Поиск на сайте

 

 

Преодолеть кризис будет очень непросто, констатируют чиновники из правительства Ставрополья. Но надежды на то, что реальность окажется лучше прогнозов, всё равно не теряют

 
Санкции нам побоку!
 

Краевые министры на минувшей неделе собрались, чтобы обсудить итоги программы импортозамещения. Она, напомним, работает в России с августа прошлого года, когда Путин запретил к ввозу импортные продукты питания. А до этого Запад ограничил поставки в Россию высоких технологий в некоторых отраслях промышленности.

Как рассказал на совещании министр промышленности Виталий Хоценко, ни одно ставропольское предприятие под санкции не попало. Но кризис все равно по промышленности ударил. Так, признался Хоценко, серьезные проблемы испытывают заводы при получении кредитов: для трех крупнейших компаний Ставрополья - «Энергомеры», «Арнеста» и «Эскома» - кредитные предложения составили от 22 до 30 процентов. При этом ужесточились требования к залоговой массе.

«У нас все инвестиции закончатся ровно с теми проектами, которые мы уже сегодня знаем. У нас и так непростые условия, сжимается рынок. А при такой кредитной ставке никто инвестировать не будет!» – поддержал подчиненного вице-премьер Андрей Мурга.

Резкое удорожание импортных комплектующих ударило и по высокотехнологичным компаниям Ставрополья, в их числе Хоценко упомянул завод «Мирком», выпускающий навигаторы «Глонасс». Хорошо себя чувствуют лишь хай-тек заводы, которые «завязаны» на гособоронзаказ (например, «Атлант», «Волна», «Сигнал»).

Зато проблемы возникли и у завода «Ставсталь» из Невинномысска, который закупил сталеплавильное оборудование в Европе. Правда, закупали по одной цене, а затем евро резко взлетел вверх – так что теперь на таможенные процедуры придется потратить в полтора раза больше. Как отчитался Хоценко, губернатор будет решать эту проблему на личной встрече с вице-премьером федерального правительства Игорем Шуваловым.

Готов Владимиров встретиться с гендиректором госкорпорации «Ростех» и гендиректором входящей в него компании «КамАЗ» Сергеем Когогиным. Обсуждать будут, как выйти из тупика, в который кризис завел ставропольский завод «Автоприцеп-КамАЗ», где резко упали объемы производства. Губернатор уже заявил, что не допустит отчуждения площадей завода под застройку, здесь должен появиться региональный индустриальный парк.

 
Кто выиграл на кризисе?
 

А есть в крае и такие. Например, из-за удорожания доллара и евро на четверть выросла выручка «Невинномысского азота». Выпускаемые им азотные удобрения и до кризиса массово отправлялись на экспорт, а сейчас это стало вдвойне прибыльным.

Также, по словам Хоценко, в валютном выигрыше оказались производители пластмасс и металлоизделий. Правда, не все. Скажем, завод «Специнструмент» из Георгиевска простаивает уже почти год. Некогда здесь работало около сотни человек, выпускал он металло- и деревообрабатывающие станки.

Сейчас завод признан банкротом, а на днях здесь началась процедура конкурсного производства – то есть распродажи активов (задолжал завод более 30 миллионов). По словам Хоценко, о ситуации со «Специнструментом» знает и лично губернатор, и  пытается в меру сил его решать. Так, глава края скоро встретится с владельцем «Трубной металлургической компании» (ТМК) Дмитрием Пумпянским по поводу того, чтобы включить георгиевский завод в этот холдинг.

В целом же, заверил министр, в промышленности Ставрополья кризисные явления почти не ощущаются. Так, по итогам февраля объем отгруженной продукции (в рублях) вырос на 11% – за счет удорожания экспорта. Правда, само промышленное производство (в единицах товара) оказалось ниже прошлогоднего на 4%. Хоценко, впрочем, пообещал, что уж в апреле краевая статистика покажет рекорды – полностью восстановится завод «Ставролен», где в прошлом феврале произошел взрыв.

Выступала на заседании и министр экономики Юлия Косарева, которая рассказала о развитии малого и среднего бизнеса. Развивается, и успешно, заверила чиновница, даже собираемость налогов не падает. Единственная проблема, что смутила Косареву, – то, что половина оборота компаний-«малышей» приходится на торговую сферу (это 85 млрд. рублей). Ну не хотят наши бизнесмены открывать заводы, фабрики и цеха, хоть убейся!

Бурное обсуждение вызвал слайд из презентации Косаревой, на которой показана «идеальная» модель краевой экономики. В ней на долю торгового бизнеса приходится менее 17%, зато почти 33% занимают обрабатывающие производства (ныне лишь 12%).

– За счет каких механизмов вы эти 12 процентов превратите в 33?! – допытывался у министра вице-премьер Иван Ковалев, председательствующий на заседании.

Внятного ответа из уст Косаревой не прозвучало. Но молодую коллегу поддержал ее шеф, вице-премьер Андрей Мурга: задача, мол, в том, чтобы создать «тепличные» условия именно для производственников. Тогда количество торговцев перестанет расти, зато бизнесмены примутся создавать промышленные предприятия.

 
Кто богатеет, кто беднеет
 

Почему сегодня все из того, что обещают Мурга с Косаревой, не происходит? Ответ у них имеется. Виноваты, во-первых, местные главы, которые никак не привлекают реальных инвесторов. Министр с вице-премьером словно в дуэте, эмоционально дополняя друг друга, принялись рассказывать Ковалеву, как им сложно работается с мэрами.

О мерах поддержки предпринимательства на местах главы ничего не знают, с бизнесменами даже не встречаются, никакой стратегии развития не имеют. Мурга привел пример: пишешь, мол, мэру запрос с просьбой представить инвестиционную стратегию, а в ответ – пара абзацев без единой цифры.

Но не только мэры тормозят развитие экономики, но и дурацкие законы, подчеркнул Мурга. В пример привел прошлогоднюю госпрограмму поддержки малого и среднего бизнеса. Только на субсидирование первого взноса по лизингу потратили 235 млн. рублей, но среди получателей в основном дорожники, строители и аграрии.

Получается, что иные фермеры сумели выбить сразу две субсидии из бюджета – от минсельхоза (как сельхозпроизводители) и от минэкономики (как малый бизнес). Мурга считает это неправильным и нечестным. Особенно учитывая, что аграрии Ставрополья сегодня, на фоне резкого роста цен на зерно, и так живут неплохо.

По его мнению, нужно жестко лимитировать распределение бюджетных субсидий по отраслям. Чтобы большинство средств получали предприниматели, которые занимаются промышленным производством и импортозамещением.

Мурга предложил коллегам по правительству сделать подробный анализ за последние три года (каждый – по профильной отрасли), каким предприятиям более всего господдержка нужна. И с учетом этого анализа менять принцип распределения бюджетных средств. А иначе богатые еще больше будут жировать, а бедные – беднеть.

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий