Поиск на сайте

 

 

Какие только беды, угрозы и социальные потрясения не прочат россиянам с телеэкранов. Вот с недавних пор стало модно говорить о тотальной «невротизации» общества. Что скрывается за этим пугающим медицинским термином? Об этом корреспондент «Открытой» газеты беседует с директором пятигорского Центра социально-психологической помощи «Эк.Сан» Александром ПОМОГАЙЛОВЫМ.
 
 
- Александр Александрович, неужели действительно сейчас российское общество испытывает такой рост скрытых психических расстройств, как нас пугают эксперты? Или это лишь отражение общемировой тенденции?
- Вы верно заметили, что сейчас происходит рост числа именно пограничных расстройств (депрессий, неврозов), в то время как основные психиатрические заболевания (шизофрения, эпилепсия, психозы) находятся на стабильном уровне. Все дело в чем. В современном обществе человек находится под сильнейшим прессом стрессирующих факторов - это и ухудшение экологии, и взрывной рост объемов информации (в первую очередь негативной), и усиление социальной напряженности, и межнациональные конфликты… Вследствие этого у людей возникает состояние психоэмоционального перенапряжения, а затем и дезадаптации.
Как пишет профессор Юрий Александровский, в разных странах этот болезненный процесс протекает по-разному - в зависимости от национального менталитета. Скажем, жители сытой Америки или Британии «мотивированы на достижение», они рационалистичны, для них характерно стремление к богатству. Поэтому и неврозы там возникают, как правило, из-за постоянной боязни обывателя за свой покой, из-за страха потерять накопленное. Наши же люди страдают из-за того, что не видят возможности реализовать свой потенциал - отсюда и недоверие к любым реформам и новациям, тотальная неуверенность в будущем.
- Но как, извините, верить нашим реформаторам, если за 15 лет они принесли стране одни лишь несчастья?!
- Вы правы. После многолетнего господства тоталитарного режима, в условиях роста безработицы, преступности, гражданского неповиновения и не-обустроенности трудно ждать, что общество будет психически здоровым. Кстати, еще больше ста лет назад ученые сформулировали теорию «социально-стрессовых расстройств». В переломные моменты истории разрушается устоявшаяся система социальных норм и идеалов - и как следствие население переживает коллективную психотравму.
Тому есть немало примеров в истории. Так, по наблюдениям психиатров, после буржуазной революции 1905 года на фоне погромов, забастовок, экономического кризиса доминирующими эмоциями в обществе стали тревога, страх, подавленность, у людей изменялись характер и привычное поведение. Позднее подобное было описано в Америке, в годы Великой депрессии, - у многих людей возникала неврастения («американский невроз»).
- Если есть травмирующий фактор, то общественное сознание должно вырабатывать и механизмы психологической защиты?
- Несомненно. Таких механизмов немало. Например, кто-то, пытаясь уйти от проблем сегодняшнего дня, ищет опору в дне вчерашнем, идеализирует прошлое. Это характерно, как правило, для людей старшего возраста. Другая часть общества пытается перетолковать реальные проблемы с магических, полумифических позиций - отсюда и рост популярности всякого рода «магов», «экстрасенсов».
Но чаще всего люди защищаются от психотравмы, уходя в себя, становясь пассивными «созерцателями» жизни. Их кредо: от моего вмешательства в политику, экономику, социальную жизнь страны ничего не изменится, так что лучше я посижу в сторонке. Безусловно, такая позиция имеет право на существование, и я ее ничуть не осуждаю. Подобные «созерцатели»-мещане были всегда, при любом строе, в общей своей массе они и формировали скелет общества, приспосабливаясь к изменяющимся условиям среды.
- Это и есть нынешний наш средний класс?
- Нет, мещанская среда - это социальный предшественник среднего класса. Чтобы стать настоящим буржуа, мещанин должен научиться производить добавочный продукт, стать активным собственником. Соответственно, он уже не будет пассивно взирать на происходящее в стране, а попытается изменить ситуацию, сделать ее максимально комфортной для своей жизни, для реализации своего потенциала, ведения бизнеса.
- Согласитесь, прослойка буржуазии в России растет. Но что-то никак не слышно ее голоса по поводу творимых в стране безобразий. 
- И долго, наверное, еще не будет слышно. Самое эффективное «лекарство» против невротизации общества - это «мотивация нации», формирование объединяющей национальной идеи, так называемого коллективного эгрегора. Небывалое сплочение нации наблюдалось, например, в годы Великой Отечественной войны, а затем в конце 40-х - на фоне послевоенного восстановления страны. Сегодня же Россия заблудилась в поисках объединяющей идеи. И, боюсь, власть тоже не сильно озабочена ее поисками.
Большинство мещан подобное положение дел вполне устраивает: в условиях отсутствия внятных ценностей и ориентиров они лишь пассивно «дрейфуют» по жизни. Возникают своеобразные «ножницы»: люди живут все лучше (красиво одеваются, хорошо едят, ездят на дорогих машинах), но их все сильнее мучает чувство неуверенности. И пытаясь скрыться от этого чувства, они еще плотнее закрываются от реальности. Меж тем нерешаемые проблемы в стране копятся, как снежный ком…
– То есть возникает своего рода замкнутый круг?
– К несчастью, да.
- Будь ваша воля, какую бы «мотивацию нации» предложили для сегодняшнего дня?
- Это российская державность, закрепление имиджа великой страны в глазах мирового сообщества. Предвосхищая ваш следующий вопрос, сразу скажу: да, эту идею исповедуют и многие представители нашей элиты. Но, согласитесь, она не находит своего конкретного применения, ее не пропагандируют в массах, не воспитывают на ней подрастающее поколение. А бесплотная идея бесплодна.
Необходимо общее культурное достояние страны проецировать в сознание каждого школьника, студента, формируя фундамент личности. Увы, сегодня в вузах мы скорее обучаем, нежели воспитываем. Да, молодежь выходит оттуда с массой специальных знаний, но со сформированной ли жизненной позицией?
Когда у человека нет индивидуальной мировоззренческой позиции, ее место занимает потребительское сознание. А потребитель - потенциальный объект для манипуляторов, в том числе и политических. Так какое поколение россиян вырастет завтра? И россияне ли уже это будут?
- Что вы имеете в виду? То, что на гребне процесса глобализации мы постепенно становимся, как сейчас модно говорить, «гражданами мира»?
- А нужно ли нам это: быть гражданами мира? Скажем, континентальная Европа уже поняла, что глобализация - не так уж и хорошо, поскольку грозит отдельным странам потерей культурной самобытности и политической самостоятельности. Объединение наций - это скорее насущное требование времени, когда на планете обозначились такие угрозы, которые можно победить лишь сообща, как, например, угроза мирового терроризма или глобальной энергетической безопасности.
К сожалению, сейчас ведь глобализация протекает крайне однобоко - как навязывание всему миру англо-саксонской модели поведения, менталитета. Поэтому вполне реально, что мы можем утратить свою самобытность, растворив свои национальные традиции и культуру в некоей аморфной «общемировой». Но ведь именно на традициях и основывается свобода воли каждой отдельной нации, народа, их способность влиять на исторический процесс. Сила каждого этноса - в его уникальности. Но, увы, если уже сейчас молодое поколение россиян во многом позабыло культурные ориентиры своих предков, то я боюсь предположить, что будет завтра. 
- Александр Александрович, но как может современный мир высоких технологий строиться на основе замшелого традиционализма?
- Странно вы рассуждаете! Нельзя ведь с водой выплескивать и ребенка. Безусловно, культурные традиции необходимы для объединения и защиты, однако они не должны мешать инновациям. Яркий пример - Китай. В основе китайского менталитета лежит именно традиционализм, богатейшая многовековая культура, религия, философия. Но при этом китайцы очень восприимчивы и к новшествам, реформам, они всегда готовы к модернизации в любой сфере общественной жизни.
- А какое место традиционализму вы отводите в нашем неспокойном регионе?
- Традиции - это реальная опора модели будущности России как многонационального, многоконфессионального государства. Наша сила должна быть в единстве: государство должно двигаться вперед под флагом объединяющей державной идеи, но при этом нельзя забывать и о региональной специфике. Например, в Советском Союзе не было межнационального противостояния – была конкуренция между отдельными народами за обладание какими-либо ресурсами. И сейчас нужны такие социальные проекты, которые построены на взаимном уважении, общении культур. Ведь, по большому счету, в основе традиций всех народов лежат базовые общечеловеческие ценности - любовь к детям, почитание старших, уважение к соседу.
Сейчас же малые народы в России вынуждены бороться за свою самобытность. Даже политические решения федеральная власть, увы, часто принимает без учета региональных особенностей. Нивелируются индивидуальные идеалы и ценности, а взамен них навязывается некая стандартизированная, формализованная система догм - которая, как мы уже говорили выше, по своей сути ущербна.
- То есть, получается, власть сама заводит нас в тупик?
- Я бы не стал утверждать столь категорично. Вряд ли это делается злонамеренно. Скорее тут дело просто в незнании или неумении нашей элиты находить выход из сложных социальных ситуаций. Но я остаюсь оптимистом, верю в великую Россию и надеюсь на разумность нашей элиты.
 
 
Беседовал Антон ЧАБЛИН
 
Статистика
 
По статистике Минздрава, сегодня в России почти 5 млн. психически больных граждан. Как считают сами врачи, это лишь четверть от реальных цифр – остальные больные просто не обращаются за медпомощью. Иными словами, в каждой российской семье есть человек с психическими отклонениями.
По данным РАМН, сегодня страдают психическими расстройствами 15-18% детей и 20-25% подростков; невменяем или ограниченно вменяем каждый десятый преступник; каждый третий новобранец, призывающийся на службу в ВС, страдает от какого-либо психического заболевания. Ежегодно в России регистрируется свыше 50 тысяч суицидов, причем большинство самоубийц – мужчины трудоспособного возраста.
Психиатрическая заболеваемость неуклонно растет. За последние 15 лет в 1,5 раза выросло число умственно неполноценных россиян, на четверть увеличилось количество детей и подростков с психическими расстройствами.


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий