Поиск на сайте

 

Почти мистика

Глава Ставрополя Андрей Хасанович Джатдоев и жительница Ставрополя Елена Николаевна Маркина умерли в один день - 30 апреля и в одном возрасте - в 57 лет, то есть не дожив даже до «статистического уровня» продолжительности жизни. Оба тяжело болели, но их уход был уж очень стремительным, шокировавшим все окружение, ибо, как говорил писатель-мистик М. Булгаков, страшна не смерть, а ее неожиданность.  

Джатдоев и Маркина были много лет знакомы и относились друг к другу весьма уважительно, игнорируя в адрес друг друга накаты недоброжелателей, которых у каждого было много: у первого - в силу должности, требующей и гибкости, и хитрости, у другой – в силу характера правдолюбца и правдоруба.  

Удивительно, что психологические противоположности не отталкивали и не разделяли их - рядового горожанина и градоначальника: видно, было у них обоюдное понимание цены полезности, которую каждый несет их родному городу. 

Но было и то, что их объединяло зримо. И тот и другой оставили след в формировании облика краевой столицы: роль Джатдоева известна широко, ну а Маркиной только ближнему окружению - будучи прорабом многих знаковых строек в городе, она оставила потомкам ряд прекрасных зданий.  

Неизвестно, какие мысли занимали голову Андрея Хасановича в последние дни его жизни, конца которой он, естественно, не ожидал. 

Но можно достоверно полагать, что в последние дни (также своего неожидаемого конца) Елена Николаевна мысленно обращалась к Андрею Хасановичу, которому недели за две до этого отправила личное обращение, в котором изложила историю публичного нападения на нее муниципального чиновника - главного инженера городского МУП «Водоканал» Бовинова. 

Мерзавец поднял на нее руку в присутствии своих подчиненных и членов садового товарищества, чьи интересы Елена Николаевна защищала ( об этой истории речь ниже). Елену Николаевну это сильно потрясло: с копией письма Джатдоеву, в котором требовала главного инженера «Водоканала» уволить, пришла в редакцию «Открытой»: она справедливо считала, что о поведении чиновного хама должны узнать ставропольцы и что широкая огласка подвигнет ставропольцев решительнее защищать свое достоинство от подобных моральных уродов.  

Публикация была готова к печати, но коронавирусная чума с ее режимом самоизоляции надолго приостановила сам выпуск газеты...  

Елена Николаевна считала, что задержка публикации не имеет принципиального значения, принципиально - лишь сам ответ главы города, который и станет финалом, в честности которого она была уверена. 

За несколько дней до своего ухода Елена Николаевна мне позвонила, чтобы сообщить, что ответ из мэрии пока не пришел – она ждала его как избавление от терзающего ее душу унижения хамом, которому можно было ответить ударом в рыло, но со смертельным диагнозом ей это было уже не по силам.  

Я еще тогда вот о чем подумала: какой же мощной нравственной силы она была: пережив сложнейшую операцию, она мужественно терпела физическую боль, но страдание от унижения чиновным хамом чувствовала острее.  

Потому что чувствовала и осознавала происшедшее покушением всесильного должностного ХАМА на честь и права сотен людей, интересы которых она в тот момент представляла.  

Елена Николаевна уже никогда не узнает, как отреагирует уже нынешняя горадминистрация на Бовинова, но мы, живые, быстро поймем: «Мы твари дрожащие или право имеем?!» 

Если Бовинова оставят при должности с мотивацией «нет человека (то есть Е. Маркиной и адресата ее требования – А. Джатдоева) - нет проблемы», тогда достоверно считайте: «новые времена» морально-нравственного одичания, «торжества Хама» ворвались в нашу жизнь как вирусная чума. Но если вирус лечится и отступает, то социально-правовой катаклизм – реальная катастрофа с последствиями на годы и годы... 

Ниже мы публикуем материал в том виде, в котором он был подготовлен к печати накануне объявленного властями «карантина» и требований «самоизоляции». На фоне событий, вобравших в свой трагический водоворот весь мир, эта частная история, в которой за это время двое действующих ушли в небытие, обретает какой-то мистический смысл.  

Ну пусть это и не мистика, но точно - история для глубокого философского и психолого-нравственного осмысления того, что с нами было и что со всеми будет после выхода из тяжелого дурмана - коронавирусной войны, последствия которой изменят мир до неузнаваемости. 

Страшнее всего ожидать последствия. 

Людмила  ЛЕОНТЬЕВА 

 

 

Добавить комментарий

Голос за!

Голоса: 10

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях