Поиск на сайте

 

 

Своими приоритетами ставропольская Фемида считает независимость и высокий профессионализм

 

Реформа судебной системы России стартовала лет 15 назад. Многое с тех пор было сделано для реального разделения властей - законодательной, исполнительной, судебной, - однако практика оказалась и шире, и сложней. Даже Кремль, дипломатично сглаживающий острые углы, вынужден констатировать: до конца судебная реформа так и не состоялась.
Вместе с тем ставропольские суды в своем развитии не стоят на месте, методично настраивая и оптимизируя сложный, многоуровневый рабочий механизм. Понимают в краевом суде и другое: залогом справедливого и достойного правосудия является высокий, безукоризненный авторитет людей в мантиях. 
Судьи сами почувствовали, что открытость, прозрачность, объективность в первую очередь нужны им самим, а потому особенно обидно и больно, когда один нерадивый сотрудник бросает тень на весь большой коллектив. В этом смысле хороший пример своим подчиненным подает недавно занявший важнейший пост в иерархии ставропольской власти и с самого начала взявший курс на оздоровление правосудной системы, в том числе ее морально-нравственного климата, председатель Ставропольского краевого суда, доктор юридических наук Александр КОРЧАГИН.

 

На суд пытаются давить
- Александр Юрьевич, профессия судьи накладывает жесткие ограничения в отношениях с другими людьми, и журналистами тоже. Кодекс судейской этики, к примеру, запрещает комментировать судебные решения. Но журналисты всего знать не могут и нуждаются в пояснениях профессионалов. Кто же поможет им, как не судьи, разбирающиеся в тонкостях законодательных и жизненных перипетий? 

- Я с вами совершенно согласен в том, что судья досконально владеет нюансами дела, оказавшегося в его производстве, но запрет на комментарии надо воспринимать не как попытку корпорации что-то утаить от общественности, а как обязательный элемент в объективности суда.
Человек, выбравший профессию судьи, должен явственно понимать: ему предстоит отказаться от множества вещей, доступных всем остальным. В некотором роде мы схожи с монахами, отказавшимися от многих благ ради служения Богу. Желающий стать судьей обязан решить, готов ли он ущемить свою свободу ради служения обществу.
Напомню, что судья не вправе делать публичные заявления, комментировать решения, выступать в прессе по существу дел, находящихся в производстве суда, до вступления в законную силу принятых по ним постановлений. Также судья не вправе публично, вне рамок профессиональной деятельности, подвергать сомнению постановления, вступившие в законную силу, и критиковать профессиональные действия коллег.
- Такое положение есть и в проекте Кодекса судейской этики, который пока что находится на обсуждении профессионального сообщества.
- Да, это отражено и в Кодексе. Кроме того, его 13 статья полностью посвящена средствам массовой информации.
Во взаимоотношениях с журналистами судья должен проявлять осмотрительность, сохранять  независимость и беспристрастность, воздерживаться от использования СМИ в личных целях, а также от необоснованных высказываний по рассматриваемым делам.
Судьи, подвергшиеся критике, не могут публично отвечать на нее. В таких ситуациях допустимы только комментарии пресс-служб судов, органов Судебного департамента при Верховном суде России, а также органов судейского сообщества.
- Что может предпринять судья, который считает, что его деятельность в прессе освещается необъективно? В Кодексе по этому поводу сказано весьма туманно: «...обращение в правоохранительные органы по вопросам защиты чести и достоинства целесообразно лишь в том случае, если иные способы реагирования исчерпаны...»
- Вот перечень основных форм урегулирования конфликта: использование положений закона о средствах массовой информации, обращение в суд, прокуратуру и к судебным приставам. Однако в некоторых ситуациях разрешить конфликт существующими способами все же не удается.
- Что же это за ситуации? 
- Давления на суд. Не случайно на недавнем Всероссийском Совете судей председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов предложил проработать вопрос наделения Фемиды правом возбуждать уголовные дела по фактам воспрепятствования правосудию.
В таких случаях следственные органы обязаны будут провести расследование доводов, изложенных в материалах дела. Давление на судей является одной из острых проблем в нашей работе, о чем почти ничего не знают рядовые граждане, но с этим практически ежедневно сталкиваются судьи.

 

За рекомендацией в очередь
- Как вы считаете, почему судье не рекомендуется вступать в партию, но при этом он может состоять в любой общественной организации?

- Политическая партия - это особый общественный механизм, в котором действует принцип иерархии, своего рода вертикаль власти.
Служить интересам партии и одновременно быть профессиональным судьей зачастую невозможно. А потому партийное ограничение продиктовано прежде всего обеспечением беспристрастности и независимости судейского корпуса от внешних влияний.
В то же время, как вы заметили, отсутствует запрет на участие в общественных организациях, и это абсолютно правильно. Судья ведь не должен быть «сухарем», который не интересуется ничем другим, кроме работы. Напротив, чтобы лучше исполнять свои обязанности, он должен вести активную общественную жизнь.
- Механизм назначения судей, критерии их отбора для общественности остаются закрытыми. Не кажется ли вам это странным?
- Я понимаю, вы хотите сказать о некоторой субъективности при назначении судей. Но, чтобы исключить ее, как раз и существуют статьи 119 российской Конституции и 4 закона «О статусе судей в Российской Федерации», устанавливающие единые требования для вступления в должность.
Например, чтобы стать судьей районного суда общей юрисдикции, мирового и арбитражного судов, надо иметь стаж работы по юридической специальности не менее пяти лет. Для занятия должности судьи краевого суда - семь лет.
Отбор кандидатов ведется на конкурсной основе. Для начала предстоит сдать экзамен комиссии из двенадцати человек, членами которой в крае являются наиболее опытные, высококвалифицированные судьи: от краевого суда - трое, от арбитражного - четверо, от районных судов - двое, один мировой судья, а также известный правовед, ректор Ставропольского института имени Владимира Чурсина.
- Сдать экзамен и...
- ...стать судьей общей юрисдикции, мирового и арбитражного суда. Полгода назад, в связи с изменениями в закон «О статусе судей в Российской Федерации», из компетенции экзаменационной комиссии края был исключен отбор на должности военных судей.
Заявления для сдачи экзамена принимаются ежедневно, а комиссия заседает  ежемесячно. Тому, кто успешно прошел конкурсный отбор, выдается соответствующее удостоверение, действительное в любом регионе.
Однако экзамен может стать как первой ступенькой к серьезной работе, так и барьером для тех, чьих знаний недостаточно. Например, в прошлом году в экзаменационную комиссию обратились 124 соискателя на должность, 33 из них испытание не прошли. 
А уже по результатам экзамена квалификационная коллегия рекомендует одного или нескольких кандидатов на должность судьи, учитывая уровень их профессиональной подготовки, характеристику с места работы, организаторские способности, деловые и моральные качества.
В прошлом году было рассмотрено 99 заявлений кандидатов, из них 90 - на должности судей общей юрисдикции, 9 - судей арбитражного суда. Рекомендации получили 77 человек, треть из них в суде до этого не работали.
За первые три месяца этого года рассмотрено 20 заявлений кандидатов, к работе рекомендовано 19 (шестеро новички). Одному кандидату, претендовавшему на вакантную должность председателя Левокумского районного суда, пришлось отказать. Это решение было обжаловано им в краевом суде, но оставлено без изменения.
- Что в основном служит причиной отказа?
- Высокие требования к кандидатам, оценка которых производится исходя из профессиональных и личных качеств, в том числе моральных, нравственных. От судьи люди ожидают не только знания закона, но, может быть, в большей степени порядочности, честности, вдумчивости, объективности.
Чем больше претендентов на судейское место, тем выше вероятность того, что его займет наиболее достойный. А гласность в работе квалификационной коллегии, объективное и полное информирование общества является залогом формирования достойного судейского корпуса, повышения его авторитета в глазах общественности.
- Где можно узнать о вакантных должностях судей?
- Такая информация регулярно печатается в официальной краевой прессе, а также размещается на сайте Квалификационной коллегии судей края  (www.vkks.ruwww.vkks.ru). 
Общественность вправе знать, кто конкретно откликнулся на публикацию о конкурсе, пожелал в нем участвовать и победил. Особенно важно это при открытии новых участков мирового суда или заполнении вакансий в районных и городских судах, максимально приближенных к населению.

 

Реформа продолжается
- Как вы думаете, почему до сих пор не создан механизм случайного распределения дел между судьями, это ведь только повысило бы независимость Фемиды?

- Действительно, механизм случайного распределения дел во многом способствует объективности при их рассмотрении. К этому же призывают и рекомендации Комитета министров Совета Европы «О независимости, эффективности и роли судей», содержащие существенные принципы для понимания судейской независимости.
Распределение может проходить путем жеребьевки, в алфавитном порядке, каким-либо иным способом. Кроме того, дело не должно изыматься у судьи без веских на то оснований.
Однако в российских условиях механизм случайного распределения не всегда применим и даже оправдан. Представьте, пришел молодой судья, и на него сразу свалилась масса сложных дел. Да он просто захлебнется в них!
А потому в таких случаях председатель суда постепенно вводит новичка в рабочую колею, понимая, что от его результатов зависит чья-то судьба. То есть в «ручном» режиме, через председателя, возможно регулировать нагрузку на судью, что позволяет рассматривать дела качественно и в срок.
Как видите, однозначного ответа на ваш вопрос нет, оба варианта имеют как достоинства, так и недостатки.
- На одном из совещаний вы привели интересную статистику: краевой суд «отбраковывает» около 8 процентов приговоров по уголовным делам и 14 процентов - по гражданским. При этом в двух третях случаев изменение или отмена вердикта связаны с неправильным применением процессуальных норм. О чем, по-вашему, свидетельствуют эти цифры?
- К сожалению, в нашей практике есть случаи, когда судьи ошибаются, в том числе применяя нормы процессуального права. Иногда даже незначительная ошибка в процессе может стать серьезным барьером, который препятствует вынесению законного, обоснованного и справедливого решения.
По гражданским делам судьи чаще всего не привлекают к участию в процессе всех заинтересованных лиц, ненадлежащим образом извещают стороны о дате, времени и месте судебного разбирательства. По уголовным делам наиболее характерным недостатком является нарушение прав подсудимых на защиту.
- Скоро в судах общей юрисдикции апелляционные инстанции сменят надзорные - с 1 января 2012 года при рассмотрении гражданских дел, а еще год спустя - уголовных. Считается, что апелляция - процедура, максимально приближенная к работе судов первой инстанции, - заметно повысит качество рассмотрения дел, а также сократит число жалоб, которые подаются на решения суда, уже вступившие в законную силу. Согласны?
- Полностью согласен. Смотрите, что получается. В действующем гражданском процессе апелляция и кассация выступают в качестве альтернативных, исключающих друг друга форм пересмотра решений, еще не вступивших в законную силу.
В реальности же современная кассация (предназначена для проверки решений федеральных судов) представляет собой неполную апелляцию (служит для пересмотра решений мировых судей) и по своей природе они очень близки. Основное различие между ними в том, что суд апелляционной инстанции по-новому, вторично изучает и разрешает дело, тогда как кассационный суд осуществляет контрольные функции и проверяет, является ли решение законным и обоснованным.
Поскольку апелляционные суды - это суды вышестоящей инстанции, то уголовные и гражданские дела предполагается рассматривать в составе трех профессиональных судей в полном объеме, то есть с проверкой и оценкой как фактических обстоятельств дела, так и  юридической их квалификации. При этом должно быть либо подтверждено решение нижестоящего суда, либо принято новое решение по существу дела.
Как видите, такая проверка судебных решений должна только повысить их законность и обоснованность, а также сократить сроки рассмотрения дел. Мы же со своей стороны перемен не боимся и готовы к любым нововведениям.

 

Статистика – дело хитрое
- В начале марта пресса опубликовала очередной доклад Уполномоченного по правам человека в крае. На некоторых цифрах, касающихся непосредственно деятельности судов, позвольте остановиться подробнее. Итак, по вопросам отказа в условно-досрочном освобождении поток жалоб в прошлом году вырос с 15 до 35 процентов. Ваш комментарий.

- Это свидетельствует о том, что суд жестче стал подходить к условно-досрочному освобождению лиц, осужденных за совершение особо тяжких преступлений. Например, отбывающих наказание за незаконный сбыт наркотиков, половые преступления в отношении несовершеннолетних и малолетних, за убийство. 
Особенно пристально относимся к тем, кто ранее уже получал условно-досрочное освобождение, но на путь исправления так и не встал. За последние полтора года по первой инстанции в краевом суде было рассмотрено пять дел об убийствах, разбоях и изнасилованиях, совершенных в период условно-досрочного освобождения. Ну скажите, могут ли эти люди снова рассчитывать на милость суда? На свободу должны выходить только те, кто твердо встал на путь исправления и доказал это.
Ошибочно думать, что рост числа жалоб по поводу отказа в условно-досрочном освобождении говорит о негуманности суда. Только за девять месяцев прошлого года условно-досрочное освобождение получили 1595 человек, это 55 процентов от общего числа ходатайств. Надеюсь, что эти люди искренне покаялись в своих грехах и никогда больше не окажутся на скамье подсудимых.
- Ежегодно в крае выносят обвинительный вердикт в отношении примерно 12 тысяч человек, оправдательный - в десять раз реже.  На суровость назначенного судом наказания, по данным Уполномоченного по правам человека в крае, год назад жаловались 24 процента осужденных, сегодня - 58. Не скажешь, что суд стал гуманнее...
- Я категорически против расхожего утверждения, что вор должен сидеть в тюрьме. Интересы общества требуют иного: вор должен перестать воровать. Невозможно искоренить преступность, отправив за решетку всех «плохих людей», это лишь обернется ростом тюремного населения и дальнейшей маргинализацией общественного сознания.
В целом судьи гораздо чаще проявляют гуманность, чем принято считать. Пресловутый карательный уклон - не более чем вредное и даже опасное заблуждение, а вид и размер наказания обусловлены характером и степенью общественной опасности осужденного.
- Можете это доказать? 
- Конечно. Во-первых, треть от общего числа лиц, в отношении которых уголовные дела были прекращены (примирение сторон, малозначительность преступления, деятельное раскаяние), «выпадают» из оправдательной статистики. А это около трех тысяч человек.
Во-вторых, приведенная в докладе Уполномоченного статистика во многом зависит от первоначальных данных. А они таковы, что число дел по тяжким и особо тяжким преступлениям, поступивших в суды края в прошлом году, заметно выросло. Я вынужден обратиться к статистике, но она очень красноречива. Судите сами.
Количество убийств увеличилось на 3,2 процента, иных посягательств на жизнь человека - на 10,4 процента, случаев причинения тяжкого либо среднего вреда здоровью - на 32,9 процента, изнасилований - на 17,4 процента, иных посягательств на половую неприкосновенность и половую свободу личности - на 80 процентов, вымогательств - на 25,6 процента, преступлений в сфере экономики - на 11,9 процента, фактов мздоимства - на 20,5 процента, преступлений против лиц, осуществляющих правосудие, а также представителей власти - на 15 процентов, фактов хулиганства - на 13 процентов, незаконных действий с наркотиками - на 7,6 процента, незаконных действий с оружием - на 6,5 процента, почти вдвое выросло число должностных преступлений (превышений служебных полномочий и злоупотреблений ими).
Получается, что если к вопросу о гуманности суда подходить взвешенно, в его работе вы не найдете никакого обвинительного уклона. 
- Еще несколько цифр, прозвучавших в ежегодном докладе Уполномоченного: с 78 до 123 процентов выросло число жалоб на несправедливое осуждение...
- Опять-таки не все однозначно: если, мол, выросло число жалоб на несправедливое осуждение, это не значит, суд выступает в качестве карательного органа. 
Мы уже говорили, что само общество утратило часть гуманности, озлобилось, и это наглядно видно по тому, как растет статистика тяжких и особо тяжких преступлений. А это в свою очередь влечет рост суровых, но, заметьте, справедливых наказаний. В прошлом году пожизненное заключение получили двое осужденных, и двое уже с начала этого года.
Не стоит к тому же забывать, что если осужденный не согласен с приговором, дело рассматривается в кассационном порядке. Так, в прошлом году краевой суд рассмотрел  6150 дел. Приговоры отменены в отношении 109 человек, изменены в отношении 115, в том числе смягчение наказания получил 21 осужденный.
Верховный суд в прошлом году проверил уголовные дела в отношении 70 лиц, без изменения оставив приговоры по 65 из них, изменил для четырех человек, отменил для одного.

 

Кадры против коррупции
- В странах Запада еще на стадии предварительного рассмотрения миром заканчивается около двух третей дел. Как эта цифра выглядит у нас?

- У нас она втрое меньше. Иногда процесс длится полгода, а потом стороны бросаются друг дружке в объятия. Представьте, помирись они раньше, сколько бы сэкономили себе нервов, а государству - денег, потраченных на обеспечение судебного процесса.  
Именно поэтому президент России внес в Госдуму проект закона о  развитии альтернативных процедур урегулирования споров с участием посредника. Документ призван создать правовые условия для развития альтернативных способов урегулирования споров при участии независимых лиц, работающих на профессиональной основе, так называемых медиаторов. Саму процедуру медиации условно можно будет разделить на несколько этапов: внесудебный, досудебный и судебный.
- На совещании в Ессентуках генпрокурор Юрий Чайка заявил, что коррупция процветает во всех без исключения правоохранительных и судебных структурах. Какие меры вы предпринимаете для искоренения этого зла в своем ведомстве? 
- Проблема коррупции в правоохранительных и судебных структурах имеет особый оттенок, поскольку каждое подобное преступление можно считать чрезвычайным происшествием. С моей точки зрения, судебная система - это ключевое звено в борьбе с коррупцией. Что же касается конкретики, картина такая. 
В прошлом году в крае присяжные вынесли оправдательный вердикт в отношении судьи, обвиняемого в заведомо ложном решении. Коллегия Верховного суда приговор оставила в силе. 
Краевая квалификационная коллегия судей удовлетворила два представления Генеральной прокуратуры о даче согласия на возбуждение уголовного дела по части 1 статьи 305 УК РФ («Вынесение неправосудных решений»).
Всего же в России, исходя из статистики за прошлый год, было осуждено шесть судей: трое - за вынесение неправосудного решения, двое - за совершение дорожно-транспортного происшествия, один - за превышение служебных полномочий.
Наиболее действенный способ борьбы с коррупцией в судебной среде - это работа с кадрами, чему руководство краевого суда, Совет судей, квалификационная коллегия уделяют много внимания. Каждый сигнал общественности о нарушении судьями морально-этических принципов, а уж тем более законов, мы тщательно проверяем.
Я просто убежден: даже малейшее коррупционное проявление в действиях судьи лишает его этого высокого статуса раз и навсегда.
- Александр Юрьевич, уже лет пятнадцать говорят о возможности введения в России ювенальных судов - специальных правовых технологий, позволяющих гуманно решать судьбу ребенка. Предполагается, что делами несовершеннолетних займутся единолично судьи, а помогать им будут органы следствия, опеки, милиция. Когда можно ожидать появления ювенальных судов?
- Правила Организации Объединенных Наций определяют ювенальную юстицию как особую систему правосудия по делам несовершеннолетних, центральное звено которой - специализированный суд - тесно взаимодействует с социальными службами. При этом не имеет значения, идет ли речь о защите прав ребенка или о его осуждении за преступление, главное - обеспечить и защитить права и интересы несовершеннолетнего.
Создание ювенальной юстиции в стране продиктовано обязательствами по исполнению норм международного права, которые мы взяли на себя. К слову, именно Россия одной из первых в мире, в начале прошлого века, внедрила ювенальные суды, и эта система считалась наиболее совершенной в Европе.
Первым шагом в этом направлении стало постановление Пленума Верховного суда от 14 февраля 2000 года, которым рекомендовано в судах общей юрисдикции подготовить специалистов по рассмотрению уголовных дел с участием несовершеннолетних.
В крае, например, судьи специализируются на вопросах лишения родительских прав, установления факта признания отцовства, определения места жительства ребенка и порядка общения с ним, защиты имущественных и неимущественных прав. Такие дела рассматривают судьи с богатым опытом работы, к участию в заседаниях в обязательном порядке привлекаются специалисты в области социального развития, здравоохранения, председатель комиссии по делам несовершеннолетних, педагоги, психологи.
К сожалению, создание ювенальной юстиции оказалось не таким уж простым делом. В декабре 2000-го Госдума приступила к рассмотрению законопроекта, определяющего создание ювенальных судов. Только спустя два года он прошел первое чтение, а еще через два был снят с рассмотрения Советом парламента.

 

Беседовал
Олег ПАРФЕНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий