Поиск на сайте

 

 

Почему чиновники закрывают глаза на вопиющее нарушение экологических норм, которое несет угрозу безопасности особо охраняемой территории Кавминвод?
 
Бизнес шагает вперед
В советское время наша страна могла по праву гордиться перед Западом своими достижениями во многих сферах экономики, начиная от космонавтики и заканчивая кинематографом. Одной из самых передовых отраслей, несомненно, был АПК – и, в частности, птицеводство. Страна могла не только обеспечивать своих граждан куриным мясом и яйцом, но и активно экспортировала свою продукцию за рубеж.
Естественно, при таких масштабах производства экономически обоснованным было существование крупнейших, многопрофильных хозяйств, имеющих свою сбытовую сеть. Яркий пример – бройлерное объединение «Ставропольское», созданное в нашем крае в конце 70-х. Оно считалось одним из лучших в Союзе. Именно здесь впервые в стране появились импортные линии для глубокой переработки куриного мяса. Объединение обеспечивало птицей почти весь Юг и даже столицу (в Москве работало десять фирменных магазинов «Птица Ставрополья»).
Но в начале 90-х советский АПК был погребен под обломками командно-плановой экономики. В новых, рыночных, условиях «монстры» социндустрии оказались нежизнеспособны. Конкуренцию им составляли импортеры дешевого куриного мяса (в частности, «ножек Буша»), а также мелкие агрокомпании с агрессивной стратегией развития. Были практически утрачены наработки отечественной школы генетики, создававшей конкурентоспособные на мировом рынке кроссы (породы) цыплят. Закрылось большинство комбинатов по производству комбикормов, а импортные корма – сверхдорогие, но не всегда качественные – были в состоянии покупать очень немногие производители.
В середине 90-х объединение «Ставропольское», как и ряд подобных ему, распалось на отдельные части. Гигантские производственные мощности в разных уголках края оказались невостребованы. В фирменном супермаркете «Птица», что в центре Ставрополя, стали торговать косметикой и компьютерами. 
Но надо отдать должное российскому бизнесу – некоторые регионы не только сумели быстро преодолеть последствия системного кризиса, но и превысили дореформенный уровень производства. Так, в 2003 году в Ставропольский край пришел стратегический инвестор из Москвы – холдинг «Агрос» (это аграрная «дочка» многопрофильного концерна «Интеррос»). «Агрос» консолидировал мощности бройлерного объединения, и на базе нескольких некогда принадлежащих тому птицефабрик и птицекомбинатов было создано ЗАО «Ставропольский бройлер».
Как и ее советский предшественник, эта компания осуществляет все этапы технологического процесса – выращивание бройлеров, их убой, производство и реализацию готовой продукции, и даже производство комбикормов. Достаточно сказать, что сегодня «Ставропольский бройлер» производит более 90% всего мяса птицы в крае (по данным краевого министерства экономики, в прошлом году эта цифра составила 40 тыс. тонн из валовых 50 тыс.). То есть «Ставропольский бройлер» ежегодно обеспечивает полноценной белковой пищей несколько миллионов человек.
 
Для каждого – свой метр
На часть мощностей бройлерного объединения нашлись и другие хозяева. Скажем, недалеко от Ессентуков с советского времени существовала гигантская птицефабрика «Пятигорская», почти все корпуса которой в 2003 году купил «Ставропольский бройлер». А еще два цеха приобрел известный на Кавминводах бизнесмен Николай Леонов – и ныне это птицеводческое ООО «Машук». Кроме того, коммерсанту принадлежат также и завод «Хлебкавминвод» и крупный продуктовый магазин в центре Ессентуков.
По нашей информации, ежемесячно «Машук» реализует около ста тонн куриного мяса (соседний «Ставропольский бройлер» – в 30 раз больше). Производственные мощности на птицеферме рассчитаны на 150 тыс. цыплят (у соседа – более чем на миллион голов только в филиале «Пятигорский», который непосредственно граничит с «Машуком»). Наконец, исходя из рыночных цен, можно предположить, что оборот «Машука» составляет более $2 млн. в год. Вроде, самая обычная экономика. Но есть один интересный нюанс.
Опуская расчеты, скажем лишь, что рентабельность производства на «Ставропольском бройлере» примерно втрое ниже, чем у компании г-на Леонова. Как такое может быть? А все очень просто. Опыт российского бизнеса показывает, что мелкие и средние фирмы порой элементарно «освобождают» себя от ряда предписанных законом обязательных расходов (скажем, природоохранных и санитарно-гигиенических). В то время как крупные компании в силу своей публичности (читай: пристального внимания со стороны государства) это бремя обязаны нести во что бы то ни стало. Проще говоря, все упирается в избирательность господ чиновников по принципу «нравится – не нравится». «Машук» чиновникам Кавминвод определенно «нравится».
– «Машук» неоднократно допускал серьезные нарушения многих ветеринарно-санитарных норм, – рассказывает и.о. главного государственного ветеринарного инспектора по Ставропольскому краю Владимир Трегубов. – Во-первых, здесь активно шла торговля живой птицей («живком»). Причем фуры покупателей заезжали на территорию птицефермы прямо с общей дороги, не проходя на въезде никакой санитарной обработки, как того требует закон. А это прямой путь распространения инфекции – как в само хозяйство, так и из него на другие территории. Во-вторых, на предприятии не выдерживались нормы утилизации биологических отходов: птичьего помета, павшей птицы, яичной скорлупы, перьев, потрохов… Все это «Машук» вывозил в чистое поле – и там всё это либо закапывали, либо сжигали. И этим создавали колоссальную угрозу окружающей среде и людям.
 
Фекальные дела
И вот почему. Свежий куриный помет по федеральному Классификационному каталогу отходов, утвержденному Минприроды РФ, относится к III классу опасности (как, скажем, и нефть, галогены, потерявшие срок годности ядохимикаты).
Свежий помет очень сильно окисляет почву, нарушая ее естественную экосистему. Он содержит значительное количество жизнеспособных семян сорных трав, приводя к засорению почвы сорняками. При испарении помета в воздухе образуются оксид азота и аммиак – вещества отнюдь не безобидные.
Но самое опасное, что куриный помет (а уж тем более тушки павшей птицы) – это прекрасная питательная среда для возбудителей острых кишечных инфекций, которые могут жить и размножаться в навозных кучах до 3-4-х месяцев. Последствия попадания куриного помета во внешнюю среду (воду или почву) могут сохраняться до 10 лет!
И вот представьте, что вся эта гадость, месяцами складируемая посреди степи, постепенно переходит в грунтовые воды. А ведь от «Машука» рукой подать до подземных источников, где образуются целебные минеральные воды, которые и снискали КМВ славу курортной столицы Юга. Возможно, эта вредоносная пакость уже просочилась туда? А это  чревато экологической катастрофой в масштабах всех Кавминвод!
Подобный инцидент, кстати, произошел в свое время в Мурманске. В 2001 году на птицефабрике «Мурманская» оказалось переполненным пометохранилище, и «лишний» навоз хлынул в речку, из которой забирал питьевую воду «Горводоканал». Аварию быстро локализовали, но все равно с разными формами кишечных инфекций в больницу слегли 60 мурманчан. Год спустя хранилище снова «прорвало» – и в реку вылилось 90 тонн фекалий! К счастью, в этот раз никто не пострадал. Зато очередная авария влетела в копеечку области – на сбор навоза и ремонт пометохранилища пришлось потратить почти 10 млн. бюджетных рублей.
 
Переступая через законы
Как все это безобразие стало возможным, да еще в самом сердце курортного региона?! Иному бизнесмену на Кавминводах без чиновной санкции на любую «мелочь» и чихнуть нельзя – столько здесь существует контролирующих структур. «Машук» откровенно нарушает законные нормы, а ревизоры и контролеры как будто этого не видят. Вот вы можете себе представить, чтобы посреди сочинского пляжа кто-то устроил скотомогильник? А ведь здесь явление того же порядка…
Или еще интересный факт. На любую перевозку живой птицы по территории края необходимо получать специальное разрешение у районного ветеринарного инспектора. В пути эту бумагу может потребовать даже остановивший авто гаишник – а ежели ее нет, то он вправе арестовать груз. Разумеется, покупателям «живка» на «Машуке» свидетельств никто не выдавал – продажа ведь шла в нарушение ветеринарных норм. Но все равно фуры беспрепятственно колесили по автотрассам Кавминвод туда-сюда. Только никто их не штрафовал, а уж тем более не арестовывал инфекционно опасный груз. Думаю, даже ребенку понятно, чем объясняется подобная «лояльность» милиционеров.
Но ведь каждая из таких машин вполне может оказаться бомбой с часовым механизмом. Вдруг она везет за тридевять земель заразную птицу? А ведь у цыплят инфекционных болезней предостаточно. Достаточно вспомнить нынешнюю весну, когда по стране прокатилась эпидемия птичьего гриппа. Впрочем, даже в разгар эпидемии вирус «отметился» не более чем в десятке птицеводческих предприятий края. Это были исключительно частные фермы, хозяева которых наплевательски отнеслись к карантинным нормам.
Но самую печальную славу приобрела в то время птицефабрика «Богословская» в Кочубеевском районе края. В марте здесь начался падеж птицы. Однако владельцы фабрики до последнего скрывали это от контролирующих органов – надеялись справиться с заразой своими силами. Но очень скоро инфекция вышла из-под контроля (что немудрено – на «Богословской» работал лишь один врач-ветеринар!).
Оказалось, что на фабрике свирепствует птичий грипп – пришлось сжечь 60 тысяч несчастных цыплят-бройлеров (таково жесткое требование карантинного режима). Взрослую же птицу, а это еще 40 тыс. голов, поначалу решили оставить в живых и привить против гриппа. Но оказалось, что у птицы на «Богословской» еще одна опасная зараза – псевдочума. Пришлось добить всех оставшихся курочек. Лишь по воле случая тогда не пострадали люди, питавшиеся мясом с чумной фабрики.
Кстати, «Богословская» еще до эпидемии слыла злостным нарушителем закона. Ее не раз наказывали штрафами: необходимые для инкубации яйца завозили неизвестно откуда; не работали здесь сан-пропускники; по территории птицефабрики преспокойно разъезжали личные авто. Вполне возможно, что зараза сюда и «приехала» на колесах одной из таких машин, не прошедших санобработку.
Впрочем, несмотря на вопиющие нарушения, фабрика продолжала работать как в ни в чем не бывало. Штрафы для бизнесменов были что слону дробина – им легче заплатить символическую сумму, нежели вкладывать средства в осуществление необходимых санитарных предписаний. Короче, доигрались…
 
А был ли мальчик?
Пожалуй, единственный, кто бьет во все колокола в ситуации с «Машуком» – это «Ставропольский бройлер». Леоновское ООО потенциально угрожает не только бизнесу соседей, но и экологии всего курортного региона Кавминвод. «Ставропольский бройлер» не раз обращался в контролирующие структуры Предгорного района, но реакции не было. Да, инспекторы приходили на птицеферму, находили отдельные нарушения, но г-н Леонов отделывался мизерными штрафами.
Не напоминает ли это вам ситуацию с «Богословской»? Только если в Кочубеевском районе речь шла скорее о лености местных чиновников, то в случае с «Машуком», вероятно, имеет место и личная заинтересованность столоначальников. По нашим источникам, г-н Леонов – очень влиятельный на Кавминводах человек, спонсор местной греческой общины. Кроме того, несколько его родственников занимают высокие посты в районных органах власти. 
Вконец убедившись, что найти правду на уровне Предгорного района невозможно, «Ставропольский бройлер» недавно обратился сразу в несколько контролирующих структур краевого масштаба. Прибывшие на «Машук» инспекторы Ростехнадзора выявили на предприятии серьезные нарушения природоохранных норм – у птицефермы отсутствовала разрешительная документация на размещение отходов. По КоАП такое нарушение «оценивается» штрафом в размере до 100 тысяч рублей, а в исключительных случаях (если есть непосредственная угроза окружающей среде или местному населению) нерадивую фирму можно временно закрыть!
Пару недель назад побывали на «Машуке» и инспекторы Росветнадзора. Фирму они оштрафовали. На тысячу рублей. За то, что здесь отсутствует централизованная система санитарной обработки рабочей одежды. То есть, грубо говоря, придя из дома в ватнике, человек прямо в нем и шагает в птичник и возится с курочками. И это опять-таки потенциальный путь распространения инфекции. 
Всего прочего ветеринарные инспекторы не заметили. Дескать, и «живком» на «Машуке» уже не торгуют, и отходы научились утилизировать. Короче, Николай Леонов всего за какую-то неделю исправился и стал примерным птицеводом. Хотя всего дней за пять до ветеринарной проверки «Машук» сваливал свои отходы в законсервированное жижехранилище, принадлежащее «Ставропольскому бройлеру».
Я лично видел вонючие горы свежего помета, громоздящиеся по берегам хранилища. А заодно были здесь свалены… свиные потроха. Уж не начали ли на «Машуке» выращивать цыплят вперемешку с хрюшками (что, кстати, запрещено санитарными нормами)?
Спрашивается, видели ли все это безобразие ветинспекторы? Да и вообще, хотели ли увидеть? 
 
Антон ЧАБЛИН


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий