Поиск на сайте

 

Как фальсификаторы из правоохранительных структур Ставрополья зарабатывают себе звёзды на погоны 

Прецедент

Совместное расследование адвоката и журналиста

Дикая история о том, как полицейские в селе  Казьминском лепили из пожилого инвалида «террориста и сбытчика оружия». И вымогали у старика взятку за то, что «не возбудят уголовку» 

Сказано:

-  На все факты произвола, фальсификаций, прямого подлога, что само по себе является уголовным преступлением, требую реагировать предельно жёстко. Пресекать подобную деятельность и решительно избавляться от такого рода сотрудников, преступающих закон. 

(Из выступления В. Путина на заседании коллегии МВД России 26.02.2020 г.) 

Спето!

Как мы сможем победить,  
если нас легко купить? 
Как мы сможем побеждать, 
если нас легко продать?! 
(Из песни Олега Газманова «Новая заря») 
 
 
Предисловие о «героических» мужиках и неизбежности кармической «ответки» 

Прочли? Изумились, как, мол, такое возможно?! Но удивится лишь тот, кто никогда-никогда не имел дела с нашими доблестными правоохранителями и даже мысли не допускает, что они могут себя вести как натуральная шпана, бандюганы, способные враз сломать жизнь самым что ни на есть законопослушным гражданам, превратить ее в сущий ад страданий, боли и отчаяния.  

И особенно здорово, по-геройски, у этих здоровых мужиков (прикрывающих зады кобурой с пистолетом и служебными удостоверениями) получается в отношении наиболее уязвимых - тех, кто стар, слаб, болен, беден, за кого некому вступиться…  

Но что им взять с таких, не способных сопротивляться наглой силе, кроме садистского наслаждения видеть безграничную власть над ними - их страх, панику, унижение?.. 

Э-э-э, значит, вы не знаете, как они фабрикуют дела, как рисуют статистику «раскрытых преступлений», какие победные рапорты прут, как квашня в бадейке, в начальственные кабинеты, а оттуда выше и выше - и вот уже на горизонте замаячили звезды, премии, повышение по службе, недвижимость, иномарки, отдых на Мальдивах… 

Словом, невыносимо тянет на сладкую жизнь, как в кино ««Бандитский Петербург», или как у полицейского полковника Захарченко, у которого сваленные в квартире сотни килограммов денег не смогли даже вывезти за один раз… На прошлой неделе прошла умопомрачительная информация: уже из тюрьмы, где он проведет много-много лет, Захарченко упорно ходатайствует о возврате изъятого… 

Это я о том, как работает карма – она отнимает последний разум… И еще о том, что всевидящая, всенастигающая карма догонит людей в погонах - тех подлецов, которые рвутся «из капитанов в майоры» - в подполковники, полковники, генералы, на «хлебные места»… Но не будет подлец майором - кармическая, но вполне конкретная «ответка» обязательно прилетит. А вот откуда – пока вопрос. 

Конечно, было б разумнее, честнее и оперативнее, чтобы ответка прилетела в первую очередь от ставропольских защитников государства – от начальника ставропольской полиции А. Олдака, главного в крае надзорника А. Лоуренца и главного следака И. Иванова.  

А коль замешкаются, тогда придется обращаться в федеральные структуры. Тяжело осознавать то, что в истории, о которой речь ниже, оказалось так много отнюдь нерядовых мерзавцев, чувствующих себя в большой своре в полной безопасности, оттого и действующих крайне отвязно и с особым цинизмом.  

А теперь в деталях об оборотнях в погонах, которые изощренно организуют пыточные реалии для людей, живших до этого тихо и неприметно, с мыслями о приработках к пенсии, которой не хватает и на лекарства - читайте, размышляйте, пишите. 

Кто это были — оперативники или налётчики? 

Итак. Знаменитое на всю страну трудовыми достижениями и работящим населением село Казьминское. 25 ноября 2019 года. Быстро смеркается. Семья пенсионеров Петренко – Алексей Алексеевич готовится проводить жену Светлану Александровну на дежурство в местную школу: они оба подрабатывают там сторожами и работают посменно.  

И в это самое время во двор дома уверенно входят двое высоких плотного сложения мужчин, с понуро семенящей за ними парой странных малоопрятных типов.  

Крепкие мужики в штатском, не представляясь, сообщают хозяину дома, что они прибыли по данному адресу для проведения… обыска. Никаких документов относительно «обыска» не демонстрировали, попросту, как налетчики, ворвались в чужой дом к старикам и начался беспредел...  Обшарили гараж, хозпостройки, затем мужики, постоянно кому-то звонившие по сотовому, вошли в квартиру, заперли ее изнутри вместе с хозяевами, оставив на улице «понятых».  

Во дворе толпились селяне, которые по звонку из Ставрополя дочери домовладельцев явились посмотреть, что происходит в доме Петренко – людей здесь известных и уважаемых. Глава семьи Алексей Алексеевич до пенсии работал директором местного «Водоканала», его жена Светлана Алексеевна – бухгалтером колхоза «Казьминский» - то есть были у всех на виду и в процветание хозяйства вложили большую толику своего труда.  

Но, как и все колхозники, понимая, что на пенсию не проживешь, лишнюю копеечку добывали подработкой, несмотря на неважное здоровье. Алексей Алексеевич, будучи по-советски человеком крайне ответственным, переживающим за все рабочие мелочи, к этому времени был инвалидом второй группы: перенес уже два сложных инсульта, отчасти была парализована левая часть туловища, ходить он мог только с палочкой…  

Ошарашенные налетом старики, оставшиеся наедине со здоровыми мужиками в запертой ими квартире, пытались набрать номер дочки и вызвать полицию. Налетчики выхватили у них телефоны, отключили - и бросили их на стол во дворе после того, как покинули дом под ночь, - примерно в полдесятого 

Это уже позже выяснилось, что не представившиеся громилы в штатском были сотрудниками оперативно-розыскной деятельности Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД по Ставропольскому краю (ЦПЭ) Сергей Шепелев и Виктор Капица.  

Двое понурых неопрятных мужичков, которых опера приволокли с собой в качестве «понятых», были представлены как пациенты реабилитационного центра из хутора Маковского того же Кочубеевского района. 

Светлана Александровна Петренко объясняла удерживающим ее в квартире налетчикам, что должна идти в школу на дежурство к 7 часам, принимать смену и что опаздывать она не может.  

Один из мужиков («оперативников») сказал, что она не двинется с места, пока не подпишет «это» - и положил перед ней несколько незаполненных бланков и чистых листов, указывая на них, где ей оставить свою подпись.  

Находившиеся от стресса в прострации пенсионеры подписали чистые листы и бланки, и Светлана Александровна торопливо ушла на дежурство.  

О том, что он «сбытчик оружия», пенсионер-инвалид узнал через неделю после обыска 

С постановлением об обыске Алексей Алексеевич Петренко и его адвокат впервые познакомились лишь 1 декабря, когда были вызваны на допрос. 

А 24 декабря ознакомились с материалами уголовного дела. И увидели, что понаписали «опера» в чистых бланках Светланы Александровны Петренко, то есть сфальсифицирован факт якобы ее участия в оперативно-следственных мероприятиях, что безапелляционно подтверждается распечаткой ее телефонных звонков уже с ее места работы.  

Так же нагло был сфальсифицирован акт якобы проведенного опроса ее супруга Алексея Алексеевича – внесены ложные сведения, поскольку подобный акт в доме пенсионеров не заполнялся и не составлялся.  

1 декабря вызванный на допрос Алексей Алексеевич использовал свое право по 51-й статье Конституции и отказался давать объяснения вызвавшим его сотрудникам.  

И поступил совершенно правильно, объяснив это тем, что в отношении его семьи оперативники краевого Центра противодействия экстремизму действовали как преступники. Творили гольное беззаконие, фальсифицировали факты, психологически давили, понудили подписать чистые бланки, не давали вызвать адвоката. Угрожали, что теперь он «надолго сядет за хранение и сбыт оружия». Вот, мол, нашли в твоей квартире обрез…  

Нашли... в спальне за спинкой дивана - иллюзионисты просто отдыхают: накануне в этой же самой комнате делали измерения приехавшие по заявке хозяев мебельщики и никакого обреза за диваном (который двигали туда-сюда) не заметили, а глазастые опера за несколько часов обыска - р-р-раз и вот он обрезик террориста.  

Вот уже прям так и поплыли у них перед глазами звездочки, звездочки, звездочки… - и все на погоны. И, наверное, мысленно всю «Лесную поляну» (под хэштегом «Вдали от жен») на всю братву заказали – обмывать операцию (умышленную провокацию) коньячком и водочкой. 

Но у дураков и подлянки идиотические. Красочнее всего безмозглых фальсификаторов из антитеррористического Центра иллюстрирует комическая картинка, которая развернулась на глазах селян, которых во дворе собралось немало.  

Потом делились - кто со смехом, кто с возмущением и изумлением, кто крутил у виска - по поводу «профессионализма» оперов, проводивших оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ) и «нашедших» обрез в спальне в отсутствие там и хозяев дома, и понятых.  

Вот как описывает последовавшие после «находки» действия оперативников наблюдавший за ОРМ бывший полицейский, ныне пенсионер ГУВД МВД Иван Белогрудов:  

«Один из оперативников предложил Алексею Петренко разобрать предмет, похожий на обрез, но тот категорически отказался к нему прикасаться, так как ранее никогда не видел данный предмет. После чего сотрудник полиции положил похожий на обрез предмет на стол… и разобрал его.  

Сотрудник не стал его собирать, взял в руки в разобранном виде и отнес в машину, на которой приехал» (выделено мною. - Авт.).  

Экий примитивный ход опера, протянувшего «обрез» Петренко: оставь, мол, на нем свои «пальчики», а потом наша экспертиза свяжет тебя с этим оружием как законспирированного «экстремиста», затаившегося в селе Казьминском. 

Криминальный бизнес ложных экспертиз вырос из огромного спроса 

Отошедший от первоначального шока А. Петренко от «предложения» благоразумно отказался, потому что уже понял: ворвавшиеся в его дом действуют по беспределу и могут сделать все, что придет в их головы, в которые им ударила… нет, не моча… чувство безраздельной власти над маленьким человеком, бессильным противостоять совершаемому насилию, не ограниченному даже видимостью каких-либо законных рамок. 

Но старик все еще силился втолковать операм очевидное и легко проверяемое. А именно: огнестрельного оружия он в доме не держит, сам охотником не является. Охотником был его отец, имел удостоверение, но каким владел оружием, понятия не имеет, тем более, что батя жил в селе Казьминском по другому адресу и умер уже четверть века назад.  

Но вот из этого пояснения и были состряпаны, сфальсифицированы «события», изложенные якобы в акте «опроса» А. Петренко 25 ноября (в день обыска). И ни слова о том, что Алексей Алексеевич отказался давать какие-либо показания, сославшись на 51-ю статью Конституции.  

До настоящего времени ни супруги Петренко, ни их адвокаты «обреза» в глаза не видели. 

Вот смеху-то: что в конце концов предъявят «бойцы с террором» в качестве вещественного доказательства: обрез, который облапал оперативник?! «Акт опроса» Петренко» в день обыска?! Сфальсифицированные бланки с «объяснением» Светланы Алексеевны, заполнявшиеся операми во время ее нахождения в школе на дежурстве (на что указывает детализация телефонных звонков)?! 

Понятно, что следаки непременно назначат экспертизу «обреза», на котором точно есть «свежачок» - «пальчики» опера, который по совокупности вышеприведенных фактов, по сути, и должен проходить по делу как подозреваемый в преступлении.  

Но фейковым борцам с терроризмом во что бы то ни стало надо обнаружить пальчики старика Петренко. И, поверьте, «эксперты» их непременно «обнаружат» (в этом убеждены и его адвокаты).  

Бешеный спрос на «нужные» заказчикам экспертизы на Ставрополье создал широкоохватный криминальный бизнес, действующий рука об руку с правоохранительными, следственными и судебными органами и крышуемый этими структурами. 

Ложные экспертизы - их главный ресурс на пути достижения неблаговидных (а если прямо - преступных!) целей.  

Открытая информация: за деньги состряпают любое заключение «специалисты», которые и элементарным-то русским языком не вполне владеют, не говоря о «специальных» знаниях (чего требует закон).  

Тема заказных экспертиз - одна из главных тем журналистских расследований «Открытой» газеты, в которых называются конкретные имена продажных «спецов» и их организации, поставившие на поток фальсифицированные «заключения». 

На экспертные фальсификации особенно подсели коллегии Ставропольского краевого суда, причем - настолько явственно и беззастенчиво, отвергая любые попытки жертв заказухи указать на их нестыковки и парадоксальные «умозаключения», что выводы из этого можно делать однозначные. 

Зная об этом, адвокаты семьи Петренко, конечно же, будут добиваться проведения экспертизы подальше от сверхкриминализированного края, где не знаешь, на кого нарвешься – может, на групповой договорняк лиц с полномочиями силовиков, надзорников и судей.  

Постановление об обыске с заведомо ложными сведениями подписал большой чин 

Но опять уже слышится вопрос читателей: а при чем тут еще «сбыт оружия» - страшное уголовное преступление, которое сотрудники Центра по противодействию экстремизму белыми и гнилыми нитками шьют старику А. Петренко, и на что сразу же обращается внимание в преамбуле этой статьи?  

А вот тут и начинается вторая «серия» о том, какими подлыми способами «зарабатывают» звезды на погонах те, кто других способов, вероятно, и не знает. Или настоящая профессиональная работа кажется им слишком нервозатратной и трудоемкой, чтобы на ней «париться», когда есть выбор «не париться», а получить больше, «всего лишь» подделав пару процессуальных документов. 

Что это за документы? И кто решился на фальсификацию? Ответ читаем в постановлении о проведении обследования в доме Петренко. Дело это очень серьезное, для его проведения нужно решение краевого суда, который обязан проанализировать представленные следственными органами доводы и доказательства. 

Кто же представил в краевой суд «мотивированное постановление» с ходатайством о проведении обыска в домовладении пенсионеров Петренко? Вот оно, первое высокопоставленное лицо, засветившееся в этом деле – заместитель начальника полиции по оперативной работе Главного управления МВД России по Ставропольскому краю Юрий Матясов

Это он, полковник полиции Юрий Анатольевич Матясов, не дрогнувшей рукой подписал постановление с внесенными в него заведомо ложными сведениями о том, что проживающий в селе Казьминском 66-летний Алексей Алексевич Петренко «совместно с неустановленными лицами из круга своего общения занимается сбытом огнестрельного оружия и боеприпасов». 

Именно вот так грозно и страшно - «сбытом огнестрельного оружия и боеприпасов» - во множественном числе, должном указать на «системность» и длительность преступления. 

Заведомая ложность сведений была указана исключительно потому, чтобы изменить подведомственность дела, изменив его статус с простейшего в общем-то административного дела, которым занимается всего лишь участковый райотдела, в категорию самых тяжких преступлений, которые и раскрывает ЦПЭ.  

Рвались заполучить «дело» именно в Центр по противодействию терроризму с вытекающими отсюда грозными тюремными (до 20 лет лишения свободы) последствиями для подозреваемого (обвиняемого) и блестящими, радужными, коньячно-звездопадными и карьерными для полицейского начальства края. 

Куда устремился полковник Матясов? В генералы? На место своего начальника О. Олдака? Не сильно ли разбежался?! А куда рвется начальник ЦПЭ Леонид Можеровцев? На место Матясова? Не раненько ли даже при такой прыти, но уж слишком наглой?!  

Наверное, уже и дырки для медалей сверлят и на собственные погоны вожделенно поглядывают - с прищуром сладостного воображения… Ну а мы не можем вообразить, на какой же стремительный финал надеялись прожженные офицеры-оперативники, на пару затеявшие аферу с многочисленными фальсификациями и ее дураками-исполнителями.  

Та легкость, с которой полицейские начальники пошли на фальсификацию, наводит на мысль, что подобные дела в своей карьере они проворачивали отнюдь не единожды и, по всему, все складывалось для них удачно. А тут уже сразу начались проблемы, которые, обещаем, будут нарастать для них как снежный ком. Особенно после этой публикации, которую защита казьминских пенсионеров будет приобщать ко всем запросам, жалобам, заявлениям все выше и выше – вплоть до самых федеральных верхов.  

И первый облом, который фальсификаторы даже не могли и представить, случился, когда они узнали, что у казьминских пенсионеров работает в Ставрополе адвокатом дочь Наталья Алексеевна Петренко. Естественно, ей и стали звонить взволнованные родители, как только непредставившиеся мужики ввалились в дом, но, как уже сказано выше, сотовые телефоны были вырваны из рук стариков и отключены. 

Лишь добравшись до школы на дежурство, ее мама Светлана Алексеевна уже со служебного телефона в 7 часов вечера позвонила в Ставрополь дочери, захлебываясь слезами. 

Коррупционные мотивы силовиков проявились с яркой откровенностью 

Мало сказать, что Наталья Петренко была изумлена происходящим в родительском доме, она была потрясена, ошарашена – даже в ее богатой адвокатской практике такого полицейского беспредела еще не случалось.  

...Наблюдали за всем происходящим в домовладении семьи Петренко несколько человек, присутствовать которых при ОРМ попросила Наталья Петренко. Именно их свидетельские показания сегодня представляют большой интерес. И особый для следственных органов, если бы у них была цель разобраться в странной истории. Но свидетелей до отправки этого номера в печать, то есть спустя почти четыре (!) месяца после ОРМ так и не вызывали для опроса.  

Препятствует этому старший дознаватель, майор полиции отдела МВД по Кочубеевскому району Елена Шкабура,  которая ведет предварительное расследование. Она, укрывая  преступления своих коллег - Шепелева и Капицу, отказывается допрашивать свидетелей, располагающих об этом важной информацией.  

Шкабура, не стесняясь давила на адвоката Игоря Иванова, понуждая  защитника принять ее обвинительную позицию в отношении А. Петренко. Более того, зафиксирован факт умышленного искажения ею показаний свидетеля с той же целью - отвести подозрения от вышеназванных сотрудников ЦПЭ.  

То, что силовики поняли безрезультатную пустоту «операции по задержанию террориста», стало уже известно на второй день после обыска, 26 ноября. На телефон Алексея Алексеевича Петренко позвонил незнакомец и сказал, что «надо встретиться и переговорить».  

Приехали двое: не называя своих имен, один представился следователем Кочубеевского межрайонного следственного отдела, другой – сотрудником краевого УВД.  

С ходу предложили «все уладить, уголовного дела не возбуждать, стоить это будет недорого». Алексей Алексеевич, с презрением на них взглянув, отрубил: мол, с такими мерзавцами и говорить не станет - и сразу от них отошел…  

Странности этого же ряда продолжились и со звонком от кочубеевского участкового капитана полиции Дениса Бушнякова, пригласившего адвоката Наталью Петренко «для составления протокола об административном правонарушении в отношении ее отца Алексея Алексеевича Петренко».  

Светлана Александровна изумилась: «Для какого еще протокола, когда есть уже постановление об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении?!» 

Бушняков растерялся: «Ну это, знаете ли, постановление об отказе временное… (выделено мною. – Авт.)».  

«Что значит, временное?! – изумлению адвоката не было предела. - А ну-ка назовите такую «временную» норму закона?!» 

Поняв, что влип, Бушняков,отбиваясь от адвоката, начал хамить…  

Я прослушала аудиозапись этого разговора, где Бушняков через слово вставляя «блин» (хорошо, что не мат) орал, чтобы адвокат не доставала его процессуальными заморочками и вообще ему некогда с ней «объясняться». 

О чем может говорить этот эпизод? Возможно, еще об одной попытке вымогательства – за якобы невозбуждения им «административного дела». Это при том, что буквально за день до этого звонка «отказное постановление» уже было подписано начальником Кочубеевской полиции А. Даниловым и самим участковым Бушняковым.  

Видимо, последний полагал, что сумеет сорвать свой «куш», заявив Петренко, что примет отказное решение.  

Запахло жареным, надо тушить. Чьи погоны засветились в пожарной команде? 

28 ноября адвокат Петренко сообщила на телефон доверия ГУВД МВД о незаконных действиях оперативных работников Сергея Шепелева и Виктора Капицы. Сообщение передано в Кочубеевский межрайонный следственный отдел краевого Следкома. И его руководитель Т. Хачатурян и следователь этого отдела старший лейтенант юстиции А. Браткова внаглую отписались: «По результатам проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников оперативно-розыскной деятельности Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД по Ставропольскому краю ЦПЭ Сергея Шепелева и Виктора Капицы».  

В тот же день, 8 ноября, Наталья Петренко вместе с коллегой-адвокатом Игорем Ивановым подали заявление в краевой Следком о фактах фальсификации уголовного дела в отношении пенсионера-инвалида А. А. Петренко. До сего дня - оттуда никакого ответа.  

9 января аналогичное заявление они подали в краевую прокуратуру, которое было отфутболено в прокуратуру Кочубеевского района - и также безответно в нем сгинуло.  

22 января адвокаты Петренко и Иванов повторно отправили заявления на имя руководителей полицейского главка, управления его собственной безопасности и краевой прокуратуры - о нарушении конституционных прав пенсионера-инвалида, фальсификации документов уголовного дела, бездействии должностных лиц на заявления о преступлении, незаконные действия и превышения служебных полномочий оперативными сотрудниками, давлении и угрозах в адрес адвоката. Никаких ответов, никаких действий.  

23 января подобные заявления, дополненные подтверждающими обстоятельствами, ставшими известными в ходе адвокатского расследования, были поданы в краевое Управление ФСБ, руководителю краевого Следкома И. Иванову.  

В тот же день адвокаты Петренко и Иванов побывали на личном приеме в краевой прокуратуре у начальника отдела по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел И. Терешкина, который, вроде бы впечатленный услышанным, обещал взять под личный контроль рассмотрение всех адвокатских заявлений и жалоб. 

И в который уже раз (!) в ответ тишина. Словно какая-то смертельная морока, страшнее уханьского короновируса, сошла на всех адресатов заявлений – внимание! - о тяжком пре-сту-пле-нии с превышением должностных полномочий правоохранителями.  

Как все это понимать?! Однозначно только так (а иных версий даже выдумать не получится): в крае действует не просто «традиционная» круговая порука силовых и следственно-прокурорских органов - ситуация хуже.  

Не исключено, что в данной истории с парализованным престарелым «террористом» мы имеем дело с мощной мафиозной группой, состоящей из коррумпированных представителей этих органов. Группой высокопоставленных преступников, чья карьера и финансовое благополучие процветают на договорном коммерческом использовании должностных полномочий и преимуществ. И структурированных по сетевому признаку, то есть далеко, глубоко, широко и высоко распространивших коррупционные щупальца.  

Вылезла другая коллизия - возможно, о подпольных делишках силовиков 

Это допущение о коррупционной мафии в следственно-прокурорских и силовых органах края, выдвинутое адвокатом Натальей Петренко в ее многочисленных официальных заявлениях, и с которой полностью согласен автор данного расследования (из сотни подобных же публикаций в «Открытой», возможно, подтвердится коррумпированность силовиков на Ставрополье с неожиданной стороны). 

Суть в том, что из этой истории неожиданно вылезла другая страшная правда, которая может завершиться шокирующими разоблачениями (но только с участием Москвы!) и арестами полицейских оборотней… Но это уже будет новая громкая сенсация – на этот раз, как полагаем, «подпольной» деятельности силовиков. 

Свидетельства «подпольщины» накопала маленькая хрупкая и очень сильная женщина Наталья Петренко, проведя собственное адвокатское расследование обстоятельств, сопровождавших фееричную аферу сотрудников спецподразделения, решивших заработать очки на больном старике, представив его «террористом» со складом оружия и боеприпасов.  

Эти дополнительные обстоятельства мы оставим за скобками сегодняшней статьи, но в следующей публикации они станут, на наш взгляд, сенсационной «бомбой». О ней мы предупредили руководство краевого полицейского Главка с предложением принять участие в ее «обезвреживании» и дальнейшем расследовании, о котором должна знать широкая общественность.  

А до начала совместной «саперской операции» просим начальника ставропольской полиции Александра Григорьевича Олдака о личной встрече, чтобы от нас он узнал то, что скорее всего скрывают от него подчиненные.Тем более что у редакции нет (и не было) оснований считать, что он будет покрывать преступления подчиненных, если такое подтвердится.  

Так что, дорогие наши читатели, ждите в ближайших номерах второй, еще более сенсационной серии детективной истории. 

Уверяем, будет жарко! 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА
главный редактор «Открытой», 
лауреат премии Президента РФ 
« Правда и Справедливость» 
В расследовании участвовала 
адвокат Наталья ПЕТРЕНКО  
 

 

Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Находившиеся от стресса в прострации пенсионеры подписали чистые листы и бланки, и Светлана Александровна торопливо ушла на дежурство. -конец цитаты. Извините, дальше читать не стала, в прострации пенсионеры-это бывший директор водоканала и бывший бухгалтер кохоза! Чистые бланки и листы сейчас пожизненный сторож МТФ с тремя классами образования не станет подписывать, не то что бывшие чиновники!

Ивашка (не проверено)
Аватар пользователя Ивашка

Нет, прострация определенно есть, такой серьезный скандал и открытая тут как тут. Скоро до котиков и птичек дойдёт, глас народа отредактированный властью, чисто пар выпускать.

смотрел фильм п... (не проверено)
Аватар пользователя смотрел фильм про чайку

"....Так что, дорогие наши читатели, ждите в ближайших номерах второй, еще более сенсационной серии детективной истории"
Не знаю кто как, но лично я бы попросил Людмилу ЛЕОНТЬЕВУ,главного редактора «Открытой»,
лауреата премии Президента РФ « Правда и Справедливость», продолжить "сериал", скажем серией о бухгалтерии колхоза «Казьминский», и выражаясь словами главреда: Уверен, И ПОСЛЕ ЭТОЙ СЕРИИ будет жарко!

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях