Поиск на сайте

 

 

Иных объяснений бездействию чиновников, упорно не желающих газифицировать хутор Ураковский Кочубеевского района, местные жители не находят

Здравствуй, уважаемая «Открытая»! В публикации «13 лет ждут газ. Беспросветно» (№47 от 29 ноября 2017 года) вы рассказали, как чиновники изощряются, чтобы не газифицировать наш хутор Ураковский. И вот в начале января слуги народа передали нам очередной «привет».

На торжественно-траурный сход по вопросу газификации хутора, организованный по инициативе администрации Балахоновского сельсовета, люди шли вяло. Проводился сход в центре хутора, возле опоры ЛЭП, на продуваемом всеми ветрами пятачке. Больше собираться негде - старый клуб разрушили еще в начале перестройки, новый не построили.

Тишину нарушил депутат местного значения, прибывший для поддержки администрации: «Смотрите! Семеныч (автор письма в газету. - Ред.) опять тащит готовое решение схода!». Но депутат ошибся - я нес бумагу для ведения протокола, зная, что у главы администрации с собой нет ни бумаги, ни ручки.

Администрация бодро отчиталась перед публикой: решение Кочубеевского районного суда, согласно которому хутор должны были газифицировать еще до 31 декабря 2017 года, не исполнено. Причина, как пояснили, в том, что в сельсовете нет денег на оплату проекта по разводке внутренних линий газопровода.

Но администрация, заверили нас, в будущее смотрит с оптимизмом: газ в дома пустят в 2019 году. Правда, с оговоркой: если деньги будут.

На вопросы жителей слуги народа отвечали уклончиво и неохотно. Так и осталось невыясненным, в какие органы власти они обращались за помощью, чтобы исполнить в кратчайшие сроки решение суда. Неизвестно, формировался ли сельский бюджет на следующий финансовый год с учетом предстоящей газификации? Какие вообще имеются в администрации документы в оправдание своего бездействия?

Уже все населенные пункты в районе газифицированы согласно госпрограмме, а хутор Ураковский странным образом из этой программы выпал. В 2005 году люди частично оплатили за свой счет проект, но документы то ли потеряли, то ли уничтожили.

Потом чиновники дружно бросились искать деньги для окончания газификации. Сначала проект стоил 4,5 млн. рублей, потом упал в цене до 3 млн., однако и этих денег нет.

Я попробовал возразить на сходе, что, по нашим сведениям, стоимость проекта составляет всего 280 тыс. рублей. «Правильно! - отреагировал депутат. - Вот когда ты будешь оплачивать проект из своего личного кармана, он будет стоить 280 тысяч. А когда оплата производится государственными рублями, цена возрастает до трех миллионов!» Никто из этой реплики ничего не понял, но переспрашивать не стали - бесполезно.

В конце схода хуторяне потребовали от администрации дать в этом году газ хотя бы в 25 домов из полусотни - беженцам и переселенцам, многодетным семьям, купившим дома на детский капитал, ветеранам колхоза, работникам тыла в годы Великой Отечественной войны, семьям, не имеющим другого жилья. Слуги народа замялись, засуетились и, ничего не обещав, сход закрыли.

…В середине 1990-х к нам в хутор, помнится, привезли целую делегацию инвесторов. Из хутора хотели сделать показательную казачью станицу.

Инвестор из подмосковного Подольска обещал построить санаторий-профилакторий с грязелечебницей, инвестор из итальянского города Парма - разбить виноградники на южном склоне Ставропольской возвышенности, построить винзавод, ипподром, подвесную канатную дорогу через Кубань. Но первым делом все вместе собирались провести в дома газ.

Когда гости разъезжались, итальянец, которого все звали Комондоро, заглянул ко мне попрощаться - очень уж ему понравился мой виноград и персики. Через переводчика признался, что без ума от ставропольских просторов и по уши влюбился в традиции и обычаи казаков.

Уже на пороге Комондоро спросил: «Семеныч, честно скажи, есть на хуторе нечистая сила, что помешает сбыться нашим планам?». «Нет, у нас все чисто!» - уверенно выпалил я.

Итальянец покивал, но перед тем, как сесть в машину, замялся и неожиданно произнес: «Чувствую, Семеныч, все же есть на хуторе нечистая сила!». И не дождавшись ответа, умчал.

Больше инвесторов на хуторе мы не видели. Ни газа, ни клуба, ни дорог, ни винзавода... Теперь, вспомнив тот разговор с итальянцем, я вдруг понял: чутье заграничного бизнесмена не подвело.

Нечистая сила и сейчас бродит по хутору, мешая газификации и прочим начинаниям. Как избавиться от нее?

К слову, инвестор из Подольска показательную казачью станицу построил у себя на родине. Лет пять назад ее показывали по телевидению. Красота!

Николай ГРИНЬКО,
пенсионер
х. Ураковский,
Кочубеевский район
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Пожилой уже я! (не проверено)
Аватар пользователя Пожилой уже я!

цитата: ..«Правильно! - отреагировал депутат. - Вот когда ты будешь оплачивать проект из своего личного кармана, он будет стоить 280 тысяч. А когда оплата производится государственными рублями, цена возрастает до трех миллионов!»...
Вот где собака порылась! Нет заинтересованности.С 280 тыщ какой там навар? Пшик. То ли дело миллионы....Вот взяться всем хутором да и дать отлуп своему депутату.Отозвать. Но нет такого жупела у избирателей.К сожалению.

Добавить комментарий