Поиск на сайте

 

 

 

Почему Ставрополю оказался не нужен резервный источник питьевой воды?

 

Сенгилей - для лягушек или людей?
В некоторых районах Ставрополья озёра - большая редкость. Краевой столице относительно посчастливилось - вокруг нее расположены четыре крупных водоема: Вшивое и Кравцово озера, Новомарьевский лиман и Сенгилеевское водохранилище. Дело в том, что первые три совсем состарились: обмелели, заросли тростником, а Кравцово озеро так и вовсе именуют нынче болотом. Да и молодость Сенгилея сохраняется во многом искусственно - за счет построенного полвека назад Невинномысского канала, по которому в озеро вливается вода из реки Кубань. Впрочем, даже это «омоложение» идет на пользу Сенгилею лишь отчасти.
- Сегодня Невинномысский канал превратился в едва ли не основной источник загрязнения Сенгилея, - рассказывает специалист отдела коммунальной гигиены краевого управления Роспотребнадзора Владимир Виноградов. - Вода в канале богата химикалиями, которые «щедро» дает Невинномысск; загрязняют его и животноводческие хозяйства, расположенные почти по всей протяженности его береговой линии в 50 км. Невинномысская ГРЭС сбрасывает в канал теплую воду, использованную для охлаждения реакторов, - для любого водоема это губительно. В итоге нарастает микробное загрязнение Сенгилея, идет необратимое заиление, недавно здесь впервые за десятилетия появились зоны мелководья, которые очень быстро расширяются.
Тут есть о чем задуматься. Сенгилей, расположенный в 15 км западнее Ставрополя, - не просто уникальный памятник природы, но и ныне единственный источник питьевой воды для сотен тысяч человек. А микробное и тепловое загрязнение - лишь одна из потенциальных угроз для озера.
- Сенгилеевский водозаборный комплекс находится в оползневой зоне, - говорит замглавы Ставрополя, секретарь городского Совбеза Анатолий Мартынов. - Нужно строить новую, резервную ветку водовода в обход опасного участка. Это стоит огромных денег, которых в бюджете города нет. Администрация города не раз обращалась с этим вопросом к краевому правительству, но оно проявляет полную безучастность, как будто проблемы этой и вовсе не существует.
По словам директора МУП «Водоканал» Вячеслава Сергиенко, значительно изношена и сама технологическая «начинка» водозаборного комплекса. Правда, минувшей осенью специалисты «Водоканала» за счет городского бюджета поменяли трубы большого диаметра, поставили новые австрийские задвижки, подвели электросети; в этом году ремонтные работы будут продолжены.
Но это лишь временные меры, не решающие главной проблемы - 400-тысячному городу необходимо искать новый, альтернативный, источник питьевого водоснабжения.
Еще жива в памяти горожан история лета 2004 года, когда Ставрополь стал «заложником» междуусобной войны двух энергокомпаний, которые боролись за право заключить контракт на поставку электроэнергии с Сенгилеевским водозабором.
Противостояние, поначалу протекавшее в судах, закончилось тем, что «Ставропольэнерго» попросту обесточило водозабор. Город парализовало: в критической ситуации оказались медицинские и детские учреждения, крупнейший в крае молкомбинат и хлебозавод, где без предварительной подготовки были резко прерваны все технологические процессы. Мутная ржавая вода потекла из кранов ставропольцев лишь спустя сутки. Экономический ущерб составил миллионы рублей, на одной лишь птицефабрике «Ставропольские зори» от обезвоживания погибли 20 тысяч кур-несушек.
Ни одно должностное лицо так и не понесло заслуженного наказания за эту рукотворную экологическую катастрофу.
 
Озеро под землей
Еще в советское время для Ставрополя были предложены два альтернативных источника водоснабжения на случай чрезвычайных ситуаций (если сенгилеевская вода окажется недоступна или вовсе непригодна для питья). Предлагалось подвозить питьевую воду от подземных месторождений, расположенных в бассейнах рек Кума и Егорлык (в обоих случаях - примерно за сто километров от города).
Надо признать, что отсутствие альтернативных источников питьевого водоснабжения - проблема, которая актуальна для многих региональных столиц. Этот вопрос многократно поднимали на федеральном уровне, итогом чего стало принятие в 1998 году федеральной целевой программы «Обеспечение населения России питьевой воды», а в 2004 году - концепции программы «Подземные воды России».
В 2005 году мэр Ставрополя Дмитрий Кузьмин обратился к руководителю Федерального агентства по недропользованию Анатолию Ледовских с письмом следующего содержания: «Результаты наблюдения за качеством воды [Сенгилеевского] водохранилища свидетельствуют о его санитарном неблагополучии. Так, содержание сульфатов составляет 1,5 ПДК, периодически в воде фиксируется высокое содержание меди (иногда до 8 ПДК), железа, нефтепродуктов. Кроме того, головные сооружения Сенгилеевского водозабора расположены в зоне интенсивного развития оползневых процессов…
Прошу за счет федеральных средств произвести поисково-разведочные работы… с целью изыскания подземных источников водоснабжения Ставрополя».
Аналогичную заявку направил руководству Роснедр тогдашний зампред правительства, министр ЖКХ Александр Орешков. После этого изыскательский проект отдельной строкой «вписали» в федеральный бюджет - на поиски нового источника воды для Ставрополя Москва выделила краю около 8,5 млн. рублей. Средства эти по конкурсу получило ОАО «Кавказгидрогеология» - единственная специализированная организация в крае, которая десятки лет занимается изысканиями в области подземных вод.
Геологи провели колоссальную работу - за полтора года обследовали почти 1700 кв. км на территории четырех сопредельных со Ставрополем районов. В итоге примерно в 15 км севернее города, в бассейне реки Ташлы было открыто уникальное месторождение подземных вод. Геологи создали его компьютерную модель и убедились: его объемы позволят не только беспрепятственно снабжать Ставрополь питьевой водой высокого качества в случае чрезвычайной ситуации длительностью до 50 дней, но и частично улучшить водоснабжение города в штатном периоде.
- Мы нашли воду, и на этом роль нашей организации была исчерпана, - поясняет главный гидрогеолог ОАО «Кавказгидрогеология» Владислав Тимохин. - Дальше городу и краю уже на свои деньги предстояло осваивать разведанный участок: пробурить 10-12 скважин в окрестностях Михайловска, поставить насосное оборудование, оборудовать павильоны над скважинами, проложить водовод до Ставрополя, организовать зону санитарной охраны. Впрочем, если использовать источник только в случае чрезвычайных ситуаций, водовод вести не надо, - скважины следует законсервировать и периодически контролировать исправность аппаратуры на водозаборе, а также само качество воды.
 
Кому нужна засуха?
Отчет о работе геологи направили в администрацию Ставрополя и краевое министерство ЖКХ. В ответ - необъяснимое молчание. Пытаясь выяснить его причины, специалисты «Кавказгидрогеологии» принялись стучаться во все властные кабинеты. Обет молчания нарушил директор комитета городского хозяйства Ставрополя Константин Шишманиди, который в декабре прошлого года огорошил геологов: «В связи с недостаточными разведанными запасами подземных вод, удаленностью источника от города и необходимостью больших материальных затрат по проектированию и строительству системы подачи воды… дальнейшие исследования администрация считает не целесообразными… Данный вопрос будет решаться за счет создания запасных емкостей бутилированной воды непосредственно в городе».
Иными словами, прямо под жилыми микрорайонами чиновники построят бункер, где будут складировать бутылки с минералкой.
Когда и где появится этот «суперсклад»? Сколько понадобится воды, чтобы обеспечить жизнедеятельность города в течение одного, двух... пятидесяти дней? Кто будет его охранять, обслуживать, пополнять водные запасы?..
Одну из возможных причин отстраненности чиновников от проблемы, которую сами же два года назад и взялись решать, не так давно озвучили на совещании в министерстве ЖКХ. Месторождение подземных вод, обнаруженное «Кавказгидрогеологией», находится прямо над Северо-Ставропольским подземным хранилищем газа, принадлежащем «Кавказтрансгазу». Так вот, «газовики» высказали опасение: мол, в случае разработки подземного «озера», его воды могут быть загрязнены выбросами метана из газохранилища.
По словам Владислава Тимохина, угроза абсолютно надуманная: между водоносным горизонтом и газовым хранилищем - почти километр глины; разумеется, никакой газ такой «щит» не преодолеет. Как бы то ни было, заявление «Кавказтрансгаза» не проливает свет на истинную причину, почему чиновникам Ставрополя и края оказался не нужен резервный источник питьевой воды.
А горожане продолжают жить как на вулкане - вдруг насосную станцию снова отключат за неуплату новоявленные «корпоративные шантажисты», произойдет внештатный слив вредоносных химикалий в Невинномысский канал или попросту Сенгилеевский водозабор снесет оползнем.
Тем временем подземным «озером» заинтересовались в администрации Пелагиады: в скором времени на новом месторождении начнется обустройство двух скважин, которые будут питать живительной влагой 7 тысяч сельских жителей.
Так гидрогеологи столкнулись еще с одной загадкой чиновничьего мышления: почему небогатое село нашло средства и позаботилось о своих людях, а в зажиточном Ставрополе этого позволить не могут?

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий