.

Вот такая потрясающая коллизия «бега по кругу» порождена вышеупомянутой судейской верхушкой, привести которую в этико-нравственный адекват, по-моему, можно только одним - приездом сюда специальной административной комиссии Верховного суда.

Такого в стране, конечно, еще не случалось, но все когда-то происходит впервые - особенно, когда терпению людей приходит конец, а у ставропольцев наболело и накипело много.

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
призер премии президента России
«Правда и Справедливость»
(Санкт-Петербург, 2015 г.)
 

В сегодняшней России, когда на борьбу с беззаконием во всех его проявлениях призывается все общество, запрос на справедливость, законность и честность последнего прибежища – судебной власти важен, как никогда.
Еще в V веке до н.э. великий философ и государственный деятель Перикл, при котором Афины достигли своего могущества, говорил, что именно отсутствие справедливости прежде всего разрушает государство. И неправедность даже самого незначительного судебного решения может прогреметь как набат для всей вертикали.
Из статьи  «Куда ведёт «стрелочный перевод» судьи Великородовой?»
(«АН», №1 от 10.01.19 г.)



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Кокаев Дмитрий ... (не проверено)
Аватар пользователя Кокаев Дмитрий Дзибушевич

Эта страна оккупирована безвластием и беззаконием.

Добавить комментарий