Поиск на сайте

 

 

«Открытая» уже рассказывала, что политический обозреватель нашей газеты Антон Чаблин был приглашен на международный Летний университет демократии. Он побывал сразу в четырех европейских столицах: культурной – Париже, политической – Страсбурге, финансовой – Люксембурге и курортной – Баден-Бадене. В этом номере журналист делится своими впечатлениями о Страсбурге.

 

Здесь бьется сердце Европы
Для большинства смотрящих ТВ и читающих газеты россиян Страсбург – это не более чем абстрактное место дислокации Европейского суда по правам человека. Где конкретно находится этот город, многие наши соотечественники даже не знают, будучи почему-то убеждены, что расположен он в Швейцарии. 
Такое заблуждение легко объяснимо, ведь город находится на самой границе Германии и Франции: на одном берегу судоходного Рейна лежит сам Страсбург, а на противоположном - крохотный немецкий городок Кёль (не путайте с мегаполисом Кёльном). 
Два города соединяет красивейший стальной Мост Европы, построенный в 1953 году и символизирующий диалог культур. Политики давно облюбовали это место для символических встреч, посвященных проблемам евроинтеграции. 
О том, что здесь проходит граница двух стран, напоминает только пунктирная линия, прочерченная ровно посередине моста; здесь висит скромный указатель: «Allemagne – France» со стрелочками, направленными в разные стороны. По утрам по мосту туда-сюда из Германии во Францию и наоборот снуют велосипедисты и бегуны. А по выходным тут обретаются молодожены: перейти с одного берега Рейна на другой – один из традиционных ритуалов местных брачующихся. 
Страсбург – столица провинции Нижний Рейн и исторической области Эльзас, основное население которой составляют эльзасцы (а вовсе не «обычные» французы, как можно подумать). Издревле именно в этих местах начиналось судоходство вниз по Рейну, а значит, и сходились торговые маршруты. Поэтому за обладание этой территорией постоянно шли ожесточенные войны, в ходе которых Эльзас десяток раз переходил от Германии к Франции и обратно. 
Пожалуй, самая трагическая страница в истории провинции пришлась на годы Второй мировой войны, когда ее аннексировала фашистская Германия. Об этом жестоком времени сегодня напоминает огромный витраж в соборе эльзасского городка Хагенау, где изображена бомбардировка. Но бомбят город вовсе не немецкие «Юнкерсы», а французские самолеты – самолеты той самой страны, которой Эльзас вскоре присягнул на верность.

 

Город-перекресток
Взаимопроникновение немецкой и французской культур наложило на Страсбург неизгладимый отпечаток. Наиболее ярко это проявляется в архитектуре – в своей эклектике она настолько уникальна, что вся центральная часть города внесена ЮНЕСКО в список всемирного культурного наследия (редчайшая, кстати, честь, которой удостоились лишь около десятка городов планеты, в том числе и наш Питер).
Главное напоминание о временах германского владычества – огромный 142-метровый Страсбургский собор, один из красивейших в Европе. Он принадлежит к памятникам поздней готики и очень напоминает куда более известный Кёльнский собор-иглу. Церковь открыта для посещений туристов, стоит это удовольствие десять евро (примерно пятьсот рублей). Дороговато, но раз в месяц в соборе проводят бесплатные исторические лекции. Мне посчастливилось попасть на одну из них: набралось с полсотни туристов (в основном пожилых супружеских пар), для которых стали крутить занудный фильм об истории собора, да еще и на французском, в котором я не силен... 
Собственно, весь центр города (он называется Большой остров, поскольку ограничен двумя рукавами реки Иль) застроен в характерном немецком стиле, называемом фахверк (или по-французски «коломбаж»). Это малоэтажные неброские особнячки, фасады которых обильно украшены всякими деревянными штучками. 
Самая запоминающаяся деталь таких домиков – высоченные двухскатные крыши, усыпанные крошечными окнами. Под крышами расположены так называемые наклонные этажи – строили их на случай войны, чтобы ополченцы могли с чердаков обстреливать войска противника, шедшие по улицам. 
А вот носителем французского духа в Страсбурге является район Petit France, застроенный домиками в изящном барочном стиле. В средние века тут селились ремесленники, а затем находился госпиталь, где местных жителей лечили от сифилиса (эта болезнь называлась «французской»). 
Культурное многообразие и дает Страсбургу право именоваться столицей Европы. Он и вправду расположен почти в центре континента: на скоростном поезде TVR отсюда можно за два-три часа добраться в Цюрих, Амстердам, Париж, Мюнхен, Брюссель… Недаром с немецкого название Страсбурга переводится как «город дорог» или «крепость у дороги». 
Уже в средневековье это был один из крупнейших центров гуманитарной мысли Европы, здесь жили и работали такие великие люди, как художник Альбрехт Дюрер, писатели-сатирики Себастьян Брант (автор «Корабля дураков»), Джефри Чосер («Кентерберийские рассказы») и Эразм Роттердамский («Похвала глупости»), врач Парацельс, философ Майстер Экхарт... 
В общем, что ни имя, то яркая страница европейской истории. Но даже в этом ряду гениев особняком стоит основатель книгопечатания Иоганн Гутенберг – именно этим земляком страсбуржцы особенно гордятся. Одна из центральных площадей города названа его именем, здесь стоит памятник Гутенбергу, на постаменте которого по-немецки высечено: «Здесь покоится основатель черного искусства». 
В XVI веке в Страсбурге появился университет, который ныне является самым большим во Франции (по иронии судьбы среди его почетных профессоров есть Михаил Кутузов, одолевший Наполеона, чьими победами французы гордятся и поныне). Уже в Новое время в Страсбурге жили автор революционной «Марсельезы» Роже де Лиль; супруга Наполеона Жозефина (ее особняк на набережной речки Иль является достопримечательностью города); писатель Антуан де-сент Экзюпери. 
Кстати, памятник Экзюпери встречает всех гостей города в аэропорту: на гранитном постаменте стоит бронзовая фигура в летном шлеме с развевающимся шарфом, а снизу на мужчину доверчиво смотрит большеглазый мальчишка – Маленький принц.

