Поиск на сайте

 

 

Закон позволяет многодетной матери из Новоселицкого района получить российское гражданство.

Но бездеятельные сотрудники миграционной службы бесстыдно грозят ей депортацией
 
«…Я горячо люблю свою родину и являюсь патриотом своей страны. Но то, что ныне происходит с моей семьей на моей родине, трудно связать с  такими понятиями,  как «отчизна» или «патриотизм». Любимый мной человек незаслуженно страдает в моей любимой стране. В 2004 году я женился на девушке, которая приехала из Таджикистана в Россию, Коваленко Людмиле. Мы верующие люди, и поэтому жить в блуде или, как сейчас модно говорить, в гражданском браке, мы не могли, потому что это грех. И мы узаконили  свои отношения в загсе. При регистрации брака, как это принято у нормальных людей, моя жена взяла мою фамилию, и это стало причиной всех проблем и бед, которые выпали на долю нашей семьи…»
(Из письма Сергея Селютина в редакцию «Открытой»).
 
Как получилось, что обычный бюрократический вопрос с получением российского гражданства стал неосуществимой мечтой для русской женщины в России? Чем можно помочь многодетной  женщине из села Журавского, десять лет назад приехавшей в Россию из Таджикистана, вышедшей здесь замуж, родившей шестерых детей, но так и не получившей гражданства?  Такие вопросы мы адресовали  в своих статьях читателям нашей газеты и чиновникам, отвечающим за вопросы гражданства и помогающим  многодетным семьям и детям («Нелегальная мама» - №14 от 16 апреля с.г., «У нас на Ставрополье что - дети лишние?» - № 22 от 11 июня с.г.).
 
По инициативе уполномоченного по правам ребенка в Ставропольском крае Светланы Адаменко, в Управлении ФМС по Ставропольскому краю собралась рабочая группа для решения проблемы с российским гражданством многодетной мамы Людмилы Селютиной.
Оставили молодые родители шестерых своих малолетних детей под присмотром 80-летней прабабушки, а сами в 35-градусную жару отправились за 150 километров в Ставрополь. Приехала из Ессентуков специально на заседание этой комиссии и я. Тема в газете поднята нами, только из-за наших публикаций и собралась эта комиссия, а потому не ехать было нельзя.
 
 
Законы здесь устанавливает начальник
 
...Я зашла в кабинет вместе с Селютиными, представилась. Стала дожидаться, пока рассядутся главные действующие лица, чтобы присесть в уголке на свободный стул и тихонько наблюдать за процессом.
Но мой рабочий настрой грубым окриком прервала хозяйка кабинета – начальник отдела по вопросам гражданства краевого УФМС Светлана Белова: «Вас сюда никто не звал! Освободите кабинет!»
Я возразила. Присутствовать на этом заседании – мое профессиональное право, и я указала Беловой на то, что ее действия подпадают под статью 144  Уголовного кодекса, пункт 2 которой предусматривает наказание за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов с использованием своего служебного положения.
Но Белова с Уголовным кодексом была явно не знакома, а потому, видно, считала, что закон не для нее писан. Для нее «закон» - приказ ее начальства. Она так именно и заявила с потрясающей непосредственностью: «Мне никто команды вас сюда пускать не давал!»
Теперь черед удивляться пришел и мне: как же чиновник, нарушающий федеральные законы или вообще не имеющий о них представления, может еще кому-то давать разъяснения, как эти законы исполнять? Не говоря уже о том, что при такой профессии и на такой должности госслужащие должны бы иметь хоть каплю сочувствия к людям, приезжающим сюда со своими бедами и надеждой на помощь?!
Но этот вопрос явно не к Беловой, а к ее начальству. Исполняющий обязанности руководителя краевого УФМС Казбек Эдиев, похоже, всю деятельность подчиненных «замкнул» на себя. Какую же роль он сыграл в сегодняшнем хамоватом приеме журналиста, если за неделю я сообщила ему и уполномоченному по правам ребенка в Ставропольском крае Светлане Адаменко о своем намерении присутствовать на мероприятии. Он не возражал, о чем я и сказала Беловой.
 
«Не пускать ни под каким предлогом!»
 
Но, по всему, Белова знала своего начальника как облупленного и отослала меня к нему «согласовывать». Пять минут спустя я осознала издевательское поведение миграционной начальницы, когда, отправившись на третий этаж, сразу на лестничной площадке наткнулась на закрытую дверь, за которой находится приемная руководителей УФМС.
Общаться с секретарем в приемной мне пришлось через динамик домофона. Секретарь заверила меня, что Беловой сейчас перезвонят, а потому я снова зашла в кабинет Беловой. И дамочка снова беззастенчиво указала мне на дверь: было полное ощущение, что я общалась с рыночной, торговой публикой - наглой, распущенной, уверенной в полной безнаказанности.
Но на этом мое изумление не завершилось: едва закрыла за собой дверь, как услышала, что в кабинете Беловой зазвонил звонок и через несколько секунд она громко озвучила присутствующим указание Эдиева: «Не пускать ни под каким предлогом!»
Какие такие государственные интересы Белова и Эдиев защищали, бросаясь на журналиста, как на амбразуру вражеского дота?! Какие государственные секреты мыслили обсуждать с многодетной мамой, уже 10 лет жаждущей получить российское гражданство? Выходит, что привлекать к уголовной ответственности за воспрепятствование журналисту в праве исполнять свои профессиональные обязанности надо и Казбека Эдиева?
Эти вопросы недолго мучили меня, когда я вышла в коридор и присела на освободившийся стульчик среди многочисленных посетителей. Мои мысли быстро превращались в строчки редакционного обращения в краевую прокуратуру. Обращение это на имя краевого прокурора Юрия Турыгина о незаконности действий миграционных чиновников редакция уже отправила.
 
Грозные рыки миграционных будней 
 
Вскоре из-за закрытых дверей кабинета, где заседала рабочая группа по проблеме Людмилы Селютиной, стали доноситься возбужденные мужские голоса. Потом оттуда взбудораженно выскочил начальник отдела виз, разрешений, приглашений и регистрации иностранных граждан краевого УФМС Юрий Ващенко.
С грозным рыком он ворвался в соседний кабинет и хлопнул входной дверью так, что со стоящего рядом шкафа упал большой степлер и попал в дверной проем - раздался скрежет, и дверь уже больше не закрывалась.
Весь этот начальственный ор и истерическое поведение изумленно слушали и наблюдали ожидавшие приема посетители, жаждущие получить российское гражданство.
«Дайте мне документы! Где папка? Быстро найдите! Почему до сих пор не подготовили? Уволю всех к чертовой матери!» - кричал на подчиненных Ващенко и метался из кабинета в кабинет между сотрудниками своего отдела. Потом с какой-то папкой убежал на третий этаж, видимо, в кабинет к Эдиеву.
Как я узнала позже, в этой папке были тщательно собранные Людмилой Селютиной документы для получения российского гражданства.
На этом заседании с учетом новых обстоятельств доводы Селютиной и правомерность отказов ей должны были быть заново тщательно рассмотрены. Но до кабинета, где заседала сегодняшняя комиссия, эту папку так и не донесли. Совершенно очевидно, что никто содержимое этой папки не изучал, никто к совещанию не готовился. А потому самое простое и привычное для этой замечательной службы с грубыми, истеричными сотрудниками было послать куда-нибудь в очередной раз Людмилу Селютину. На этот раз ее послали сразу в два адреса.
Понятно, что, камуфлируя собственный непрофессионализм, чиновники будут пытаться валить все на саму Селютину. Так оно в тот день и происходило.
«Людмилу стали обвинять в том, что она представила о себе ложные сведения: в паспорте указана ее девичья фамилия, - взволнованно рассказывал мне ее муж Сергей о том, что происходило за закрытыми дверями кабинета Беловой. - Кто-то из чиновников заявил ей: «Еще спасибо нам скажите, что вас тут не штрафуют и не депортируют из страны». Тут уже возмутился я: что вы пытаетесь на нас тут «навешать»? Людмила ни одного дня ни от кого никогда не скрывала, что у нее паспорт на старую фамилию, что она вышла замуж, взяла фамилию мужа, родила шестерых детей. Она всегда все подтверждающие это документы прикладывала к своим заявлениям.
Ее обвиняют в том, что она незаконно находится на территории России. А у нее все законные основания здесь находиться есть! И непонятно, почему в краевой миграционной службе посчитали, что она что-то от них скрыла, и лишили ее документа - официального разрешения на временное проживание? Почему нам так и не показали этих документов?»
Миграционные чиновники обвиняют сегодня Людмилу Селютину в том, что она 10 лет не предпринимала никаких попыток получить гражданство в России. Лгут. Потому что каждый раз, когда Людмила приходила в миграционную службу со своими документами, их попросту отказывались принимать.
В этот раз Людмила тоже привезла с собой пакет документов. Но никто из членов комиссии их даже просмотреть не захотел.  Потому что готовились только к одному – отказать ей в очередной раз. Потому что озвучить отказ несчастным людям, наблюдая их растерянность, слезы отчаяния, по всему, доставляет серому чиновнику радость и удовлетворение.
 
Чиновное хамство в коридоре ожидания ощущается острее
 
Громкие скандалы с хлопаньем дверей и криками чиновников поневоле расстроили и ожидающих приема людей. Отсидевшие в напряженном ожидании по несколько часов посетители вздыхали: «Не повезло нам, теперь они будут и с нами такими же обозленными».
От спертого воздуха и многочасового сидения в коридоре многие чувствовали себя и физически плохо. Рядом со мной сидела симпатичная молодая пара: парень наш, ставропольский, а девушка – украинка. Поженились пару месяцев назад. Молодая жена на шестом месяце беременности. Ребята рассказали мне свою историю, очень похожую на историю семьи Селютиных. Молодую женщину на шестом месяце беременности после регистрации брака ставропольские миграционные чиновники отправили менять паспорт на фамилию мужа в пылающую огнем Украину!
Ребятам на чужой машине пришлось ехать через всю страну, чтобы с севера заехать на Украину, там, говорят, поспокойнее. Они только что вернулись с новым паспортом, но кто ответил бы за их гибель, если бы вдруг что-то случилось? Почему настолько бесчеловечны миграционные чиновники?
Будущая мама, только что приехавшая с новым паспортом из пылающей Украины, уставшая с дороги, не знающая, куда пристроить свой живот, вынуждена была в 35-градусную жару, в духоте и на жестком стуле провести еще несколько часов, дожидаясь своей очереди на прием.
Она вскоре не выдержала и даже прилегла на стульях в коридоре. Как будто не миграционная служба у нас, а какой-то «пыточный» приказ времен Петра I, который при этом императоре возглавлял «псарь-кесарь» Иван Ромодановский. (Это ж надо, какие совпадения бывают в истории: фамилия нынешнего руководителя миграционной службы России тоже Ромодановский - только человек он честный и разумный и, конечно, не знает, до какого предела опускают имидж его ведомства ставропольские подчиненные.)
 
Многодетную мать посылают в опасное путешествие
 
Так что же насоветовали Людмиле Селютиной на официальной встрече бездеятельные миграционные чиновники в этот раз? Да ничего нового! Первый, «особо ценный» совет – ехать в Таджикистан и получать новый внутригражданский паспорт на свою новую фамилию.
Совет этот муж Людмилы отвергает напрочь – опасно, Людмила может не вернуться, а у нее здесь шестеро малолетних детей, да и денег на дальнее и опасное путешествие в семье нет.
Но что еще есть, кроме чисто человеческих опасений Сергея? А есть информация, которую мы нашли на страничках www.tadjik.net - социальной сети Таджикистана. Молодой человек, который сам работал в консульском отделе посольства Республики Таджикистан, абсолютно понятно и недвусмысленно разъяснил: «Внутренний паспорт гражданина Таджикистана выдается только на территории Республики Таджикистан, в ОВД Вашего района (где вы прописаны)».
Людмила в Таджикистане уже давно ни по какому адресу не прописана. Десять лет назад она вместе с семьей уезжала в Россию на постоянное место жительства. Именно эта цель ее приезда в нашу страну была записана в ее миграционной карте.
Родственники перед отъездом продали свое жилье и выписались с занимаемой жилплощади. Наверное, поэтому, когда 10 лет назад сразу после женитьбы Сергей названивал в Таджикистан, спрашивая о возможности получения его женой нового паспорта, ему еще тогда ответили: «Где зарегистрированы, там и паспорт получайте».
Непонятно только, почему позиции этого государства не хотят знать в УФМС? В тридевятом царстве живут? У них что, Людмила Селютина – единственная в крае приехавшая из Таджикистана женщина, вышедшая замуж и сменившая из-за этого фамилию? Как опять хочется применить к кому-нибудь из миграционных чиновников Уголовный кодекс!
 
 
Над семьёй издеваются. По незнанию или умыслу?
 
Не ищи отговорок, они должны всегда быть у тебя под рукой – еще одно неписаное правило бездеятельных чиновников. Чтобы отказать в приеме документов Людмиле Селютиной, в этот раз ей «посоветовали» отправиться в посольство Республики Таджикистан в Москве, чтобы она привезла отказ от гражданства. Только, мол, после этого, возможно, и примем у вас документы.
Поскольку не заглядывали в ту самую пресловутую папку с материалами, то не понимали важных моментов - такого, например: под именем Людмилы Селютиной наша героиня гражданкой Таджикистана никогда не была. Людмилой Коваленко была, а вот Селютиной не была.
Второе обстоятельство: гражданство Республики Таджикистан Людмила Селютина-Коваленко уже давно утратила. Потому что процедуры отказа в таджикском законе о гражданстве не предусмотрено. В ст. 29 «Закона о гражданстве Республики Таджикистан» прописаны случаи, в которых человек утрачивает гражданство Таджикистана. Один из них как нельзя лучше подходит для Людмилы Селютиной: «Гражданство Республики Таджикистан утрачивается, если лицо, постоянно проживающее за границей, не встало на консульский учет без уважительных причин в течение пяти лет».
Утрата гражданства по таджикскому закону наступает со времени регистрации данного факта полномочными государственными органами. Так ведь Людмила еще год назад отправила свое нотариально заверенное заявление в посольство Таджикистана в Москве, давно получила почтовое уведомление, что документ в посольство доставлен. Только вот в ответ ей ничего больше так и не поступило.
Примечательно то, что точно такие же документы (копии нотариально заверенного заявления и почтовой квитанции) принимают миграционные службы в других регионах при отказе от гражданства, Молдовы или Украины например.
Об этом между собой делятся наши новые соотечественники на страничках сайта «Закония». А в УФМС Ставропольского края на этот документ Людмилы Селютиной даже не взглянули, хотя она его с собой на заседание тоже старательно прихватила.
 
По чьей протекции работают чиновники этой службы?
 
Ну и третий момент - главный: отказываться от гражданства Таджикистана нет необходимости.
В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации «О гражданстве Российской Федерации» от 19 апреля 2002 года (статья 13, пункт «г»), при принятии российского гражданства не требуется отказ от таджикского гражданства, так как между Республикой Таджикистан и Российской Федерацией существует «Договор об урегулировании вопросов двойного гражданства» от 7 сентября 1995 года, который признает за своими гражданами право приобрести гражданство Российской Федерации, не утрачивая при этом гражданства Республики Таджикистан (статья 2).
Эту информацию я нашла на сайте посольства Российской Федерации в Таджикистане. И то, что о нем не знают ставропольские «миграционщики», - это уже из ряда вон по профессиональной квалификации нашей службы. Что за кадры заполонили тогда ставропольское УФМС? Начинаешь подозревать, что сюда, на непыльные должности, где можно ничего не делать, а деньги получать, попадают только по протекции.
Почему они не знают того, что легко могли выяснить, подняв со стула пятую точку? Да, основания для законного пребывания в России и для оформления гражданства Российской Федерации должны быть более вескими, чем желание отказаться от гражданства Таджикистана. И они, эти основания, предусмотренные законом о гражданстве РФ, у Людмилы Селютиной есть. И мама с бабушкой – граждане России. И россиянин-муж. И брак длится гораздо дольше положенных по закону трех лет. И шесть маленьких граждан РФ – это шесть дополнительных плюсиков в пользу предоставления Людмиле Селютиной российского гражданства.
Так почему же все эти плюсики не могут перевесить недостающей одной бумажки, которую и получить-то возможности никакой нет? Почему миграционные чиновники, встречаясь с семьей Селютиных, сознавая, что заявители не виноваты в возникшей ситуации, упорно не желают подходить к проблемам семьи индивидуально?
Почему, если сами не принимают ее документы о гражданстве, не хотят отправить ее заявление со своими комментариями в ФМС России или в комиссию по вопросам гражданства при президенте, в которой коллегиально и решили бы эту проблему?
 
Как всегда, проблему будут решать в Москве?
 
О десятилетии несчастий многодетной семьи Селютиных я рассказала Александру Броду, члену президентского Совета по правам человека. Он входит в Общественный совет при ФМС России. Он был тоже поражен и обещал обязательно обсудить проблему многодетной семьи Селютиных лично с Константином Ромодановским.
А редакция «Открытой» подготовила письмо в адрес постоянно действующей при президенте России комиссии по вопросам гражданства. Свои подписи под этим письмом, кроме главного редактора нашей газеты, поставят глава администрации Новоселицкого района Олег Проскурин и уполномоченный по правам ребенка в Ставропольском крае Светлана Адаменко.
Надеемся, в Москве разберутся в этой затяжной и вполне решаемой проблеме для тех, кто на службе, извините, не штаны протирает, а работает в интересах государства и не презирает людей, которые его содержат за счет налогов от своего труда. В том числе и трудовая семья Селютиных, которая хочет, чтобы шестеро славянских детишек воспринимали Россию родиной, а не мачехой.
А пока все идет в традициях «бардачного региона», как прозвали край в столице: не находя решения даже несложных проблем на месте, десятки тысяч ставропольцев пишут челобитные в Москву. А из челобитных нетрудно понять, кто из местных чинуш, пуская людей по адскому кругу, по сути, подрывает основы социальной стабильности государства и опускает имидж края до уровня плинтуса.
 
Елена СУСЛОВА
 
 
Сергей Селютин (на фото) посвятил жене Людмиле стихи собственного сочинения
 
Мое сердце по-прежнему нежное,
хоть измучено все и истерзано,
и избито словами жестокими,
и изорвано злыми упреками.
Испытало оно боль и страдание,
поношение и изгнание,
клевету, позор и предательство - 
это верности доказательство.
 
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Нина (не проверено)
Аватар пользователя Нина

Ставропольских чиновников пора сажать за некомпетентность и хамство. Люди страдают по всем позициям. Я 3 раза ходила в гос-ю стаматологическую поликлинику к 6.30ч., но так и не смогла взять бесплатный талон к врачу. А говорят у нас есть бесплатная медицина и так по всем вопросам.

А. Бельведерский (не проверено)
Аватар пользователя А. Бельведерский

Любите Россию, мать вашу!

Добавить комментарий