Поиск на сайте

 

В каком новом прочтении нуждается русский классик Иван Тургенев, рассуждает профессор Северо-Кавказского федерального университета Вячеслав Головко

В первых числах ноября в Москве прошла Международная научная конференция «Тургеневские чтения-2016. Феномен творческой личности Ивана Сергеевича Тургенева в русской и мировой культуре». Мероприятие стало первым в преддверии празднования 200-летнего юбилея классика русской литературы в ноябре 2018 года.
Указ об этом был подписан президентом России. Владимир Путин поручил правительству создать оргкомитет по подготовке и проведению празднования, разработать и утвердить план основных мероприятий. «Рекомендовать органам исполнительной власти субъектов РФ принять участие в подготовке и проведении мероприятий, посвященных празднованию 200-летия со дня рождения Тургенева», - говорится в документе.
О том, насколько важно обратиться к наследию выдающегося русского писателя и философа, в беседе с корреспондентом «Открытой» рассуждает автор более ста работ о Тургеневе, доктор филологических наук, профессор Северо-Кавказского федерального университета Вячеслав ГОЛОВКО (на снимке).

- Вячеслав Михайлович, недавно вы вернулись с тургеневской конференции в Москве. Подобных масштабных мероприятий, посвященных русским классикам, не считая, может, Пушкина, я что-то не припомню…

- Да, вы правы - тургеневская конференция стала событием огромной культурной значимости. Особенно наглядно проявилось это на фоне того, как в 2011 и 2012 годах мы, по сути, прошли мимо юбилеев трех ярких фигур в русской культуре - Виссариона Григорьевича Белинского, Александра Ивановича Герцена и Ивана Александровича Гончарова. Горько, когда наша «забывчивость» проявляется в сфере культуры, которая нас очеловечивает.

- Забывчивость – как свидетельство духовной атмосферы России в целом?

- К сожалению. Поэтому юбилей Тургенева должен стать праздником всей национальной культуры. Духовный климат в стране надо менять, не жалея ни сил, ни средств, ни времени, в этом деле одних патриотических акций мало.

- Тургеневу, знаю, вы посвятили много работ, две монографии, сейчас работаете над книгой по искусству художественного философствования писателя. Какие первые ваши впечатления от конференции - организации, выступлений коллег, глубины их поиска?

- Я был практически на всех тургеневских конференциях с начала 70-х годов прошлого столетия, а потому есть с чем сравнивать. Мне посчастливилось общаться с такими выдающимися литературоведами, исследователями творчества писателя, как Алексеев, Батюто, Лотман, Курляндская, Назарова, Маркович, Мостовская, Пустовойт, Шаталов, Громов, Недзвецкий… Эти имена - гордость науки и страны в целом, стараниями этих людей духовный уровень нации находился на высоте.

В 1968 году, когда отмечался 150-летний юбилей Тургенева, я был ассистентом Елабужского пединститута и работал над диссертацией о художественно-философской антропологии писателя. Тогда юбилейные мероприятия освещали все ведущие СМИ страны. Главное торжество проходило в Большом театре и транслировалось по Центральному телевидению от начала до конца.

В те дни академик Михаил Павлович Алексеев наметил программу тургеневедения на десятилетия вперед. Главную задачу ученых, работников культуры и образования он видел в том, чтобы воссоздать неискаженный образ Ивана Сергеевича Тургенева - писателя-философа, «гуманиста, патриота, взыскательного художника, человека высоких мыслей и чувств». И эта программа воплощалась в жизнь.

Недавняя конференция вызвала у меня противоречивые чувства. С одной стороны, хочу засвидетельствовать свое глубокое уважение работникам Государственного музея Пушкина, Государственного литературного музея и библиотеки-читальни имени Тургенева за то, что они, как организаторы Тургеневских чтений, подробно остановились на необходимости подготовки к юбилею писателя.

А с другой стороны, я с горечью осознал, как поредели ряды тургеневедов и слушателей, как молодым ученым не хватает оригинальности идей и историографической культуры!

На конференции почти никого не было из Российской академии наук. Я не заметил, что создан и работает оргкомитет по празднованию юбилея Тургенева. Кто вошел в его состав, чем заняты эти люди?.. Есть энтузиазм отдельных людей, но общей слаженной работы нет.

- Если бы подготовкой к юбилею занимались ученые, по-вашему, было бы лучше?

- Ученые в тесном контакте с представителями культуры, о чем я и поставил вопрос сразу же, в первый день работы конференции. Речь идет о необходимости объединения фундаментального и прикладного тургеневедения на уровне федеральной комиссии или рабочей группы для подготовки и издания коллективного труда, подводящего итоги изучения мировоззрения и творчества писателя за последние полвека.

Если мы говорим об ответственности в выполнении президентского указа, по-иному, с моей точки зрения, невозможно. Тем более что у нас есть примеры взаимодействия науки и культуры. Примером сотрудничества литературоведов Петербурга и работников орловских музеев Тургенева является, скажем, издание трех академических выпусков новых материалов и исследований, посвященных писателю, а также писем матери Тургенева, Варвары Петровны.

- В числе организаторов конференции не оказалось учреждений не только академической, но и вузовской науки. Выходит, в фундаментальном тургеневедении поставлена точка?

- В том-то и вопрос, что Тургенев давно и остро нуждается в новом познании, осмыслении и переосмыслении. Время не течет уже, как раньше, а стремительно несется, и классик нам нужен живой, мы обязаны соотнести его труды с текущим днем.

- Вы предлагаете осовременить писателя, приблизить его к нашим реалиям?

- Смотря что понимать под словом «осовременить». На конференции тоже звучал тезис: докажите, мол, что классика современна!

Зачем доказывать очевидное?! Сам вопрос поставлен, мягко говоря, некорректно: это нам надо дорасти до классики, а не проводить ее ревизию на предмет актуальности. Чтобы понять классиков, надо предъявлять к себе повышенные требования, но делать это мы разучились. Шекспир изучается веками, и никто, слава богу, не требует приспособить его к реалиям современности, опустить до уровня обывателя.

Прочитать Тургенева сегодня - значит открыть в его произведениях новые смыслы, которые обогатят нас. Эту работу ведет и никогда не прекращала, например, тургеневская группа Пушкинского дома. Но в целом у меня сложилось такое ощущение, что после публикации Полного собрания сочинений и писем классика академическая наука утратила к нему интерес. Хотя очевидно, что опубликованное наследие - это лишь старт для дальнейшего поиска.

- Вы ждете от академической науки прорыва в тургеневедении? Где же надо искать?

- Да, мы в ожидании такого прорыва, и он возможен, я полагаю, в области философии литературы. Беда в том, что Тургенев для многих по-прежнему остается автором социально-психологических романов - взгляд узкий, ограниченный, примитивный.

Между тем в книгах писателя открывается поразительная глубина смыслов, в них есть ответы на многие вопросы современности о сущности человека, его свободе и долге, о нравственном выборе, о критериях меры и гармонии, о гуманистических целях общественного развития.

Вдумайтесь в слова писателя из письма Льву Толстому 1857 года: «Системами дорожат только те, которым вся правда в руки не дается…» Под системностью понимается  сужение кругозора художника. А далее ставится вопрос о природе эстетического познания мира.

А какая глубина открывается в суждениях об основных человеческих способах существования в мире - созерцании, поступке мыслью и действии в статье Тургенева «Гамлет и Дон Кихот». В биографии Тургенева, мыслителя и писателя, в его этической концепции много поучительного и полезного для себя мог бы найти любой наш современник.

Как актуально звучат слова писателя о «крепости нравственного состава» личности, о том, что, если переведутся самоотверженные Дон Кихоты, «пускай закроется навсегда книга истории!», ибо «в ней нечего будет читать».

Влияние Ивана Сергеевича, до тонкостей знавшего мировую культуру, на художественное сознание и философскую мысль его и последующего времени было, может, и не столь очевидным, но значимым, иначе бы он не привлек к себе внимание крупных мыслителей прошлого и позапрошлого веков.

Мимо фигуры Тургенева не прошел ни один деятель Серебряного века - Айхенвальд, Бальмонт, Анненский, Розанов, Бердяев, Мережковский… В голодном, объятом братоубийственной бойней 1919 году философ и литературовед Михаил Осипович Гершензон издает книгу «Мечта и мысль И.С. Тургенева» на оберточной бумаге! И не случайно: великий писатель предчувствовал эстетику модернизма, и деятели эпохи «нового идеализма» видели в нем своего предшественника.

Д.С. Мережковский, писатель, философ. 1909 год:

«В России, в стране всяческого, революционного и религиозного, максимализма, стране самосожжений, стране самых неистовых чрезмерностей, Тургенев едва ли не единственный после Пушкина гений меры и, следовательно, гений культуры. В этом смысле Тургенев, в противоположность великим созидателям и разрушителям, Льву Толстому и Достоевскому, - наш единственный охранитель...» 

Писатель гораздо ближе к мировой философии ХХ - начала XXI века, чем это представляется некоторым современным читателям и исследователям. Я, как литературовед, обнаружил, например, что мысли Тургенева предвосхищают философские идеи одного из основоположников новой онтологии Николая Гартмана и феноменологической аксиологии Макса Шелера.

Говоря о Тургеневе как о мыслителе, в первую очередь, надо видеть в нем крупного теоретика эволюционизма, защитника программы мирного постепенного прогресса, что ярко отразилось в его романе «Новь».

Идея развития была сильной стороной мировоззрения писателя, и реализовывалась эта идея им всякий раз с учетом конкретной общественно-исторической ситуации. Так можно объяснить, например, почему Тургенев, считая тактику революционного народничества «ложной и нежизненной», поддерживал связи с идеологами этого движения, как и с другими силами, способными что-то делать во имя «лучшей будущности России».

Вот вам векторы научного поиска.

Но вместо глубокого анализа современные исследователи чаще всего ограничиваются биографическими, фактологическими изысканиями, констатируют, например, что «Муму» в качестве претекста  функционирует в произведениях Пелевина или Петрушевской! Вот такой уровень понимания актуальности писателя.

В «литературных проектах» некоторых современных беллетристов происходит откровенная девальвация классики, падение культурного напряжения до уровня анекдота!

- Вячеслав Михайлович, в вузах Тургенева еще изучают?

- Вы не поверите, но по специальности «Филология» на изучение творчества Тургенева по новому стандарту отведено… два-четыре часа лекционных и два часа практических занятий! Впрочем, как и творчества всех других великих писателей ХIХ века.

Стоит ли удивляться, что в России перестали понимать своих же классиков, что предлагают в школьных программах заменить Лермонтова, Тургенева, Достоевского и Толстого на Щербакову, Улицкую и прочих. Выросло поколение потребителей, не бравших в руки «Записок охотника» и «Дворянского гнезда». А ведь было время, когда подлинные эстетические ценности привлекали людей.

Нравственный облик будущего гражданина в школах и вузах способна формировать прежде всего литература - факт, казалось бы, очевидный, но не учтенный при составлении образовательных программ.

Литература - это лучшее, что создано нашей нацией, и это лучшее, нашу гордость и достояние, в школьных и вузовских программах так варварски, безжалостно сокращают, сводя тем самым на нет их воспитательную роль.

Портрет И.С. Тургенева работы художника-академиста В.И.Смирнова. Из фондов Ставропольского государственного музея-заповедника им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве.

- При жизни Тургенева называли «выразителем народного сознания». По отношению к нашим современникам, как думаете, это справедливо?

- Я бы сказал так: мне очень хочется, чтобы Тургенев и сегодня был выразителем дум наших сограждан.

«Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без нее не может обойтись». Одной этой фразой писателя из романа «Рудин» можно объяснить необходимость формирования российской идентичности. В этих словах патриотизма больше, чем во всей современной «контркультурной» литературе.

Тургенев из числа тех создателей отечественной литературы, которые утверждали идеал гражданственности, отстаивали строгость внутренней, нравственной чистоты, идею величия и достоинства человека. «Не счастье, а достоинство человеческое - главная цель в жизни», - говорит герой тургеневской повести «Переписка».

Все творчество писателя - это великая «эстетическая школа нравственности»!

 - Наднациональное творчество Тургенева профессионально изучается сегодня по всему миру, включая страны Востока со своей особой ментальностью, набором культурных ценностей. Считается, что такое внимание к писателю объясняется его либеральными взглядами…

- «Либерализм» Тургенева - совершенно особая разновидность демократической идеологии ХIХ века. Само слово «либерал» «теперь является чем-то неопределенным и шатким… в последнее время несколько опошлилось» - прозвучало из уст Тургенева в 1879 году. Себя писатель относил к либералам поколения 1840-х годов, к кругу Белинского, называл себя «постепеновцем».

Изучение социальной философии Тургенева привело меня к выводу о том, что в историю общественной мысли он вошел как яркий идеолог демократического просветительства.

Надо иметь в виду вот еще какое обстоятельство: современный западный и российский либерализм не имеет никакого отношения к классическому русскому либерализму позапрошлого века, с которым Тургенев имел одну, но принципиальную точку соприкосновения - это защита личности, ее свободы, признание самореализации человека в общественно-полезной, творческой деятельности высшей ценностью.

Современный либерализм, с его апологетикой свободы предпринимательства, частной собственности и прочих «достижений» капитализма, ничего общего не имеет с «либерализмом» поколения 1840-х годов, к которому причислял себя Тургенев.

Наконец надо помнить главное: именно Тургенев открыл Европе литературу России, став на Западе ее первым пропагандистом, а в Японии и Китае он всегда был необычайно популярен.

- Как готовится к юбилею писателя «Общество друзей Тургенева» за рубежом?

- Ассоциация «Друзей Ивана Тургенева, Полины Виардо и Марии Малибран» во Франции подготовила большую программу юбилейных мероприятий, которые проводятся под эгидой ЮНЕСКО, министерства иностранных дел Франции, Совета Европы, мэрии Парижа. Французские слависты Андре Мазон, Анри Гранжар, Александр Звигильский внесли неоценимый вклад в мировое тургеневедение. Подготовлены планы научной и культуротворческой деятельности «Тургеневским обществом» в Баден-Бадене. Нам никак нельзя отставать от европейских коллег.

- В Москве к юбилею писателя хотели установить памятник. Вы что-то об этом знаете?

- Как я понял из разговоров с организаторами конференции в Москве, для памятника нет ни места, ни денег. Конкурс на создание памятника не объявляли, нет его эскизов. Я даже не знаю, как прокомментировать эту абсолютно не допустимую для отечественной культуры ситуацию.

В парижском пригороде Буживале есть памятник Тургеневу, а в Москве нет. Если есть проблемы с деньгами на культуру у государства буржуазного парламентаризма, давайте бросим клич в народ, он соберет нужную сумму, как это не раз уже было в нашей истории.

Правда, решился вопрос с открытием после реставрации в 2018 году музея писателя на Остоженке, в том самом «сером доме с колоннами», знакомом нам по повести «Муму». Не сомневаюсь, что просветительская деятельность этого музея будет способствовать постижению творческой индивидуальности писателя.

- Вячеслав Михайлович, в президентском указе о праздновании юбилея Тургенева сказано о мероприятиях в регионах. В Ставрополе что-то планируется?

- Мы подготовим выставку в государственном музее-заповеднике имени Прозрителева и Праве, уже есть договоренность об этом. Неважно, что Тургенев никогда в Ставрополе не был, - он наше национальное достояние, как Пушкин, Лермонтов, Толстой…

Кстати, мало кто знает даже среди тургеневедов, что в Ставропольском музее-заповеднике есть портрет Ивана Сергеевича Тургенева работы художника-академиста Василия Ивановича Смирнова, сокурсника Репина и Савицкого, написанный в 1908 году к 90-летию писателя.

Беседовал
Олег ПАРФЁНОВ
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий