Поиск на сайте

 

 

Эффективного плана мероприятий по преодолению экономического кризиса у ставропольской власти нет, считает президент краевой Торгово-промышленной палаты Борис ОБОЛЕНЕЦ

 
Тема кризиса по-прежнему остается основной в повестке дня и власти, и общества, только стороны по-разному понимают ее.
Чиновники делают вид, что кризиса-то и нет никакого, мол, временно страна оказалась в новых экономических условиях, в которых надо научиться работать. У населения на этот счет свой взгляд: цены выросли катастрофически, и как жить дальше - совершенно непонятно.
Хуже тем, кто попал под сокращение или вынужден платить по кредиту, - в этом случае печалят уже не только цены на прилавках.
Но есть еще бизнес, у которого тоже сложилось представление о том, как выживать в кризис.
Об этом с корреспондентом «Открытой» поделился президент Торгово-промышленной палаты Ставропольского края Борис ОБОЛЕНЕЦ (на снимке).
 
- Борис Андреевич, вы плотно контактируете с бизнесом, знаете его проблемы. Тяжело приходится ставропольским предпринимателям?
- В целом паники на региональном рынке нет, хотя проблем хватает, они и до кризиса были. Торговые сети, судя по рассказам их директоров, сегодня собирают ту же массу наличности, что и раньше, но с учетом роста цен прибыль, конечно, упала. Просели в выручке кафе и рестораны.
Вместе с тем некоторые предприниматели радуются кризису. Например, занятые в пошиве одежды. Раньше им приходилось закупать дорогую ткань у отечественных производителей, а сегодня развиваются за счет дешевых китайских поставок.
В общем, картина очень неоднородна.
- Говорят, самое тревожное начнется в мае - настолько, что обыватель не ценами уже недоволен будет, а пустыми прилавками. Как думаете, прогноз сбудется?
- Сегодня вообще невозможно прогнозировать, поскольку кризис в своей основе политизирован. Сказались санкции против России, но они ударили точечно, как правило, по финансовой и банковской системе, по ряду промышленных и аграрных отраслей. Заметно на состоянии экономии и социалке сказалось падение цен на нефть.
Наконец, свою роль сыграли и ответные санкции, предпринятые Россией. Да, мы показали зубы, ударив в первую очередь по аграрникам Запада, чтобы они свои апельсины и яблоки давили бульдозерами, но в значительной степени пострадали сами.
По-моему, без антисанкций можно было обойтись, а так получилось по поговорке: назло кондуктору пошли пешком.
- Ну, давайте исходить из того, что имеем, возможно, мы многого просто не знаем, вы ведь сами сказали, что история с кризисом насквозь политизирована. Вы верите, что кризис предоставил нам уникальный шанс рвануть в развитии вперед?
- Шанс такой есть, но воспользуемся мы им процентов на тридцать в лучшем случае.
Вообще вы знаете, что непонятно: почему этим шансом мы не воспользовались раньше, когда купались в нефтяных деньгах? А сегодня задача эта усложняется в разы, ведь совершить рывок вперед надо, туго затянув пояса. Но это лишь одна сторона вопроса.
Главная проблема в том, что поднять целые отрасли мы собираемся путем конкуренции регионов друг с другом. Известно, что под самые разные программы федеральный центр щедро дает субъектам деньги, а нужны ли эти программы в том или ином регионе, федеральный центр не спрашивает.
Зачем, скажем, Ставропольскому краю строить сахарный завод, если эти заводы уже есть в соседнем Краснодарском крае, а с ними и технологии, и опыт, и логистика? Получается у нас хорошо в растениеводстве, значит, на него и надо упирать. Дайте нам трактора и комбайны, обеспечьте дешевыми удобрениями и топливом - и получите хороший урожай зерновых.
В Белгородской области преуспели в молочном и мясном животноводстве, значит, эти проекты и должны быть в приоритете. По крайней мере, возить молоко из Белгорода дешевле, чем из Белоруссии.
- То есть вы хотите сказать, что главная задача сегодня в том, как в сжатые сроки накормить страну дешевыми и качественными продуктами, но сделать это можно только путем своего рода разделения труда и кооперации на уровне регионов?
- Совершенно верно, и для этого в России есть все условия.
А вот когда прилавки магазинов будут забиты дешевой продукцией, можно уже думать над развитием остальных направлений, опять-таки с учетом их экономической целесообразности. У нас же получается, что регионы приняли массу инвестиционных программ, многие финансируются, но так, что толком ни одна из них не работает.
На аграрной выставке «Зеленая неделя» в Берлине Ямало-Ненецкий округ с гордостью показал свою картошку. Представляете, сколько денег было потрачено, чтобы в зоне вечной мерзлоты вырастить картофель?! Откровенно говоря, за такие проекты руки отрывать надо, а не возить их в Европу, чтобы там над нами смеялись в голос.
Минсельхоз на международных выставках должен представлять Россию в целом, а получается, что регионы едут туда, чтобы показать друг другу, кто круче: вот, мол, у нас лук крупнее, а у нас баранки румянее.
Удивили и некоторые руководители наших делегаций, откровенно перепутав «ворота»: приехали в Европу, чтобы сказать о себе, наладить контакты, но с трибун с пафосом громили эту Европу за санкции. И смех и грех.
Почему я вообще заговорил о берлинской выставке? Да потому, что по ней можно сложить представление о стратегии развития сельского хозяйства в стране в целом. Отсюда и мой скепсис по поводу мощного рывка вперед.
 - Как вы относитесь к борьбе со спекулянтами?
- Я не поддерживаю этой борьбы, поскольку спекулянтом можно назвать любого предпринимателя.
Возьмем, скажем, ставропольского производителя макарон. Импортной компоненты в его бизнесе нет, коммуналка и бензин не дорожали, а продукция в цене поднялась. В чем же дело? А в том, что этот конкретный производитель, как и его коллеги по бизнесу, постоянно вынужден кредитоваться, а это настоящая кабала. Плюс к тому у многих импортное оборудование, которое требует обслуживания и ремонта.  В конце концов, просто выросли накладные расходы.
Есть, конечно, и те, кто решил переписать ценники в сторону увеличения, воспользовавшись конъюнктурой, исключительно на фоне общего подорожания.
Короче, в каждом случае надо разбираться индивидуально. Но всех, кто поднял цены, причислять к спекулянтам неверно, да просто опасно, ведь это порождает социальную рознь.
- В краевом правительстве есть антикризисный план, вы знаете о нем что-нибудь?
- План такой действительно есть, но называется он планом первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности. Слово «кризис» упоминать не стали, и это, видно, тоже антикризисная мера, чтобы население лишний раз не нервировать.
Есть там ряд разделов, первым из которых идет мониторинг всего и вся: поступлений налогов в бюджет, высвобождения работников, закрытия предприятий, ценовой и ассортиментной доступности лекарств и продуктов первой необходимости, ситуации на рынке долевого строительства, наконец, общественно-политической ситуации.
- Но мониторингом органы исполнительной власти занимались и раньше, не могу понять, что тут эксклюзивного?
- Ничего эксклюзивного нет, просто мониторить стали чаще, вот и все. Как, впрочем, и по другим пунктам плана - обеспечение социальной стабильности, экономическое развитие, бюджетная стабильность, информационная открытость. Если заглянуть внутрь этих пунктов и посмотреть на конкретное их наполнение, ничего нового вы не найдете и там - ярмарки выходного дня, работа в рамках федеральных программ, разработка алгоритма взаимодействия заинтересованных ведомств, проведение торгово-закупочных сессий… Все это было и до кризиса.
- Наверное, борьбу с коррупцией тоже не обошли?
- Да, есть такая мера, и звучит она так: предупреждение коррупционных правонарушений должностными лицами органов исполнительной власти и местного самоуправления… Я уже предвижу вашу реплику о том, как власть реагирует на проявление коррупции в собственных рядах.
- Нет, Борис Андреевич, репликой тут не обойтись, это тема отдельного разговора - большого и для властного уха малоприятного, а потому, как говорится, проехали. Давайте о кризисе.
В 2008 году вы, если мне не изменяет память, входили в состав антикризисного штаба при губернаторе. Есть с чем сравнивать?
- Мне сложно судить, какие меры предпринимаются в соответствии с нынешним планом, но во время кризиса в 2008-м мы работали вполне эффективно, хотя и точечно, во многих случаях действовали с опережением. Давали министерствам свои пожелания, а они уже должны были прорабатывать системные меры. Из кризиса тогда край вышел без ощутимых потерь, посмотрим, что будет на этот раз. Правда, нынешняя ситуация гораздо сложнее.
- Торгово-промышленная палата дала правительству свои предложения?
- Да, такие предложения мы попросили подготовить всех членов нашей палаты. Откликнулось, правда, процентов десять, но и это уже неплохо. Провели круглый стол, проговорили какие-то моменты и оформили список антикризисных мер, необходимых краю. Как правило, все они экономического характера.
- Например?
- Например, мы считаем, что нужно расширить сеть павильонов, киосков, ларьков, реализующих продукцию местных производителей. Актуальность этой меры продиктована еще и тем, что число нестационарных объектов торговли за последние несколько лет в крае сократилось на треть.
Пора, наконец, написать стратегию развития потребкооперации и запустить ее в действие. Если не можем сами, нам охотно помогут специалисты из Краснодарского края и Калужской области, где этот вопрос активно и эффективно решается.
Необходимо упростить процедуру получения господдержки малым и средним бизнесом, но одновременно с этим ужесточить контроль.
Давно говорим о том, что надо сократить число контрольных проверок, внедрить систему «бережного производства», установить льготные ставки аренды недвижимого имущества для малого бизнеса…
- Вы ратуете за льготы для бизнеса, который, по сути, находится у нас в офшорной зоне, то есть и без вашей помощи знает пути, как уйти от налогов.
- Отчасти вы правы, но для развития дела с нуля это просто необходимое условие. Хотим, чтобы росло малое предпринимательство, давайте дадим ему старт, по-другому не получится. А там уже все зависит от нашего контроля.
- Не предлагали членам правительства на 10 процентов снизить свои зарплаты, следуя примеру президента?
- Зарплату трогать не стали, зато предложили на 10 процентов сократить штат депутатов, работающих на постоянной основе, оптимизировать структуру министерств и ведомств.
Было время, когда отраслями заведовали комитеты, сегодня они распухли в министерства, которые имеют отдельные здания. Бюрократический аппарат плодит сам себя, число бумаг множится, они ходят по кругу от чиновника к чиновнику, а для этого нужны новые и новые люди. В частности, есть предложение членам правительства пользоваться самолетами только эконом-класса.
Ничто не мешает исполнительной власти сократить и перераспределить функции многих фондов между общественными организациями и вузами. К примеру, Торгово-промышленная палата может выступить правопреемником деятельности по поддержке предпринимательства, проведению выставок и конгрессов, деловых миссий, что позволит на треть сократить расходы бюджета на административно-хозяйственные мероприятия.
Отдельный разговор о муниципальных и государственных унитарных предприятиях, которых у нас валом и которые почему-то неэффективны. Деньги в них заходят, но там бесследно растворяются, убытки растут. Мне кажется, что если в крае придумают ГУП по сбыту наркотиков, то и он будет балансировать на грани банкротства, чтобы и деньги делать, и не закрыться.
- Борис Андреевич, ваши предложения в правительстве уже рассмотрены?
- Мы сбросили их пару недель назад, так быстро в правительстве не реагируют. Давайте подождем. О результатах рассмотрения я расскажу вам.
 
Беседовал
Олег ПАРФЁНОВ
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Кокаев Дмитрий ... (не проверено)
Аватар пользователя Кокаев Дмитрий Дзибушевич

Фантастика в жанре сюрреализма...

Добавить комментарий