 

Вся власть – у советов
«Сердцевинное» расположение Страсбурга и его уникальная история и стали основным аргументом, чтобы еще в 50-е годы разместить здесь официальную столицу Европы. Расположены тут Совет Европы (знаменитый Европейский суд по правам человека является всего лишь его исполнительным органом) и Европейский парламент. Ну а второй столицей Европы считается бельгийский Брюссель – тут разместились Европейская комиссия (правительство Объединенной Европы) и Совет по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). 
Правда, пока в Страсбурге решаются глобальные вопросы, местная политическая жизнь тут едва теплится. Пожалуй, единственное напоминание о ней – это редкие стикеры-самоклейки на фонарных столбах, агитирующие горожан голосовать за ту или иную партию (видимо, здесь не за горами выборы). Мне, например, попадались на глаза стикеры местных социалистов и консерваторов, но чаще всего анархистов. Больше всего запомнился яркий призыв с одной из таких агиток: «No NATO, no imperialism!» («Нет НАТО, нет империализму!»)
Издавна Страсбург считается столицей французских социалистов, они регулярно побеждали на выборах. Именно отсюда родом Сеголен Руайяль – «железная леди» французской политики, которая осмелилась бросить вызов самому Николя Сарокози на президентских выборах в 2004 году (ныне она одна из лидеров Социалистической партии Франции). 
В марте прошлого года в Страсбурге избрали нового мэра социалиста Роланда Риса, он получил две трети голосов. Он выступал перед делегатами Университета демократии (ради участия в котором, напомню, я и приехал в Страсбург), отчитываясь о своих достижениях на посту мэра. 
Судя по его рассказу, в городе нынче и вправду подлинный социализм: благодаря Рису были созданы советы кварталов, молодежные советы при мэрии, а также советы иностранцев, и все они принимают живейшее участие в разработке и корректировке городских законов. 
Ну а мне лишний раз припомнилась печальная судьбина ставропольских советов микрорайонов, пять лет назад уничтоженных росчерком пера наших депутатов. Даже в такой мелочи мы идем с Европой в противоположных направлениях.

 

Тихая гавань
По формальным признакам Страсбург можно сравнить со Ставрополем – областной центр, население около 300 тысяч человек. Но разительное различие бросается в глаза, едва только выходишь из аэропорта. Здесь стараются навести лоск не только для туристов (как, например, в Париже, о чем я писал в предыдущей статье), но и для дипломатов и политиков – во время сессий Европарламента они устраивают сюда настоящее паломничество. О том, что это столица Европы, напоминают бесчисленные флаги Евросоюза – тринадцать золотых звездочек на синем фоне, – которые можно увидеть на каждом углу, даже на табличках на трамвайных остановках и на лобовых стеклах такси.
Впрочем, при всей своей политической значимости Страсбург остается провинциальным, патриархальным городком. Новоделы тут категорически запрещены! Не в пример Ставрополю тут не встретишь ни одного супермаркета (пара исключений – трех-этажный молл Galeries Lafayette и супермаркет книг и электроники с дурацким названием Fnac). 
Живут страсбуржцы размеренно, словно подчиняясь огромному хронометру. Уже в шесть вечера закрываются практически все магазины (лишь некоторые работают до семи), это такая французская традиция, продиктованная влиянием профсоюзов. Так они борются за права трудящихся. А в выходные магазины не работают вообще (даже в туристическом Париже эксклюзивное право торговать в уикенд получили лишь с полдюжины самых крутых бутиков масштаба Louis Vuitton). 
Для россиянина факт просто шокирующий, учитывая, что мы после работы привыкли бродить по магазинам до сумерек. А вот французы коротают вечера не за шопингом, а сидя в кафе и ресторанах – в Страсбурге их десятки. Особенно популярны открытые кафешки на набережной реки Иль и в пришвартованных к берегу баркасах. Здесь в плетеных креслах расслабляются бок о бок тинейджеры и пенсионеры, целый вечер потягивая из граненого стакана Bailey,s или Martini по шесть евро за порцию. 
Впрочем, среди молодежи есть и каста завзятых тусовщиков. На весь город около десятка ночных клубов, в основном расположены они на узеньких улочках, опутывающих площадь Страсбургского собора. Мне удалось побывать в трех клубах, которые горячо рекомендовали местные приятели, но впечатления остались не самые приятные. 
Les Сatacombes – заведение для богатых дядей (причем ходят сюда в основном латинамериканцы): громадная барная стойка, крохотный танцпол, где могут в медленном танце потискаться две-три пары, и огромные диваны, обитые белой кожей. Вход стоит десять евро. 
В трех кварталах отсюда расположен Jeannette et les Cycleux, он рассчитан на публику попроще. Вход бесплатный, поэтому народу тут даже в будний вечер набивается под завязку – и это при том, что весь клуб по площади не больше баскетбольной площадки. На крошечном танцполе некуда ступить, а на облезлых диванах сидят друг у друга на коленях. 
Наконец, один из самых популярных клубов в городе – LeSeven, он оборудован в подвале небольшого старинного особняка. Вход обойдется вам в пять евро, один дринк пива – шесть, виски – десятка... Уже часов с десяти вечера посетители ломятся сюда, утрамбовывая друг друга так, что невозможно не только танцевать, но и просто передвигаться, можно только стоять, потягивая коктейль. 
При этом ни в одном клубе и кафешке нет никакой шоу-программы, светомузыки, пиротехники и прочих примочек, к которым привыкли завсегдатаи ставропольских увеселительных мест. Тем не менее, даже эти бледные заведения пользуются у страсбургской молодежи громадной популярностью – за неимением иных.

 

Конвейер идиотизма
В Страсбурге очень много музеев, из которых, пожалуй, самый известный – Музей современного искусства под открытым небом (крупнейший в своем роде в мире). Побывать здесь мне, к сожалению, не удалось. Впрочем, сам город и есть один большой авангардный музей – на площадях и улицах во множестве встречаются не только унылые бронзовые статуи философов и писателей, но и причудливые скульптуры современных авторов. Причем смысл многих из этих творений понять решительно невозможно: то громадный завиток из стальной шпалы, то огромная бронзовая капля с наростами...
Отдельный разговор про французское телевидение – на фоне внешней просвещенности, которой кичится эта нация, оно выглядит настоящим конвейером идиотизма. Поделом ругают российское ТВ за пошлость и примитивизм, но, поверьте, это просто бледная калька с французского «ящика». 
На всех каналах бесконечные ситкомы с дурацким закадровым смехом (типа «Счастливы вместе»), кулинарные шоу, школы ремонта, детективные сериалы, реклама биодобавок и стиральных порошков. 
Я просто поразился, увидев ночью на одном из каналов привычную телевикторину: из буковок вперемешку нужно собрать длинное слово. Типичный лохотрон, даже странно, что умные французы это принимают на веру! Причем поминутно вялотекущая игра перемежалась скабрезной рекламкой приложения для мобильного телефона «Рентген». Мол, смотришь в фотобъектив своей мобилы на понравившуюся девушку – и видишь ее неглиже. Шли sms на какой-то там номер, плати десять евро – и эта секс-забава твоя! 
Но настоящим шоком стало для меня, когда я в прайм-тайм на главном национальном канале TF1 обнаружил... «Дом-2». Нет, не российское реалити-шоу, а его французский аналог под названием Secret story, но не менее пошлый. Герои перед камерами треплются, моются в душе, делят сексуальных партнеров, цапаются, таскают друг друга за волосы... 
Кандидата на выбывание еженедельно выбирают в прямом эфире путем общенационального(!) голосования. Вот так-то: в России «Дом-2» прикрыли решением суда за аморальность, так ловкачи-телебоссы толкнули свое детище на Запад, пускай тоже загнивает! 
По музыкальным телеканалам крутят низкопробную французскую и немецкую попсу, англоязычную музыку тут особо не привечают. (Как, впрочем, и все британское и американское, даже официанты в ресторанах не спешат учить английский язык, а демократичные таксисты отказываются принимать доллары.) 
В веренице мелькающих на телеэкране незнакомых «звезд» особенно приятно было увидеть знакомое лицо - улыбчивого победителя московского «Евровидения» Александра Рыбака, скачущего по сцене Лужников. Концертный клип на его песню Fairytale крутили по местному ТВ каждые полчаса. А говорят, «Евровидение» в Европе непопулярно... 
Еще одна сверхпопулярная нынче во Франции персона – 33-летняя актриса Марион Котийяр (та самая, которая играла подружку главного героя в четырех фильмах про «Такси»). Пока я был во Франции, милое личико Марион не сходило с обложек всех глянцевых журналов. Факт ее популярности объясняется просто – она сыграла главную роль в новом голливудском блокбастере «Враг государства» (в нашем прокате он почему-то идет под нелепым  названием «Джонни Д.»), где она играет подружку самого Джонни Деппа. На афишах кинотеатров звездного лица Деппа не было видно – одна лишь Марион. Даже в такой мелочи проявляется скрытый французский шовинизм и нелюбовь ко всему англо-американскому.

 

Антон ЧАБЛИН
Продолжение «Наш человек в Люксембурге» – в следующем номере



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий