Поиск на сайте

 

 

Краевую судебную систему ждут перемены к лучшему, заверил председатель краевого суда Александр Корчагин на очередной встрече с журналистами краевых СМИ

 

Гуманный подход
В ходе обстоятельной беседы председатель краевого суда ознакомил прессу с итогами работы судебной системы края за прошлый год, а также с ближайшими перспективами.
Всего в мировых, районных и краевом судах по первой инстанции было рассмотрено 317 тысяч дел, что на  сотню меньше, чем годом ранее. Из них на долю гражданских и административных пришлось, соответственно, 60% и 35%, остальное – уголовные дела.
В гражданских спорах судам чаще всего приходится рассматривать дела о взыскании налогов: в прошлом году их было 68 тысяч, что вдвое меньше, нежели в кризисном 2009-м. Далее идут жилищные споры (32 тысячи), среди которых большинство – по взысканию платы за жилплощадь и коммунальные услуги.
Замыкают тройку «лидеров» семейные споры (о расторжении брака и взыскании алиментов). Интересно, что за год в полтора раза сократилось число земельных споров, на две трети – трудовых, а вот количество заемных споров практически осталось на прежнем уровне.
Уголовные дела в общей массе составили всего 5% (19 тысяч). Было осуждено 16 тысяч человек, в том числе двое получили пожизненные сроки (оба – члены пятигорской банды киллеров Валерий Попов и Петр Бутько).
Реальные сроки получили 29% осужденных, условным наказанием отделались 25%, штрафами – 14%, к общественным и исправительным работам приговорено 11%, к  аресту – 2%, к лишению права занимать определенные должности – менее 1%. Оправдано 122 человека.
За примирением сторон прекращено 14% уголовных дел, по реабилитирующим основаниям – 1,2% дел, в связи с раскаянием преступника – 0,3%.  Была удовлетворена треть (почти 1300) поданных ходатайств об условно-досрочном освобождении заключенных.
А теперь что касается взаимодействия со следствием. В 94% случаев суды удовлетворяют ходатайства о заключении подозреваемого (обвиняемого) под стражу. Прочие меры пресечения применяются в крае мало: лишь 7 человек были отпущены под залог, 42 отделались домашним арестом на период следствия.
При этом большим остается число жалоб на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора. В прошлом году в суды края их поступило 2250, однако удовлетворена лишь четверть.

 

И снова реформа
Александр Корчагин рассказал журналистам о начавшейся реформе судов общей юрисдикции. Ломается привычная советская система «первая инстанция – кассация – надзор». Отныне второй инстанцией вместо кассационной станет апелляционная на уровне краевого суда.
Это означает реальное расширение прав граждан на правосудие: недаром юристы прозвали кассацию «кабинетным правосудием», когда проверялась лишь формальная сторона вынесенного решения. В ходе апелляции будет проводиться повторное, более глубокое, судебное расследование.
При этом надзор останется только в Верховном суде РФ, что тоже пойдет только на пользу. К слову, по итогам прошлого года в краевой суд поступило без малого 3 тысячи надзорных жалоб и представлений по гражданским делам, однако в половине случаев из них в рассмотрении было отказано.
Стоит напомнить, что сегодня апелляцию можно подать лишь на решения мировых судей, кроме того, апелляционные инстанции давно уже существуют в арбитражных судах.
В краевом суде уже в мае появится апелляция по промежуточным решениям по уголовным делам, рассматриваемым краевым судом по первой инстанции. С будущего года апелляционная инстанция полноценно заработает для гражданских дел, а еще спустя год – для уголовных.
Дела в апелляционной инстанции будет рассматривать «тройка» профессиональных судей. Они могут либо подтвердить решение нижестоящего суда (первой инстанции), либо принять новое. По мнению Корчагина, новшество заметно повысит качество рассмотрения дел, при этом не в ущерб срокам судопроизводства.

 

Дела на годы
Судебная волокита – тема, которой Корчагин коснулся отдельно. Одна из причин, по которым дела месяцами кочуют между разными инстанциями, – запредельная загруженность судей.
Есть сложнейшие дела, которые рассматриваются годами, требуют изучения огромной доказательной базы, показаний сотен свидетелей, десятка экспертиз. Как правило, они касаются преступных сообществ, и в том числе по терроризму, которые в целях безопасности передают из соседних республик на Ставрополье.
Недавно в краевом суде было завершено так называемое «ингушское дело», длившееся девять месяцев. Причем в Ставрополь его передали после четырех лет безуспешного рассмотрения в Ингушетии, где на судей оказывали давление.
На скамье подсудимых оказалось 12 человек, входивших в состав многонациональной банды, совершавшей теракты и убийства. В их «послужном списке» и нападение на Назрань в 2004 году.
Заседания суда проходили непосредственно в здании следственного изолятора (перевозить бандитов было опасно), для чего там оборудовали специальный зал. Беспрецедентные меры безопасности были приняты по отношении к судьям. Лидер бандитов получил пожизненное заключение, остальные – большие сроки, в целом потянувшие на 250 лет.
Столь же долгим обещает стать еще одно дело, которое недавно начал рассматривать краевой суд, – в отношении преступной группы из 25 человек. Во главе ее стояла директор краевого филиала Росбанка Татьяна Попова, которая вместе с подельниками «вывела» из учреждения более 80 млн. рублей.
Но есть и другая сторона медали волокиты – небрежность, разгильдяйство, а порой и ангажированность судей. И государство здесь на стороне гражданина. Год назад вступил в силу закон №68-ФЗ, который дает право требовать компенсацию за волокиту судов и судебных приставов.
По первой инстанции подобные заявления рассматривает краевой суд, заявителю нужно лишь доказать, что процесс затягивался не по его вине. Подобное заявление должно рассматриваться не дольше двух месяцев, а компенсация гражданину выплачивается за счет бюджета.
Только за первый квартал нынешнего года в краевой суд поступило 54 подобных заявления, из них удовлетворили 13. Размеры компенсаций, по словам Корчагина, рассчитываются по рекомендациям Европейского суда по правам человека.
Вспомнил Корчагин и еще один важный краевой закон, принятый для защиты прав граждан. Несовершеннолетним, которые признаны потерпевшими по уголовным делам, за счет бюджета должна быть оказана бесплатная адвокатская и психологическая помощь. Актуально это еще и потому, что большинство таких ребят из неполных семей, без образования, порой с отклонениями в развитии.

 

Тесная работа с кадрами
Краевой суд в прошлом году подготовил почти 70 аналитических обобщений судебной практики, в том числе по коррупционным делам. Результатами анализа Корчагин также поделился с журналистами.
Порой возникает затруднение уже при определении, что такое «коррупционные преступления». На сей счет Генпрокуратура РФ выпустила специальный циркуляр, где выделено четыре критерия подобных преступлений.
Во-первых, подозреваемый должен иметь статус чиновника, судьи, сотрудника правоохранительных органов, управленца в коммерческой или иной организации.
Во-вторых, содеянное должно быть напрямую связано со служебным положением субъекта, злоупотреблением его правами и обязанностями. В-третьих, в коррупционном преступлении должен присутствовать корыстный мотив. И, в-четвертых, к этой же категории относят лишь те правонарушения, которые совершены с прямым умыслом.
Под эти категории попадает дюжина статей Уголовного кодекса, по которым в прошлом году на Ставрополье осудили 228 человек. Чаще всего попадались на взятках и мошенничестве. Правда, реальные сроки получил лишь каждый пятый, а половина отделалась сроками условными. В тройке самых «коррупционных» профессий чиновники, руководители коммерческих структур и правоохранители.
Как особо подчеркнул Корчагин, среди осужденных за коррупцию в крае судей нет. И тому, мол, есть все основания. Кандидат на получение судейской мантии должен пройти строжайший конкурсный отбор, собрав огромный пакет документов и сдав экзамен комиссии из 12 опытных судей.
По словам Корчагина, неустанная работа с кадрами – это самый действенный способ борьбы с коррупцией, чему руководство краевого суда, Совет судей, квалификационная коллегия уделяют первостепенное внимание. «Каждый сигнал общественности о нарушении нашими сотрудниками морально-этических принципов, а уж тем более законов, мы тщательно проверяем», – заверил председатель суда.
Одна из таких проверок сейчас проводится в отношении председателя Шпаковского районного суда Вячеслава Криулина, поводом для чего явились статьи в местной прессе. «Если проверка не подтвердит виновности судьи, считаю, журналисты обязаны извиниться перед ним», – напутствовал Корчагин.

 

Объективность и беспристрастность
Всего же по России в прошлом году было осуждено шесть судей, из них трое – за вынесение неправосудного решения, двое – за совершение ДТП, один – за превышение служебных полномочий. На Ставрополье служитель Фемиды за последние годы оказывался на скамье подсудимых лишь однажды, но был оправдан: такой вердикт внесла осенью 2009-го коллегия присяжных в отношении судьи Кочубеевского райсуда Олега Гумбы.
В прошлом году квалификационная коллегия судей РФ по представлению Генпрокуратуры дала согласие на возбуждение уголовного дела в отношении одного служителя Фемиды – Александра Блинова, обвиняемого в том, что он насмерть сбил женщину (его судейские полномочия временно приостановлены) и в том, что совершал махинации с жильем.
На встрече также стало известно, что скоро будет подписан договор о сотрудничестве краевого суда с местным Союзом журналистов. Эти две структуры, как было объявлено, будут сообща разбирать публикации в прессе, касающиеся деятельности судов и конкретных судей. О предстоящем сотрудничестве Александр Корчагин отозвался так: «Самая справедливая оценка работы – это оценка коллег. А потому никто, кроме самих журналистов, не сможет точнее дать характеристику той или иной публикации, телесюжету».
В финале встречи Александр Корчагин наградил грамотами журналистов, объективно и всесторонне освещающих деятельность судов края. В числе награжденных были и журналисты «Открытой».

 

Олег ПАРФЕНОВ,
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий