Поиск на сайте

 

Безрезультатно

Краевой избирком уже восемь лет подряд подписывает соглашения о «защите избирательных прав», которые продолжают нарушаться с удвоенной силой, подчёркивая очевидное: эти «бумаги» отнюдь не контроль, а чистой воды показуха

 

Борис ВИШНЕВСКИЙ, депутат гордумы Санкт-Петербурга:


«...В 2014 году огромное количество членов избиркомов были уличены в махинациях. И практически никого не наказали.
Поэтому вторая причина следует из первой: безнаказанность.Что делать? Создавать прецеденты. Уверяю вас: один случай, когда руководство ИКМО посадят по статье 141 УК РФ, - и все остальные тут же прекратят безобразия».
 
(Из статьи «Беглову подобрали соперников для победы в первом туре» («НГ», №77 от 17.07.19 г.)

Председатель краевого избиркома Евгений Демьянов и уполномоченный по правам человека Николай Лисинский на прошлой неделе подписали соглашение о сотрудничестве...

Рядовую, вроде, новость пересказали множество провластных СМИ. Естественно, снабдив ее комментариями: дескать, теперь-то будет кому следить за «соблюдением и защитой избирательных прав». Свежо предание...

Сразу скажем: по нашему мнению, соглашение – мало что значащая бумажка, необходимая лишь для того, чтобы о ней могли рассказать провластные СМИ.

И «убаюкать» граждан байками о  том, каким строгим и неусыпным будет-де контроль на предстоящих выборах губернатора. Стоило бы напомнить, что Евгений Демьянов подписывает подобные соглашения с краевым омбудсменом перед каждыми «большими» выборами.

Так было в 2011 году (накануне выборов в краевую и Государственную Думы), затем в 2014 году (перед выборами губернатора) и в 2016 году (перед выборами в краевой и федеральный парламенты).

Тексты подписанных документов практически идентичны. Причем из года в год в них повторяется одна и та же фраза: «Соглашение вступает в силу с момента его подписания сторонами и действует бессрочно».

Иными словами, нет никакой надобности Демьянову ставить свою подпись снова и снова, ибо прежние документы никто не отменял – с юридической точки зрения, они все еще действуют. То есть все так же должен осуществляться «взаимный обмен информацией... взаимные консультации... мероприятия по правовому просвещению граждан».

Омбудсмен и председатель избиркома рассказывают журналистам, что ставят перед собой высокую цель – обеспечить полную прозрачность выборов.

При этом каждая избирательная кампания на Ставрополье почему-то заканчивается чередой скандалов.

Думские выборы 2011 года на Ставрополье отметились беспрецедентным разгулом «грязных» технологий: единороссы использовали против оппозиционных партий черный пиар, издавались подметные листовки, а в ночь перед голосованием неизвестные разгромили офис КПРФ в Ставрополе.

Наблюдателей от оппозиции не пускали на участки, зато зашкаливало «выездное» голосование. Члены комиссий затем сообщали о фактах откровенного переписывания итоговых протоколов.

Все это вылилось в массовые акции протеста, которые продолжались несколько месяцев. И только краевой избирком и уполномоченный по правам человека молчали...

В 2016 году, на очередных думских выборах, была также масса нарушений – хотя и не столь наглых, как прежде.

Движение «Голос» включило Ставрополье в тройку регионов с наибольшим количеством злоупотреблений: большинство из них касались административного давления на кандидатов и наблюдателей.

Соцсети снова изобиловали жалобами на массовые вбросы и подмены протоколов... И опять ни председатель избиркома, ни омбудсмен ничего не «увидели». И вот теперь, перед губернаторскими выборами, они подписывают очередное соглашение.

Только чиновникам нужно не очередной документ подмахивать, а дать оценку конкретным нарушениям избирательных прав.

«Открытая» о них в каждом номере пишет: это и издание незаконной агитационной газеты «Наш край», и предвыборные встречи губернатора, которые устраивают главы местных администраций.

Тут впору бы Лисинскому и Демьянову возмутиться, стукнуть кулаком по столу, провести строгие проверки. Но ничего этого не происходит... Ведь соглашение – не юридический документ даже, а всего лишь политический символ – по сути такая же пропаганда, против которой чиновники на словах протестуют.

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий