Поиск на сайте

 

 

Почему уникальная «слободская» архитектура старого Кисловодска не охраняется государством, разбирался наш читатель, известный краевед Вячеслав Яновский

 

Прошлись «катком»
До 1960-1970-х годов Кисловодск, пожалуй, можно было назвать лидером среди городов Кавминвод по количеству оригинальных и весьма ценных в архитектурном отношении зданий, по степени разнообразия стилей, представленных в курортном облике.
При этом в каждом из районов исторической части города (в «Ребровой Балке», районе Кисловодской крепости, «армянском поселке», называемом иногда «Баязет») были весьма самобытные, имеющие свое неповторимое лицо архитектурные ансамбли.
Надо заметить, что появление «дворцов здоровья» (новых санаторных корпусов) в 1930-1950-х годах только внесло новые цвета в кисловодский архитектурный калейдоскоп и добавило красоты курортному городу.
Однако строительство 1960-х и последующих годов, выразившееся возведением громоздких санаторных и несанаторных «коробок», стало приводить к разрушению уникальных архитектурных ансамблей.
Иногда это сопровождалось даже уничтожением бесценных памятников, таких как вилла «Мавритания» на улице Коминтерна.
К сожалению, процесс, запущенный еще в те далекие брежневские времена, дальше все больше набирал обороты. Уже за постсоветское время мы распрощались с целым рядом замечательных архитектурных творений: несколькими старинными особняками на территории бывшего санатория «Минутка», дачами архитектора Семенова на улице Урицкого и улице Клары Цеткин, бывшей гостиницей «Нарзан» Смирнова и другими.
К нашему времени оказались уничтоженными практически все архитектурные ансамбли старого Кисловодска.
Уцелевшие памятники зодчества кажутся зачастую какими-то чужеродными вкраплениями, а то и попросту бывают спрятаны в окружении громоздких и нередко имеющих сомнительную архитектурную ценность зданий.

 

Память старины
Но оказывается, что всё же не везде архитектурные ансамбли прошлого были стерты с лица земли. Если не считать некоторой части Курортного бульвара и улицы Карла Маркса, то практически сплошная историческая застройка сохранилась на таких старейших улицах города, как Гагарина, Лермонтова, Ярошенко, Кольцова, Красноармейская, Ксении Ге, Ермолова, а также в переулке Саперном.
В меньшей степени, но все-таки сохранили «исторический дух» такие улицы, как Чкалова, Шаумяна, Чернышевского, Авиации, переулок Яновского.
Большая часть старинных зданий на названных улицах относится к концу XIX – началу ХХ столетия. Что особенно ценно, многие из них представляют собой весьма самобытные образцы слободской архитектуры Кисловодска (то есть появились до обращения слободы Кисловодской в город в 1903 году).
Это одноэтажные или двух-этажные здания из кирпича или самана, иногда с резными наличниками, карнизами, крылечками и верандами. Особую оригинальность многим слободским домам придают крытые деревянные балкончики, украшенные затейливой резьбой, которые практически не имеют аналогов на Кавказских Минеральных Водах, а также вызывают ассоциации со старым Тифлисом.
Таким образом, слободские здания являют собой настоящую «архитектурную изюминку», подлинное «историческое лицо» южного курортного города. Утрата архитектурного ансамбля старых слободских улиц Кисловодска может стать невосполнимой потерей какой-то особой, только нашему городу присущей исторической атмосферы.
Это равнозначно тому, как если бы древний Тбилиси утратил свои узкие «азиатские» улочки, дома с нависающими над Курой балкончиками, пусть даже и сохранив при этом пышную архитектуру времен губернского Тифлиса (скажем, на проспекте Шота Руставели). Ведь именно в «азиатских» улочках сохраняется тот колорит грузинской столицы, который привлекает в этот древний город сотни тысяч туристов.

 

Требование времени
Оказывается, архитектурное наследие бывшей Кисловодской слободы очень уязвимо, потому как в настоящее время не подлежит охране. Не знаю, по какой причине, но бывшие слободские дома с их наличниками, крылечками и балкончиками вообще не внесены в список объектов культурного наследия города Кисловодска (в котором числится около 130 построек и памятников).
Кроме того, согласно схеме градостроительного зонирования Кисловодска, почти что все названные улицы и переулки расположены за пределами историко-групповой зоны (в пределах которой и осуществляется охрана историко-архитектурных ансамблей).
Все это означает, что застройка «исторической сердцевины» города не является объектом охраны ни в качестве архитектурного ансамбля, ни в качестве ряда отдельных памятников архитектуры.
Следовательно, дома с балкончиками и крылечками вполне могут уже в ближайшее время пойти под снос, тем более что во многих из них находится ветхое и аварийное жилье.
Точно так же за пределами охранных зон и списков пребывает небольшой архитектурный ансамбль конца 1920-х годов на улице Клары Цеткин, включающий несколько интересных построек, относящихся ко времени нэпа. Это и напоминающий своим обликом старый английский коттедж – дом известного бакинского доктора Евсея Гиндеса (ул. Клары Цеткин, 14), и «швейцарский домик» видного архитектора Мирона Мержанова, в котором бывали поэт Максимилиан Волошин и выдающийся архитектор Алексей Щусев (ул. Клары Цеткин, 16), и построенный в стиле конструктивизма дом известного на Кавминводах врача Семена Полонского (ул. Клары Цеткин, 18), и «дом с эркерами» бакинского доктора Сурена Барутчева (ул. Клары Цеткин, 24 б).
С одной стороны, Кисловодск является крупнейшим и самым посещаемым из бальнеологических курортов страны, а с другой – архитектурное наследие представляет собой весьма важную составляющую туристической привлекательности курортной местности. Поэтому и постановка на охрану тех зданий, которые не вошли в историко-групповую зону и в список объектов культурного наследия, представляется делом чрезвычайной важности.
Мы должны спасти и по возможности облагородить «тифлисские улочки» старого Кисловодска. И этим самым мы сможем уберечь от уничтожения временем неповторимый и самобытный облик южного курортного города с двухвековой историей. А это является задачей краевого (а в определенной мере – и федерального) министерства культуры и нас – кисловодских краеведов.
Работу, безусловно, придется провести большую, но ведь и речь идет не о каком-нибудь «уездном городишке», а о прославленном курорте федерального значения!

 

Вячеслав ЯНОВСКИЙ,
краевед, кандидат исторических наук,
лауреат премии «Ставропольская книга-2011»



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий