Поиск на сайте

 

 

Уголовное дело по факту трагической гибели сироты ставропольского детдома будет расследовано повторно

 

Скоро три года, как тянется процесс по делу о гибели сироты Саши Тивилёва в ставропольском детском доме №12. Его убила сторожевая собака, которая  в нарушение всех мыслимых норм и правил обитала во дворе детдома. Этот инцидент потряс и ужаснул всю страну.
Следователи начали шевелиться только после того, как возмутилась общественность и граждане стали проводить возле краевой прокуратуры пикеты и собирать подписи, требуя довести расследование до конца и наказать виновных. До того они тормозили дело и явно рассчитывали, что все как-нибудь само собой рассосется. 
Правоохранители не смогли даже установить, кому принадлежала убившая человека собака. Материалы дела, переданные  в суд, неоднократно возвращались следователям назад в связи с многочисленными грубыми нарушениями в них.     
После следствия, которое растянулось на годы,  материалы дела были рассмотрены в Октябрьском районном суде. Обвиняемая, директор детдома Антонина Остроухова, благодушно взиравшая, как опасные собаки содержатся рядом с детьми, была оправдана.
Судья Эдуард Зеренков  фактически превратил открытый судебный процесс в закрытый. Он перенес слушания из зала судебных заседаний в свой кабинет, где едва могли поместиться несколько человек. Он лично выбегал захлопывать дверь перед гражданами, желающими присутствовать на процессе. 
В материалы дела впихивали, вбивали, другого слова не подберешь, все, что могло говорить в пользу обвиняемой. Все, что могло свидетельствовать против нее, туда не допускалось категорически. Одну свидетельницу судья оборвал в момент, когда она перешла к сути дела. А другим свидетелям было позволено свободно рассуждать на посторонние темы. 
Важные документы, имеющие значение для установления обстоятельств дела, не были приобщены к материалам судебного заседания. В то же самое время туда попали многословные пустопорожние бумаги, которые только запутывали суть и раздували пачку с документами.
А что же прокуратура?
Представитель надзорного органа, присутствующий на суде и представляющий сторону обвинения, был скромен, даже застенчив и на весь этот разгул правосудия взирал, не пытаясь протестовать. Во многих случаях он продемонстрировал свою беспомощность и некомпетентность. Саша Тивилёв был сиротой, его родителей заменило государство. А представитель государства на процессе вел себя отнюдь не как родитель.
В качестве представителя интересов погибшего мальчика на суде присутствовала сотрудница детского дома, то есть подчиненная обвиняемой. Она официально являлась представителем стороны обвинения, но помогала стороне защиты, а обвинению (и прокурору) мешала как могла. Прокурор не возражал.
Это пессимистичная сторона дела. Но есть и оптимистичная: краевой суд отменил решение Октябрьского районного суда. Краевые судьи  не согласились с тем, что директор детского дома Остроухова не виновна в гибели подростка. Дело направлено на повторное рассмотрение.
Именно неравнодушные граждане добились, что это дело при противодействии разных заинтересованных лиц не было похоронено в бумагах, не кануло в безмолвии. Реакция общества на несправедливость, голос народа сделали свое дело. Несколько заявлений в краевую прокуратуру, губернатору, президенту, несколько пикетов, несколько тысяч подписей граждан под обращением, несколько честных публикаций в средствах массовой информации - и  дело, кажется, стронулось с мертвой точки.

 

Артем ФАТЕЕВ, 
строитель
Ставрополь

 

Tasha04 мая 2010, 14:58

 
 
 
 

статья ни о чем. Сравните с материалом Ставрополки, где не только обиженные крики, но и некоторое подобие анализа.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий