Поиск на сайте

 

 

Сельский житель самостоятельно освоил кузнечное ремесло. Ради удовольствия и небольшого дохода

 
Юрий Толстов (на снимке), бесспорно, имеет способности к технике. Он и образование получил соответствующее, окончив Новотроицкое училище, которое готовило хорошие рабочие кадры для сельскохозяйственных и транспортных предприятий.
Послужив водителем в армии, поработав сварщиком, попробовав вахтовую работу, он пришел к выводу, что надо жить на малой родине, где твои корни, где близкие люди, без которых холодно в этом мире. Но в родном селе с работой плоховато. Вот Юрий и решил осваивать кузнечное ремесло, к которому у него давняя симпатия.
 
 
Соорудил из подручного материала
 

А симпатия - от дяди Толстова, Александра Семеновича, который много лет проработал в колхозной кузне и охотно растолковывал любознательному племяннику особенности этого древнего ремесла.

- Помню, как мы с дядей играли музыку на наковальне. Он бьет по ней молоточком, я кувалдой. В разном месте наковальня звучит по-разному. Такой чудесный звон стоит! Просто душа радуется. Я эту музыку на всю жизнь запомнил, - вспоминает Юрий.

К дяде он и пришел за советом, когда решил строить свою кузницу. Первым делом нужно было найти хорошую наковальню. Это, оказывается, не так просто. И сейчас есть заводы, которые производят наковальни, но они не всегда хорошего качества. Юрий дал объявление в газету. Но долго не мог найти ничего стоящего.

А потом позвонил один мужичок: «Ищешь наковальню? У меня есть то, что тебе нужно».

Поехали с дядей. Наковальня ржавая, смотреть на нее не хочется. Но дядя говорит: «Бери, она новая, и качество отличное».

Он так и поступил, когда очистил от ржавчины, понял, что это вещь. Наковальня и сейчас служит ему верой и правдой. У хорошей  наковальни должна быть идеальной поверхность – лицо.  Без раковин, с правильными квадратным и круглым отверстиями.  Тут одновременно должны сочетаться и твердость, и вязкость металла.

И молоток достался в наследство от дяди, светлая ему память. Он не заводской, а выкованный в кузне, прочность потрясающая.

А все остальное Юрий делал сам. Печь соорудил из подручного материала. То есть из того, что нашел на свалках металла. Компрессор стоит на улице, по трубке гонит воздух в печь.

Юрий показывает мне, как это выглядит на практике. Подкинул немного уголька, разжег его щепой, включил компрессор, и огонь сразу же сделался ярче, аж загудел.

- Для горна лучше подходит курной уголь. Раньше его добывали в Карачаево-Черкесии, но сейчас шахты закрыты. Я использую обычный антрацит. Купил по случаю грузовик угля, вот уже спалил половину, - поясняет Юрий. - Дорогое удовольствие. Вообще цены сейчас высокие на все, поэтому стараюсь оборудование делать своими руками. Почти все, что есть в кузне, – самоделки.

Это и пресс, и шлифовальный станок, и станок для закручивания проволоки, арматуры. И вальцовочный агрегат, с помощью которого гнутся трубки, листы металла. Только токарный станок – заводской. Это слишком сложный агрегат. Толстов купил его на одном закрывшемся заводе, который распродавал оборудование по цене металлолома.

 
Больше хобби, чем бизнес
 

Помню, как был у одного кузнеца в Ипатовском районе. Там практически все оборудование фирменное. Бизнес поставлен широко, есть свой сайт и прочие атрибуты раскрутки. Но и цены за изделия соответствующие.

- Я середнячок. Мое производство больше хобби, чем бизнес. Еще работаю в сельской пожарной охране, потому что на кузнечном промысле много не зарабатываю, - рассказывает Юрий. - Но меня такой образ жизни устраивает. И многим клиентам это подходит. Я цены не задираю. В основном работаю на местного потребителя.

А потребителю нужны ворота, заборы, навесы, лавочки, стульчики. Этого вполне хватает, чтоб у кузнеца заказы были расписаны на два-три месяца вперед. Наверное, справедливо будет сказать, что шедевров кузнечного ремесла Толстов не создает. Но у него идеальное сочетание цены и качества.

Позвонил ему как-то из Подмосковья бывший руководитель местного сельхозпредприятия. Надо два балкона и перила на лестницу  в особняке к свадьбе сделать.

- Я тебе размеры дам, - говорит.

- А  как вам это видится? Я в Тищенке, вы в Одинцово?

После недолгого раздумья богатый заказчик сказал: «Прилетай!»

Толстов там две недели жил. Кузницу арендовали в Можайске. Когда все было готово, хозяин спохватился: «А забор?» До свадьбы оставалось два дня, а лекала у Юрия дома.  Пришлось ставропольским друзьям Автандиловича ехать к Юре домой, а потом лететь с лекалами в Москву.

Юрий справился с заданием. Автандилович доволен. И, несмотря на все транспортные расходы, содержание кузнеца, он потратился значительно меньше, чем если бы воспользовался услугами столичных мастеров.

 
 
За ценой не стою, не крохоборствую
 

Юрий не скрывает, что за этот заказ взял нормальные деньги, так как заказчик был не бедный. А вот многим сельским жителям он делает большие скидки.

- Если просит бабушка навес или ворота, которые лет тридцать не меняла, как с нее большие деньги брать? Иной раз только стоимость металла в цену включаю, а труд свой в подарок. Понимаю, что не по-бизнесменски это, зато по-людски. Не пойдут впрок деньги, если ты против совести их взял. Я считаю, что людям надо идти навстречу. Если можешь сделать доброе дело, сделай его. Оно потом  тебе вернется каким-то другим образом. А не вернется, тоже не беда.

Чтобы все было по совести, Толстов дает гарантию на свои изделия. Конечно, гарантийных талонов не выписывает, а просто готов приехать и поправить, если его недоработка.

- Однажды еду по Изобильному мимо дома, где ворота ставил. Смотрю, покореженные все. А вчера нормальные были. Неужто ветром сорвало? Но хозяин сказал, что это грузовиком родственник так зацепил. Ко мне претензий нет. А бывает, замки ломаются. Это не моя вина, но люди просят заменить. Я это делаю бесплатно. Стыдно крохоборствовать. Мне приятней спасибо услышать, чем лишний стольник в карман положить.

 
Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора
Село Тищенское,
Изобильненский район
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий