Поиск на сайте

 

 

Краевая прокуратура и Следственный комитет равнодушно относятся к детским смертям, считает читатель, переживший огромное горе

 

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! Обратиться к вам нашу семью заставило бездействие и бездушие властей при расследовании гибели нашего новорожденного ребенка. 
Женя родился 16 марта 2010 года совершенно здоровым. Однако через месяц после рождения сынок внезапно заболел: у него поднялась температура, появился жидкий стул. Мы обратились к участковому педиатру детской поликлиники №1 Лидии Царапкиной, которая регулярно стала приходить к нам домой, назначала Женечке лекарства, но лучше ребенку не становилось.
По устному предписанию врачей 20 апреля мы отвезли Женю в краевую инфекционную больницу, где ребенку вводились какие-то препараты, ставилась клизма. Однако сыну стало только хуже, его тело покрылось пятнами. На следующий день Женю с матерью экстренно доставили в реанимацию краевой детской больницы. Однако все усилия медиков оказались напрасны – вечером наш сынок умер. 
В справке указана причина смерти: «Генерализованная бактериальная инфекция, неуточненная». А вот копию заключения о смерти в больнице нам выдать отказались, врач лишь написал на клочке бумаги причину смерти: «Смешанная вирусная инфекция (аденовирусная и респираторно-синцитиальная) на фоне врожденного иммунодефицитного состояния с присоединением вторичной бактериальной инфекции».
Мы считаем, что в смерти нашего ребенка виноваты врачи. Если бы при рождении ему провели полное и всестороннее обследование, как подобает, иммунодефицит удалось бы диагностировать сразу. Жене бы назначили эффективное лечение, а при необходимости мы создали бы ему стерильные условия, в которых бы он рос. 
Мы неоднократно обращались в краевую прокуратуру, требуя провести расследование по факту смерти Жени и привлечь виновных к ответственности. Однако с момента нашего первого обращения в прокуратуру прошло уже 13 месяцев, никаких результатов нет. Нас только информировали о том, что наше заявление «спущено» вниз по инстанциям в следственные органы. Была ли проведена хоть одна проверка, мы не знаем. Нам даже неизвестно, где сейчас находятся все материалы. 
Не знакомили нас ни с какими процессуальными документами о возбуждении уголовного дела либо об отказе в его возбуждении. Поэтому мы даже не можем воспользоваться своим правом на обжалование принятого решения в случае несогласия. 
Все это ставит под сомнение профессионализм должностных лиц, которые призваны государством бороться с преступностью и беззаконием. Неужели они сами думают, что живут на небесах и такое же горе их не может коснуться?!
  
 

Валентин ЦЕМА,
рабочий
Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий