Поиск на сайте

 

 

Эксклюзивное интервью "Открытой" руководителя Следственного комитета Ставропольского края Сергея Дубровина.

 

На прошлой неделе свою первую пресс-конференцию дал руководитель вновь созданного силового ведомства – краевого Следственного комитета – Сергей Дубровин, ранее работавший первым заместителем прокурора края. Следственный комитет края начал работу 7 сентября. В его ведении находится расследование уголовных дел, а лишившаяся этой функции прокуратура будет заниматься исключительно надзором за соблюдением законодательства в различных сферах. Впрочем, закон оставляет прокурорским работникам несколько возможностей влиять на ход следствия.
Дубровин рассказал, что в краевом Следственном комитете создано 15 межрайонных и 7 общекраевых отделов с общим штатом триста человек. Костяк ведомства составили бывшие прокурорские следователи. Сейчас в краевой Следственный комитет из прокуратуры уже передано более 600 уголовных дел, находящихся на стадии предварительного следствия, в планах - передача уголовных дел, приостановленных в предыдущие годы из-за невозможности установить преступников. Также в Следственный комитет ушло более тысячи материалов различных проверок, по фактам которых, возможно, также будут возбуждены уголовные дела.
Отдельный вопрос журналисты задали о проверках деятельности администрации Ставрополя, проведенных недавно комиссией Счетной палаты и краевого правительства, в ходе каждой из которых выявлены финансовые нарушения почти на 1 млрд. рублей. Дубровин ответил: «Материалы обеих проверок переданы в отдел по расследованию особо важных дел Следственного управления края. Решения по ним пока не приняты, поскольку назначаются различные серьезные экспертизы».
41-летний Дубровин родом из Тамбовской области, в органах прокуратуры проработал без малого 16 лет. Естественно, журналисты не могли не задать вопрос: существуют ли коренные различия в криминогенной ситуации на Тамбовщине и на Ставрополье? По словам Дубровина, на своем веку он не встречал такого количества экономических преступлений, а также коррупционных дел в отношении государственных и муниципальных служащих, прокурорских работников и судей, как в нашем крае.
После пресс-конференции Сергей Дубровин дал эксклюзивное интервью «Открытой» газете, читайте его ниже.

- Как известно, созданию Следственного комитета предшествовала горячая полемика в обществе и даже Генеральной прокуратуре России. Первый замгенпрокурора РФ Александр Буксман высказывал опасения, что «следствие само будет себя контролировать», а по мнению заместителя генпрокурора Сабира Кехлерова, «лишение прокурора права на уголовное преследование является нонсенсом».
- Право на собственное мнение о структурных изменениях имеют и прокуроры, но когда решение принято, все дискуссии прекращаются. Убежден, реформа прокуратуры принесет лишь положительные результаты. В положении о Следственном комитете сказано, что он является «органом прокуратуры РФ, обеспечивающим в пределах своих полномочий исполнение законодательства РФ об уголовном судопроизводстве».
Прокуратура и Следственный комитет – это единая система. Произошло лишь необходимое, давно назревшее разделение функций. Ранее следователи прокуратуры находились в двойственном положении: с одной стороны, прокурор осуществлял за ними надзор, а с другой – был их непосредственным руководителем, что в ряде случаев могло вредить объективности. Теперь же все следственные подразделения – и нашего комитета, и милиции, и ФСБ, и другие – находятся по отношению к прокуратуре в условиях «равноудаленности».
- Верно ли толкуют, что в ходе реформы прокуроров лишили права на уголовное преследование?

- Нет, это утверждение неверное. Прокурор по-прежнему продолжает осуществлять надзор над досудебным производством – то есть дознанием и следствием. В ходе реформы изменился лишь объем этого надзора. Во-первых, прокурор осуществляет надзор за законностью принятия, регистрации и рассмотрения сообщений о преступлениях в Следственном комитете.
Во-вторых, следователь обязан незамедлительно направлять копию постановления о возбуждении уголовного дела прокурору, который может это постановление в суточный срок и отменить, если усмотрит процессуальные нарушения.
В-третьих, прокурор, как и раньше, утверждает составленное следователем обвинительное заключение, а затем поддерживает сторону обвинения в суде. Если он не согласен с выводами следствия, то может вернуть дело на доследование или отказаться от поддержки гособвинения в суде.
- Многие, в том числе и юристы, выражают опасение, что следователи в комитете окажутся в значительной степени бесконтрольными, особенно в районах – там усмотреть за ними из краевого центра будет сложно. Кто же будет осуществлять контроль над следствием?
- Тоже напрасные опасения. Генеральный прокурор Юрий Чайка своим приказом создал в прокуратуре сразу три новых контролирующих подразделения. Это Главное управление по надзору за следствием и еще два управления: одно будет надзирать за расследованием уголовных дел, другое – за дознанием и оперативно-розыскной деятельностью в прокуратуре, МВД, Госнаркоконтроле, налоговых и таможенных органах. Так что еще раз подчеркну: все разговоры о якобы ослаблении прокурорского надзора за следствием несостоятельны.
- Люди не застрахованы от возможного произвола следователя. Раньше простой гражданин знал, что в случае чего жаловаться нужно прокурору, и тот обязан отреагировать. Теперь все, что сможет прокурор, - это обратиться с рекомендательным письмом к начальнику Следственного комитета, который с прокурорскими доводами может согласиться, а может и не согласиться. Как будут разрешаться неизбежные в таких ситуациях противоречия?
- Противоречий здесь нет. У прокуратуры и Следственного комитета разные функции: первое ведомство осуществляет надзор за исполнением законов, а второе - расследование преступлений. Однако гражданин может обратиться с любыми жалобами как к прокурору, так и к руководителю «проштрафившегося» следователя (вплоть до начальника Следственного комитета РФ) - и оба обязаны отреагировать в рамках своих полномочий. Так, если при расследовании уголовного дела были допущены нарушения УПК, надзирающий прокурор может отказать в утверждении обвинительного заключения и направить дело на доследование.
- Как сообщает еженедельник «Южный репортер», Следственный комитет Ставропольского края - второй по численности штата сотрудников (после Ростовской области) и числу следственных отделов (после Ингушетии) в ЮФО. С чем это связано?
- У нас численность штатов не больше, чем в других регионах ЮФО. Нашему управлению утвержден штат в 300 сотрудников (в том числе 236 оперативных работников), в настоящее время на работу мы приняли уже более двухсот. Работы хватит всем и, наверное, сверх головы. Ведь криминогенная ситуация в крае весьма напряженная: из года в год растет преступность (особенно по «тяжким» статьям Уголовного кодекса). Эти показатели, увы, у нас давно выше, чем в среднем по ЮФО и России. В краевой Следственный комитет передано более 600 дел, ранее находящихся в производстве прокурорских следователей, и из них 129 по убийствам.
- Чем вы объясняете такой аномально высокий уровень преступности в крае?
- Причин множество, в том числе особое геополитическое положение Ставрополья в сердце Северного Кавказа, на «разломе» Востока и Запада, мощные миграционные потоки, наличие курортного региона Кавминвод, который, словно магнит, притягивает преступников всех мастей и так далее. Увы, сказались и многолетние недоработки силовых структур, в том числе и краевого надзорного органа, деятельность которого раскритиковала бригада Генпрокуратуры РФ в начале этого года. Проверяющие выявили более тысячи фактов укрытия преступлений от регистрации, в том числе 44 убийства!
- Сергей Васильевич, вы упомянули про регион Кавминвод, одной из основных проблем которого является организованная преступность. В минувшую субботу в центре Минеральных Вод был застрелен местный предприниматель, у которого украли чемодан с золотыми украшениями. В 2002 году были осуждены члены банды Вердияна, в 2003-м - банды Хубиева, в 2004-м - банды Текеева, терроризировавших Кавминводы и грабивших состоятельных граждан. В мае началось следствие еще по одному громкому делу такого рода. Можете рассказать подробнее?
- Методы «работы» этой банды особо не отличаются от методов, которые практиковались в тех преступных сообществах, что вы упомянули. Следствие установило, что 31-летний житель Кавминвод два года назад создал на территории курортного региона хорошо вооруженную и четко структурированную банду, промышлявшую разбойными нападениями на граждан и организации. Членов банды он набирал из проверенных людей - родственников и знакомых.
Каждый налет преступники детально планировали: вели слежку за потенциальными жертвами, собирали обширную информацию. Разбойникам удалось завербовать в свои ряды даже сотрудника пятигорского ГИБДД. Сейчас доказано более 30 фактов нападений, а кровавая добыча налетчиков составила не менее 10 миллионов рублей. Обвиняемыми по делу проходит 10 человек, пятеро под арестом, пятеро в бегах.
- Еще один бич Кавминвод - заказные убийства. Из громких эпизодов последнего времени вспоминается покушение на главного врача Центральной городской больницы Пятигорска Людмилу Нестерец и убийство ее бывшего зама, главврача поликлиники Станислава Валентина. Есть ли подвижки в расследовании этих преступлений против медиков? Поговаривают, что они связаны с громким «инсулиновым» делом пятилетней давности.
- «Инсулиновое» дело было возбуждено в отношении заведующего аптекой и врача-эндокринолога пятигорской поликлиники, которые расхищали этот препарат, предназначенный для льготников, и перепродавали его. В октябре 2002 года они были осуждены к 3,5 годам лишения свободы условно и денежному штрафу. Несмотря на то, что Нестерец и Валентин были сотрудниками этой же поликлиники, по данным следствия, между «инсулиновым» делом и недавними покушениями на медиков никакой связи нет. Сейчас уголовные дела, возбужденные по факту покушения на Нестерец и убийства Валентина, приостановлены, ибо не удалось установить личности преступников. К сожалению, нераскрытые заказные убийства остаются наиболее серьезной проблемой для следствия. Но мы с этим не намерены мириться, в планах создание в структуре Следственного комитета специализированного подразделения по раскрытию преступлений прошлых лет (в МВД такое управление уже есть и довольно-таки неплохо себя зарекомендовало).
- Сергей Васильевич, а какие еще резонансные дела находятся в производстве краевого следственного управления?
- Передача дел пока не закончена, она продлится до 2008 года. Из переданных прокуратурой нам дел 37 приняты к производству отделом по расследованию особо важных дел. Наиболее резонансным среди них, на мой взгляд, является уголовное дело по факту убийства в ночь на 3 июня двух ставропольских студентов, Блахина и Чадина, спровоцировавшего массовые беспорядки на национальной почве. Расследование по этому делу продолжается. Останавливаться на этом преступлении не буду, поскольку пресса подробно о нем писала.
Еще одно громкое дело - по факту систематических хищений нефти из врезки в нефтепровод «Каспийского трубопроводного консорциума» в Ипатовском районе. («Открытая» газета писала об этом: см. «Криминальная труба», №17 от 2 мая с.г. - Авт.). Следствие установило, что действовала преступная группа из 12 человек, в числе которых граждане Северной Осетии и нашего края (один из преступников - сотрудник светлоградского батальона ДПС). Воры облюбовали нефтепровод «Тенгиз - Новороссийск», по которому транспортируется самая качественная каспийская нефть. Затем на подпольных заводах производили дорогой бензин. Задержали преступников с поличным в результате спецоперации краевого ФСБ.
- Вы упомянули про убийство двух студентов в Ставрополе в начале июня. На прошлой неделе был освобожден из-под стражи обвиняемый в этом преступлении Андрей Кейлин. Невиновный человек просидел в следственном изоляторе три месяца, кто за это ответит?
- Это тот самый случай, когда следствие ни в злонамеренности, ни в отсутствии профессионализма винить нельзя. Такое вот совпадение: представьте, Кейлин очень похож на фоторобот преступника, составленный со слов очевидцев убийства. Более того, на него указали во время очной ставки сразу двое свидетелей убийства.
Пока он находился под стражей, следствие проверяло его алиби, проводились сложные экспертизы. Мы получили выводы экспертов совсем недавно, и они свидетельствовали о невиновности Кейлина - после чего он был освобожден. Но все равно осадок остался. Следователь прокуратуры Виталий Сабадаш (ныне сотрудник Следственного комитета), который вел дело Кейлина, от своего имени уже извинился перед ним.
- В обществе бурно обсуждаются убийства на дороге, виновниками которых являются высокопоставленные чиновники края и работники правоохранительных органов. Пожалуй, самая известная история из этого ряда случилась прошлым летом с главой администрации Пятигорска Игорем Тарасовым. Его джип ночью на трассе протаранил «Жигули», пятеро пассажиров которого скончались. В суде дело завершилось примирением, Тарасов выплатил родственникам погибших большие суммы. Этот факт дал повод федеральным СМИ с горечью констатировать: в России появилась «лицензия на убийство».
- Такие «коммерческие перемирия» не только задевают нравственные чувства нормальных людей, но и с точки зрения закона они тоже небезупречны. Как записано в Уголовно-процессуальном кодексе, судья вправе завершить дело примирением сторон только в исключительных случаях, если преступление имеет небольшую или среднюю тяжесть.
В декабре прошлого года Кочубеевский райсуд прекратил дело в отношении Тарасова за примирением сторон, краевой суд утвердил это решение. Прокуратура постановление суда опротестовала, потребовав повторного рассмотрения дела в райсуде в новом составе. Но краевой суд остался столь же непреклонен.
В июле прокуратура края направила аналогичное представление в Генеральную прокуратуру РФ. О результатах его рассмотрения нам пока не известно. Однако я надеюсь, что законность все же восторжествует и виновник трагедии на дороге понесет заслуженное наказание.
- Ставрополье печально прославилось на всю страну вспышками массовых заболеваний. Зимой прошлого года после прививок «Грипполом» десятки воспитанников ставропольских детсадов попали в больницу с тяжелыми аллергическими реакциями, возбуждено уголовное дело. В нынешнем году трижды происходили вспышки дизентерии - в Ставрополе, Георгиевском и Благодарненском районах, госпитализированы сотни людей. Снова были возбуждены уголовные дела, но об итогах их расследования широкой общественности ничего не известно. Почему? Понес ли хоть кто-то наказание?
- Начну с ситуации вокруг отравлений. По всем фактам возбуждены уголовные дела по ст. 236 УК РФ («Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей»), деятельность инфекционно опасных пищевых предприятий приостановлена. Более конкретной информацией не располагаю, потому что эти дела отнесены к подследственности милиции.
Теперь о «Грипполе». Зимой прошлого года в крае была вакцинирована 101 тысяча человек, в том числе 35 тысяч детей, аллергические реакции отмечались лишь у 70 детишек. Процент, как вы понимаете, небольшой. Прокуратурой было возбуждено уголовное дело по факту халатности медработников. Однако, как выяснили следователи, вины медиков в этом нет - они действовали в полном соответствии с законом, а появление аллергии у отдельных детей просто невозможно было предугадать и предупредить. Так что дело о халатности было прекращено.
- Как вы сообщили на недавней пресс-конференции, почти каждое десятое дело, переданное в ваше следственное управление, касается должностных преступлений, в том числе фактов коррупции. Даже южный полпред Дмитрий Козак (теперь уже бывший) на недавнем совещании в Ессентуках отмечал, что коррупционная ситуация на Ставрополье одна из самых тяжелых в ЮФО.
- Действительно, коррупция - огромная и страшная беда края. Взятки берут не только чиновники (в том числе «первые лица»), но и судьи, работники прокуратуры, милиции, адвокаты. Приведу навскидку несколько примеров. Сейчас в нашем производстве находится дело в отношении бывшего главы одного из сельсоветов Кировского района, обвиняемого во взяточничестве. Он получил мзду от директора местного совхоза за оформление договора аренды земельного участка площадью 200 га. Сейчас взяточник заключен под стражу.
В марте было возбуждено дело в отношении новопавловского адвоката, который также обвиняется в мздоимстве. Одному из своих клиентов он обещал за 150 тысяч рублей убедить следователя ГУВД изменить квалификацию уголовного дела. Клиент обратился в ФСБ, те установили за адвокатом наблюдение и задержали юриста, когда тот получал от своего подзащитного мзду.
Но, конечно, самое громкое - дело, возбужденное 14 сентября в отношении прокурора Ленинского района Власова. За взятку в размере 300 тысяч рублей он обещал подследственному изменить квалификацию уголовного дела на более «безобидную», а посредником в этой сделке выступил первый заместитель начальника краевого управления МЧС Киселёв. Первый «взнос» в сто тысяч рублей Власову был передан, а в момент передачи «остатка» в сумме двести тысяч обоих задержали оперативники ФСБ. В случае, если вина Власова будет доказана, ему, в соответствии с ч. 4 ст. 290 УК РФ грозит до 12 лет лишения свободы.
- Полномочия Следственного комитета поистине безграничные, если он, как говорят, вправе возбуждать уголовные дела даже в отношении самого генпрокурора РФ, кандидатов на пост президента, судей Верховного суда...
- Да, такое предусмотрено законодательством. Но возбуждать дела против этих и других высокопоставленных лиц (так называемых госслужащих класса А) вправе лишь руководитель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин.
- Ходят слухи, что в кабинетах следователей установят видеокамеры и прослушивающие устройства, чтобы у них не возникало желания так или иначе преступить закон.
- До такой слежки, конечно, не дойдет, но работа по профилактике коррупции в Следственном комитете будет самая серьезная, методика ее уже известна и отработана в других силовых ведомствах.
Во-первых, со всеми сотрудниками заключен годичный контракт, что позволит спокойно и всесторонне оценить каждого чиновника, его нравственные и профессиональные качества, умение эффективно вести расследования.
Кроме того, в контракте записано неукоснительное требование: следователь своим поведением не должен давать повода для умаления чести и достоинства государственной власти. Если за год работы он купил крутой джип или построил особняк, это дает повод задуматься о его чистоплотности. Внимание к каждому сотруднику будет самое пристальное, случайных людей будем отсеивать, расставаться с ними придется без сожаления.
Во-вторых, руководители даже отделов краевого следственного управления назначаются лично начальником Следственного комитета РФ Александром Бастрыкиным (в надзорном органе руководителей отделов назначает краевой прокурор).
В-третьих, в нашем управлении уже создан отдел процессуального контроля. В ближайшее время закончится формирование службы собственной безопасности, главная задача которой и будет состоять в том, чтобы не допустить в следственные структуры непорядочных людей.
- Недавно Россия подписала Конвенцию ООН против коррупции, Госдума вот-вот рассмотрит проект закона «О противодействии коррупции», который лежал под сукном почти 15 лет, в правительстве намерены создать антикоррупционный комитет. На ваш взгляд, будут ли действенны все эти меры?
- Будут действенны, но не сразу. Ни Конвенции, ни комитеты разом не решат наши проблемы. В России борьба с коррупцией была неэффективной потому, что боролись не с явлением, не с его истоками и причинами, а с отдельными проявлениями. Это как битва со Змеем Горынычем - если мы отрубим одну голову, на ее месте тут же вырастает три новые. Бороться с коррупцией должны не отдельные люди, партии, фонды, комитеты - противостоять ей должно общество в целом.
В обществе должен сформироваться такой моральный климат, при котором дать или получить взятку считалось бы крайне позорным деянием. А еще и опасным для карьеры и свободы. Под коррупционером должна гореть земля, мздоимец должен понимать, что он больше потеряет репутационно, чем выиграет материально. Коррупция - в большей степени проблема не просто плохих или хороших людей, это проблема гражданского самосознания, не только правовой, но и общей культуры населения.
- По вашему, мы еще не готовы к этому?
- Как ни прискорбно признавать, но в современной России граждане зачастую сами способствуют процветанию этого большого социального зла. Так, за восемь месяцев нынешнего года в крае зарегистрирован 31 факт дачи взятки должностному лицу (в том числе правоохранителям). В реальности же наверняка в десятки раз больше. Зато с заявлениями о вымогательствах взяток и других служебных злоупотреблениях госслужащих граждане обращаются в компетентные органы крайне редко.
- Но причина - ясна: люди не доверяют силовым структурам, считают, что их обращения туда бесполезны. Недавно были обнародованы исследования Института социально-политических исследований РАН, согласно которым две трети россиян не доверяют правоохранительным органам и судам.
- Для такого недоверия, конечно, есть основания. Но времена меняются, приходят новые люди, как, например, премьер-министр РФ Виктор Зубков, который назвал борьбу с коррупцией приоритетной задачей правительства. В стране формируются новые структуры, как, например, наш Следственный комитет, который также нацелен на то, чтобы стать действенным оружием в решающей битве государства против коррупции.
- Насколько открытой для общественных глаз и ушей будет деятельность Следственного комитета?
- Мое глубокое убеждение: граждане больше бы доверяли правоохранительной системе, если бы знали о целях и задачах каждого ведомства, о его достижениях и неудачах. В структуре нашего управления создан отдел по связям с общественностью, мы готовы тесно взаимодействовать со СМИ, оперативно и полно информируя их о результатах нашей работы.
Надеемся мы и на активную позицию самих журналистов. Недавно генеральный прокурор РФ Юрий Чайка заявил, что одним из важнейших направлений работы для прокуратуры станет проверка публикаций в СМИ о совершенных или готовящихся преступлениях. То есть мы возвращаемся к забытой модели, когда журналистские расследования были весьма действенным инструментом борьбы общества и государства за верховенство закона.
- Журналистам вы рассказывали, что на вашей прежней работе в Тамбовской области по каждому серьезному преступлению на место происшествия обязательно выезжают первые лица прокуратуры. И вас удивило, что на Ставрополье такой практики нет.
- К любому положительному опыту мы не останемся безразличными. Я уже подписал приказ, по которому руководители следственных подразделений нашего управления обязаны лично выезжать на места убийств, техногенных катастроф, терактов и иных резонансных преступлений. Они будут контролировать ход первоначальных следственных действий, налаживать контакт с другими правоохранительными органами и структурами власти. Конечно, это позволит повысить процент раскрываемости преступлений, который в последнее время упал в крае до катастрофически низких отметок - по статистике последних лет, раскрывается лишь две трети зарегистрированных преступлений.
- Проверка Генеральной прокуратурой России деятельности краевого надзорного органа показала явные провалы в работе с кадрами. А какова ваша оценка кадрового потенциала сотрудников Следственного комитета края?
- Кадры мы получили такими, какие они есть, - большинство наших сотрудников перешли на работу из следственных подразделений прокуратуры. Тем не менее к назначениям в наше управление мы подошли с высокими мерками, на оперативные и руководящие должности назначены специалисты с большим опытом следственной работы.
Конечно, закрыть все вакансии опытными старожилами мы не смогли - и закрыть их придется за счет молодых специалистов, которых будем и учить, и доучивать. В том числе с помощью опытных наставников, как действующих, так и отставных прокурорских работников. Большой резерв для этой работы мне видится в Совете ветеранов прокуратуры, который при прежних руководителях надзорного органа перестал существовать, но мы его намерены возродить и в полной мере использовать его богатый опыт.
Планируем набирать в штат и бывших оперативных сотрудников милиции. Основные требования к кандидатам уже неоднократно озвучивал Александр Бастрыкин, - «совестливость, нравственность, порядочность, профессиональная этика, высокая квалификация».

Беседовал
Сергей ЕВСЕЕВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий