Поиск на сайте

 

 

Так отреагировала 97-летняя ветеран войны на попытку чиновников устроить парковку возле памятника героям-медикам в Кисловодске

Тысячи солдат и офицеров, павших за родину в 1942 и 1943 годах на территории края, по-прежнему числятся как пропавшие без вести. О месте их гибели не знают родственники героев, нет их имен на обелисках. Между тем архивные документы позволяют нам установить место гибели и захоронения на Ставрополье многих советских воинов. И если лозунг «Помним! Гордимся!» идет от самого нашего сердца, наш долг вернуть неизвестному солдату имя.

Добрая и ко многому обязывающая новость пришла на днях из Москвы в краевой центр. Ставропольское мемориальное панно «Мы победили», установленное на территории мемориала «Вечная слава», на Международном конкурсе визуальной рекламы заняло первое место.

Решение о проведении всенародной акции «Помним! Гордимся!» по увековечиванию памяти о событиях Великой Отечественной войны, напомним, было принято в год 70-летия Великой Победы. Более десяти тысяч горожан принесли в пункты обработки информации фотографии своих отцов, дедов, прадедов - фронтовиков.

Панно «Мы победили» - один из самых посещаемых мемориалов в Ставрополе. С волнением люди всматриваются в старые фотоснимки тех, кто олицетворяет собой мужество и отвагу, честь, доблесть, преданность и любовь к отечеству. Наша память о них - самая дорогая для них награда.

Работая над проектом «Открытой» «Наша история», мы исколесили сотни километров по краю и соседним республикам, побывали в десятках музеев, библиотек, обратились в архивы, нашли людей, обладающих бесценными сведениями. И убедились: рассекреченные, но никогда не публиковавшиеся факты самой кровопролитной войны в истории человечества, в том числе напрямую связанные со Ставропольским краем, лежат мертвым грузом. До них, если быть откровенными, нет дела!

Памятники павшим бойцам и командирам на востоке Ставрополья есть почти в каждом населенном пункте - здесь осенью-зимой 1942 года проходил Огненный рубеж, дальше которого немцам пройти не дали. Здесь, как и в Сталинграде, решалась судьба родины, советского государства, да и всего мира.

Говорят, у истории нет сослагательного наклонения. Это не так. Даже представить страшно, как бы закрутилось колесо истории, если бы стальная гитлеровская армада смяла наши зачастую необученные и неподготовленные воинские соединения, захватив нефтяные промыслы Грозного и Баку…

Мемориалы, что довелось посетить нам в десятках сел, хуторов и станиц, были открыты в 50-60-х годах прошлого века. Многие из них с тех пор ни разу не ремонтировались капитально. О том, что ремонт и уход за памятниками требует средств, а бюджеты наши латаны-перелатаны, говорить уже просто стыдно. Дело вовсе не в деньгах, а в понимании нами той роли, которую в мировой истории сыграл советский воин-освободитель, величия и бессмертия его подвига.

Какими «финансовыми трудностями» можно объяснить, что сын фронтовика Леонид Умеренко уже шесть лет добивается восстановления варварски уничтоженного памятника не вернувшимся с фронта уроженцам села Подлужного Изобильненского района?

Восстановить мемориал суд обязал местную власть еще несколько лет назад, но функционеры десятка высоких инстанций продолжают слать сыну ветерана лживые, никчемные письма, находя все новые объяснения собственному преступному бездействию. И некому из наших государственных деятелей, с жаром рассуждающих о патриотизме, вступиться за память павших.

В прошлом году жительница Кисловодска, ветеран Великой Отечественной войны, майор медицинской службы 97-летняя Зинаида Алексеевна Савочкина вынуждена была вступиться за памятник героям-медикам на Курортном бульваре - медсестра на фоне защитного укрытия с вырезанным в нем крестом (Красный крест), символизирующим распятие. Тогда местная власть обманом хотела устроить в непосредственной близости от памятника парковку.

Потрясенная тем, во что хотят превратить площадь возле памятника, Зинаида Савочкина написала письмо руководителям города и губернатору: «Это хамство, это неуважение не только к нам, но и ко всем, кто сражался за Родину. Это неуважение и к истории страны, и к ее настоящему, и к вашей собственной жизни, которая возродилась после жуткой войны…»

Выяснилось, что памятник героям-медикам до сих пор не состоял на госучете и охране как памятник истории и культуры федерального, регионального и местного значения. Местная власть не позаботилась, чтобы установить вокруг памятника охранную зону. Разве не заслужил этого город-госпиталь, вернувший в строй 600 тысяч бойцов и сдавший для раненых шесть тонн крови?

Не денег нет у нас - совести нет!

Спустя семьдесят с лишним лет после победы мы не хотим знать, кто лежит в запущенных братских могилах. Именно не хотим знать, поскольку архивные документы позволяют нам сегодня из небытия вернуть многие имена «безымянных» героев.

Работа эта трудная и кропотливая, требующая сил, времени и даже каких-то небольших денег. Но, не проделав ее, разве можем мы с чистой совестью произносить: «Помним! Гордимся!»?

На обелиске в хуторе Дыдымкин Курского района мы насчитали сорок пять имен погребенных здесь солдат и офицеров. В краевой Книге Памяти их значится 227. А в братской могиле покоится более 8,5 тысячи! В основном те, кто официально числится пропавшим без вести.

Кому-то из пытливых родственников павших героев чудом удалось преодолеть препоны и преграды в архивах, почему-то доступных лишь избранным и закрытых для тысяч исследователей и уж тем более рядовых граждан.

Сохранив память о своих солдатах Великой Отечественной, эти люди со всего бывшего Советского Союза едут на Ставрополье, чтобы установить на братской могиле фотографию погибшего здесь своего деда и прадеда, чтобы дописать его имя на потемневшей от бесхозяйственности мраморной плите.

Между тем установление места гибели и погребения воинов является задачей государственной. В крае должны быть созданы комиссии и рабочие группы, стараниями которых пропавший без вести солдат обрел бы имя. А потом сотни и тысячи новых имен должны быть занесены в Книги Памяти городов и районов, высечены на обелисках, помещены на стендах в музеях и школах.

По-настоящему на Огненном рубеже, который протянулся по всему восточному Ставрополью, необходимо создать мемориальный комплекс в память о беспримерном мужестве советских солдат и офицеров - русских, грузин, армян, азербайджанцев…

В память обо всех тех, кто сложил голову или выжил на горных перевалах Кавказа, у хуторов Дыдымкин, Ага-Батыр, Кизилов, Графский, сел Серноводское и Полтавское, у населенных пунктов, стертых войной с лица земли и не существующих больше на карте родины. Ведь это была Победа, добытая единством!

Мемориал «Огненный рубеж» мог бы стать большим шагом на пути восстановления в крае исторической памяти. Но такая задача государственными мужами не ставится. Инициативы общественности не замечаются.

Алексей КРУГОВ,
Олег ПАРФЁНОВ
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий