Поиск на сайте

 

Сделать это помогут иконы и фрагменты фресок, выставка которых открылась в краевом музее изобразительных искусств

 

На днях в Ставрополе в день памяти святителя Игнатия Брянчанинова, епископа Кавказского и Черноморского, прошли V Международные Свято-Игнатьевские чтения, собравшие церковных и светских деятелей со всей России. Тема чтений – «Христианские ценности и современный мир».
К этому событию в краевом музее изобразительных искусств открылась выставка «Богословие в красках», на которой представлены иконы святых с клеймами (сценами из жития) на полях, фрагменты фресковых росписей, проекты росписей храмов, наконец, один из сложнейших видов искусства – лицевое шитье.
Все экспонаты выполнены в иконописной школе при Московской духовной академии.

 

Кем был Игнатий Брянчанинов? Столбовой дворянин, воспитанник элитного военного училища, послушник Глушицкой обители под Вологдой, настоятель Пельшемского монастыря и Троице-Сергиевой пустыни. В 1857 году святитель, смиренный аскет и поэт в душе, прекрасный администратор и дипломат, был рукоположен во епископа Кавказского и Черноморского.
Вот строки одного из писем св. Игнатия Брянчанинова:
«Я захотел удалиться из Петербурга и от шумных должностей навсегда. Не всем быть листьями, цветами, плодами на древе государственном; надо же кому-нибудь, подобно корням, доставлять ему жизнь и силу занятиями неизвестными, тихими, существенно полезными… Одним из таких занятий признаю утверждение ближних в христианской вере и нравственности».
В 1861 году владыка был уволен на покой по состоянию здоровья и до самой кончины проживал в Николо-Бабаев-ском монастыре Костромской епархии. В 1988 году Русская православная церковь причислила наставника монахов к лику святых.
Выставка, организованная в музее совместно со Ставропольской и Невинномысской епархией, стала примером того, что разногласий между представителями церкви и служителями светских учреждений культуры быть не должно. Речь идет о трениях, возникших в стране на почве принадлежности произведений искусства еще несколько лет назад, но и сегодня не отрегулированных государством.
А раз не приходится надеяться на дальновидность чиновников, опираться остается на собственное благоразумие и ответственность перед будущими поколениями, отодвинув на задний план корпоративные интересы и выгоду.
Об этом же с благодарностью к работникам музея на открытии выставки говорил епископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт, напомнив, что святость есть одна из граней человеческой жизни, такая же как порядочность, образованность, душевность. И когда смотришь на иконы, эту грань в себе оттачиваешь.
По этому же поводу припомнили на открытии слова св. Игнатия Брянчанинова, с высоты своего духовного опыта убеждавшего, что православная икона должна прививать понятие истины и благоговения.
Православная икона – одно из величайших «открытий» прошлого века и в художественном, и в духовном плане, произошедшее в канун исторических потрясений Первой мировой войны и последовавших за ней революций и войн. И если в забвении иконы сказался глубокий духовный упадок, то вызванное катастрофами духовное пробуждение подталкивает к возвращению к ней, к пониманию смысла ее, заставляя чувствовать.
Тут и начинается проникновение в духовное наполнение древней иконы, неизмеримо более глубокое, чем свое собственное, благоприобретенное в просвещении. Икона воспринимается уже не только как художественная или культурная ценность, но как откровение духовного опыта – «умозрение в красках».
«Немая в течение многих веков, икона заговорила с нами тем самым языком, каким она говорила с отдаленными нашими предками», – писал князь, русский религиозный философ, солдат Добровольческой армии Евгений Трубецкой.
Школа иконописи при Московской духовной академии одно из известных учебных заведений России в области традиционного церковного искусства. Еще в начале прошлого века профессор академии Александр Голубцов отмечал:
«Среди имеющихся у нас на Руси духовных училищ живописи по давности возникновения, многолюдству учащихся, относительной благоустроенности и сравнительному достатку художественно-образовательных и еще более церковно-археологических средств одно из первых мест занимает иконописная школа Троице-Сергиевой лавры».
Предшественником школы можно считать иконописный кружок, созданный в 1952 году и позднее возглавляемый выдающимся иконописцем и подвижницей благочестия монахиней Иулианией (Соколовой). Отсчет современной своей истории школа начинает с 1990 года. В 1998-м здесь открывается отделение лицевого шитья.
Наряду с профильными дисциплинами студенты изучают предметы семинарского курса – Библейскую историю Ветхого и Нового Заветов, катехизис, общую Церковную историю и историю Русской Церкви, литургику и церковнославянский язык, основы христианской нравственности и основное богословие.
В основу же учебного процесса с самого начала было положено свойственное восточно-христианской традиции церковного искусства углубленное изучение древней иконы и написание копий-списков.
«Иконописи нужно учиться только через копирование древних икон, а не репродукций, в которых невидимое явлено в доступных для нас формах.
Копируя икону, человек всесторонне познает ее и невольно приходит в соприкосновение с тем миром, который в ней заключен, постепенно начинает ощущать реальность этого мира, истинность данного образа», – писала монахиня Иулиания.
Учащиеся школы имеют возможность ежедневно созерцать иконы преподобного Андрея Рублева и других древних мастеров в Троице-Сергиевой лавре, Церковно-Археологическом кабинете академии, музее «Ризница Троице-Сергиевой лавры». Кроме того, ребята получили возможность копировать иконы в крупнейших музейных собраниях России.
В экспозиции представлены основные направления церковного искусства, освоением которых и занимаются учащиеся школы. Наряду с иконописью и лицевым шитьем студенты осваивают технику фресковой живописи, проектирование храмовых росписей и иконостасов.
Все представленные на выставке памятники иконописи выполнены в технике яичной темперы, где в качестве красителей используются растертые вручную минеральные пигменты, а вместо связующего вещества – куриный желток.
Одной из сложных задач является разработка иконографии новопрославленных святых.
Иконописец при этом сталкивается с отсутствием образцов и должен самостоятельно отбирать выразительные средства для создания образов, органично вписывающихся в ряд уже принятых церковью иконографий. Примерами таких икон являются образы священномученика Илариона, архиепископа Верейского, преподобного Серафима Ракитянского.
Представленные на выставке работы позволяют составить представление как о направлениях иконописи русской, так и об искусстве византийском. Замечательным примером классической московской живописи конца XV века является музейная копия знаменитой иконы Одигитрия Дионисия.
К памятникам живописи провинциальных школ можно причислить икону Воскресения псковской традиции, а также иконы Гуменецкого деисисного чина XV-XVI веков, относящиеся к памятникам живописи Ростова Великого.
Деисис (с греческого – моление, прошение) – икона, имеющая в центре изображение Христа-Вседержителя (Пантократора), а справа и слева от него соответственно – Богоматери и Иоанна Крестителя, представленных в традиционном жесте молитвенного заступничества. Также может включать в себя изображения архангелов, апостолов, святителей, мучеников.
Редким образцом древнерусской живописи XIV века является житийная икона святого апостола и евангелиста Луки.
Византийская иконопись представлена несколькими экспонатами, в числе которых копия иконы святителя Спиридона Тримифунтского из собрания Церковно-Археологического кабинета Московской духовной академии и образ святителя Тихона Задонского.

 

Олег ПАРФЁНОВ

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях