Поиск на сайте

Они их придумывают сами. Разве не ясно — почему?! 

ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты, лауреат премии Президента России «Правда и Справедливость»:  

- Неправедных судей я презираю, а их покровителей - ещё больше. Фальсификаторы в мантиях совершают страшное преступление против Правосудия». 

(см.: «Неправедных судей я презираю», № 49 от 16.12.2015 г.) 

- Преступления против Правосудия замалчиваются на уровне всех инстанций Ставропольского краевого суда, действующего в интересах представителей власти или коммерсантов...  

(см.: «Вспоминая «Крестного отца», интернет-версия «Открытой» от 1.06.2020 г.) 

Ольга Егорова, экс-председатель Московского горсуда (2015 г.):  

Самое страшное, что можно придумать, - это когда судья берёт взятку и занимается фальсификацией. 

Дмитрий Медведев, премьер-министр РФ (2015 г.): 

Мы что, не знаем, что судьи взятки берут? Берут! Судью пойдите  поймайте! Корпоративная закрытость полная. И, к сожалению, эта корпорация не способна до полной степени к самоочищению. 

 

Председательствующий на апелляционной коллегии крайсуда «правоприменитель» А. Мясников бестрепетно взялся ревизовать выводы кассационной инстанции с целью отменить её решение в пользу... небедного клиента. Докажем! 

Теневые миллионеры подозрительного самостроя на улице Мастеровой 

Речь пойдет о судебной коллизии, которую вывернуть наизнанку замыслил нынче «правоприменитель» Мясников, хорошо нам известный по проделкам, о которых «Открытая» рассказывала год назад в статье «Мантия черная. А совесть ее обладателя?» (№8 от 2 марта 2020 г.).  

А потому, чтобы перейти к теме, обозначенной в нашем заголовке, расскажем суть истории, где столкнулись интересы подпольных коммерсантов, действующих под камуфляжем «многодетной матери Залины Барахоевой», и семьи ставропольского врача, кандидата медицинских наук Ирины Алехиной.  

Дело, поступившее в Промышленный районный суд г. Ставрополя, было несложным – иск подал градостроительный комитет администрации Ставрополя с требованием сноса самовольного строения №45 по улице Мастеровой некоей З. Барахоевой, нарушившей все градостроительные нормы и права соседей - семьи Алехиных.  

Строение располагалось на трех объединенных участках в тридцать соток с банькой, бассейном, спортплощадкой и одноэтажным домом, не видным из-за высокого забора, и последнее десятилетие пустовало.  

Поговаривают, что его владелец, некто Колосов, «был уголовным авторитетом и отбывал срок», что был совладельцем сети магазинов стройтоваров, но разорился и вынужден был отдать «в уплату за долг» свой дорогущий участок со всей на нем недвижимостью.  

В уплату-неуплату - никто не ведает, но все знают, что это весьма дорогая недвижимость, которую не приобрести ни на зарплату, ни на пособие, ни на материнский капитал. А тут оказалось, что владелицей дорогущего жилья – по документам - является многодетная мать Залина Лом-Алиевна Барахоева.  

Были все признаки того, что за спиной обремененной детьми женщины стоят очень богатые коммерсанты - возможно, как раз из той самой «авторитетной» строительной сферы, к которой слухи «привязывали» бывшего хозяина обширного владения. 

А признаки теневых миллионов были очевидные. Ну, во-первых, малограмотная приезжая женщина плохо играла роль «соседки»: хамила, грубила, грозилась, бахвалилась «связями, против которых никто не попрет». 

Ну а во-вторых (и это главное) – бабенка «руки в боки» развернула на участке, оформленном «в аренду» (?!), грандиозную стройку целого комплекса типа спа-отеля с сауной, бассейном, «девочками и спиртным», на что указывало возведение мощной барной стойки.  

И тихой улочке Мастеровой пришел конец – ее жители схватились за головы – от шума, пыли, криков взбалмошной матерщинницы и от перспективы жить по соседству с объектом, очень смахивающим на «дом терпимости для обитательниц с пониженной социальной ответственностью».  

Барахоевская самостройка уничтожала привычную и комфортную среду обитания частного сектора и обесценивала в нем жилье, что сильно взволновало ее жителей, которые обрушили на администрацию города множество жалоб, которые пропадали втуне. 

Как районная судья Пшеничная оказывала неправосудные услуги богатой клиентуре 

Хуже всего пришлось интеллигентной семье Алехиных, с ужасом наблюдавшей, как из-за соседского забора вырастало строение вплотную к их дому и буквально нависая над ним огромными промышленными воздухоочистителями.  

Алехины куда только ни писали жалобы, но они хоронились районным надзором. 

Однако неожиданно отозвался комитет градостроительства, подавший иск о сносе самостроя, Ирина Алехина в этом иске значилась третьим лицом, означающим, что она, как пострадавшая, полностью согласна с требованием заявителя пострадавшей.  

В Промышленный райсуд обратились два года назад (в марте 2019 года). Принятый судьей Донских иск был простейшим для рассмотрения и очевидного решения.  

В деле находился акт проверки самостроя краевым управлением строительно-жилищного надзора, в котором аж на нескольких страницах было указано огромное количество нарушений, норм, правил и законодательных установлений Земельного кодекса. И это не оставляло Барахоевой (а на деле таинственным коммерсантам) никаких шансов для возведения мутного объекта. 

Дело-то простейшее, да ставки обозначились высокие: запахло очень большими деньгами - и на всю мощь заработал коррупционный конвейер, запущенный подружками-единомышленницами Натальей Донских и Жанной Пшеничных, о жульнических проделках которых в интересах представителей власти или «богатеньких буратино» в «Открытой» писано-переписано.  

Издевательства этих дамочек над законом, морально-этическая беззастенчивость при «рассмотрении» барахоевского дела в деталях описаны мною в упомянутом выше расследовании «Мантия черная. А совесть ее обладателя?».  

В этом объемном материале я, автор расследования, привела потрясающие факты преступлений против Правосудия этих аферистичных дамочек. 

Тут вам и служебный подлог, и фальсификация процессуальных документов (Ж. Пшеничная) и злонамеренная волокита дела в течение 9 месяцев (Н. Донских) в ожидании момента, когда концы махинаций хоть как-то сойдутся. 

Факты открытой ангажированности (да что там - коррупционности) Пшеничной и Донских не были опровергнуты. Равно как и то, что председатель краевого суда Константин Боков эти обличения продажности своих подчиненных принял как должное, не моргнув глазом. Он не ответил на публикацию о преступлении против Правосудия, что обязан был сделать - по Закону!  

Высокомерное пренебрежение самим главой ведомства требований Закона и профессионального Долга и породило зримые последствия правовой и морально-этической разнузданности, которую все чаще и изощреннее демонстрируют его подчиненные – судьи всех инстанций.  

Краевые судьи Мясников, Гукосьянц и Дубинин против коллег из кассационной инстанции 

Ярчайшим образчиком вышесказанного являются федеральные судьи А. Мясников и Л. Гукосьянц, которые давно и дружно чудят на апелляции такое, что, как говорится, и на голову не натянешь. И все им сходит с рук - значит, их благословляет на это большая рука - то ли должностная, то ли щедрая...  

Допускаю, что и та, и другая, а в основе – большой интерес, к вопросам права отношения не имеющий. 

Примеров скопилось много - и я их непременно озвучу в последующем. 

Но и в сегодняшнем нашем расследовании эти двое единомышленников (с единым и очень специфическим внутренним убеждением) проявились точно таким же образом, не просто смело - а с вызовом! - ломая через колено Закон.  

Плюют на четкие разъяснения совместных решений Пленумов Верховного и Арбитражного судов РФ от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике, при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».  

А эти решения имеют прямое отношение к рассматриваемому барахоевскому делу, в основе которого – еще раз подчеркну! - лежат большие деньги, за которые, как полагаю, и боролась с Законом врукопашную Ж. Пшеничная.  

Боролась - и напоролась: ее решения обвалила в Пятигорске кассационная инстанция (спасибо этой высшей инстанции, которая отменяет как незаконные больше трети (!) апелляционных решений, выносимых апелляционными судами на подотчетных ей территориях огромного региона. 

Вы только вдумайтесь – отменяет больше трети (!) решений при всероссийской статистике (если не ошибаюсь) всего-навсего в 0,7 процента! Это о чем говорит? О шокирующей ли правовой безграмотности наших южнороссийских «правоприменителей»? Или об оголтелом мздоимстве? Я убеждена в последнем, что и так очевидно.  

Пшеничная не зря рвалась в краевой суд - там у неё единомышленники-беззаконники 

Простите за профессиональную въедливость журналиста, полвека расследующего истоки и мотивы человеческой алчности, но и в этой истории снова задаюсь теми же вопросами.  

За безмерные усилия в борьбе с Законом и Кодексом судейской этики получила ли Пшеничная преференции от господ, закамуфлированных под «многодетную мать Барахоеву»?  

А если «получила», но «не вернула» после того, как заслуженную пощечину ей отвесила кассационная коллегия?  

Не значит ли это, что преференция имела пролонгированное действие: прерванный на период кассации ее заказной эффект во что бы то ни стало должен был-таки реализоваться в краевом суде, в состав которого в это время рвалась попасть Жанна Пшеничная.  

Правда, не попала, возможно, потому, что помешал этому как раз «барахоевский скандал», обернувшийся жалобами на нее Алехиной в Квалификационную коллегию судей РФ? Не получилось у Жанны Алексеевны и «с кола слезть и рыбку съесть».  

Но открытым единомышленником по «внутренним убеждениям» у Пшеничной в краевом суде выступил федеральный судья Алексей Анатольевич Мясников.  

Именно ему (случайно ли?) и попала апелляционная жалоба на решение Донских по исковому заявлению градостроительного комитета к ответчику Барахоевой о приведении в первоначальное состояние дома 43 на улице Мастеровой.  

Попала вместе с заявлением Ирины Алехиной (в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора) с требованием о сносе незаконной постройки. 

Получив апелляционную жалобу на решение Донских в свои руки, Мясников с ходу начал вытворять такие же непроцессуальные чудеса, которые сразу же исключили все сомнения в его объективности и беспристрастности.  

Как и вышеназванные дамочки, Мясников не утруждал себя даже притворным изображением свободы от предубеждений и предпочтений - всего того, к чему обязывает Библия законников - Кодекс судейской этики. 

15 декабря прошлого года гражданская коллегия под его председательством, получив вместе с апелляционным отзывом на жалобу горадминистрации и заявление И. Алехиной, сразу вынесла определение о рассмотрении настоящего спора по правилам первой инстанции, откинув, как половую тряпку, положение главы 39 ГПК РФ, которая в подобных случаях прямо запрещает это делать.  

Кривосудник Мясников неспроста замыкал на себя особо важные дела. Денежные! 

Тенденциозность, небеспристрастность Мясникова и членов коллегии, напористо работающих в интересах теневых хозяев спорного объекта, явственно отразил факт того, что этот судейский состав принял к рассмотрению еще и встречное исковое заявление Барахоевой к градостроительному комитету о признании ее права собственности на жилой дом в реконструированном состоянии. Между тем как апелляционным определением краевого же суда от 18 июня 2020 года в исковых требованиях Барахоевой полностью отказано. 

И этот судебный акт имеет преюцидальное (то есть обязательно к исполнению другими судами) значение в рамках настоящего дела, находящегося в производстве судьи Мясникова. 

Словом, в отсутствие на то оснований, предусмотренных гражданским процессуальным законодательством, суд незаконно и необоснованно: 

- перешел к рассмотрению гражданского дела по правилам производства в суде первой инстанции; 

- принял заявленные исковые требования представителя Барахоевой, поскольку судебной коллегией по гражданским делам ранее было полностью отменено решение Промышленного райсуда, вынесенное судьей Ж. Пшеничной по иску между теми же сторонами, о том же предмете иска и по аналогичным основаниям.  

Но с какой целью Мясников рвется рассматривать «по первой инстанции» дело, прошедшее в кассационной инстанции правовую экспертизу решений нижестоящих коллег. Кассация поправляла их ошибки или дозволяла им это сделать самим, отправив дело на новое рассмотрение. 

А «новое рассмотрение» и подразумевает, что дело будет проходить по тем же инстанциям - районный суд, апелляционный, а затем снова – кассационный, где проверят, исправлены ли прежние ошибки, на которые им было указано.  

Абсолютно здравое, логичное правило: коль на первых стадиях уже была допущена судебная ошибка, от которой пострадала одна из сторон, то просто необходимо, чтобы дело рассматривалось особо внимательно судьями всех инстанций. 

Итак, повторим: зачем же Мясников в этом случае замыкает скандальное дело на себя, председательствующего в коллегии, где вместе с другим ее членом Г. Гукосьянцем и «примкнувшим к ним» Дубининым уже не впервые обделывают «делишки»?  

Для того, чтобы довести до конца коррупционную (а какую еще?!) цель, которой не добилась Ж. Пшеничная - и без помех вынести решения в пользу таинственных клиентов с большой мошной, вознамерившихся осчастливить краевой центр наплывом «девочек с пониженной социальной ответственностью».  

С этой целью Мясников и шел напролом, без единого правового основания действовать так, как мог бы действовать недоучившийся юрист, не заглядывающий в ГПК.  

Но только не Мясников, набивший руку на процессуальных подменах и не получавший за них ни по рукам, ни по макушке? Тому, какие бесстыдные выверты позволяет себе якобы судья Мясников, журналисты «Открытой» не раз становились свидетелями или сами были участниками гражданских дел, «рассматриваемых» этим беззастенчивым господином, цвет мантии которого под стать его «внутренним убеждениям».  

Выбрасывать из дела доказательства - любимая фишка краевого судьи Мясникова 

Диву даешься, когда видишь высосанное из пальца мясниковское основание для противозаконного определения о рассмотрении дела в порядке первой инстанции.  

Вы не поверите: судья Мясников, грубый и жесткий человек, вдруг сентиментально озаботился нарушением прав ответчика Залины Барахоевой, которое бы наступило-де в силу ее отсутствия на данном заседании.  

Ну право же, каков наглеж – ссылаться на «причину», которая никогда-никогда ею не была в нашем краевом суде, рассматривавшим дела, случалось, вообще в отсутствие сторон процесса. 

Или пренебрегавшим очевидными доказательствами, имеющимися в материалах дела или вообще выкидывающим из дела (?!) доказательства преступления против Правосудия.  

В таких прямо-таки вызывающе наглых беззакониях как раз и засветился федеральный судья Мясников, рассматривавший жалобу по иску к «Открытой» Г. Тищенко - депутата гордумы Ставрополя.  

Его источники богатства (и его семьи) разоблачающе раскрыл на страницах нашей газеты Владимир Гоноченко, бизнес которого по рейдерской схеме оказался у сына «народного избранника». 

Так вот, мы, представители «Открытой», при рассмотрении апелляционной жалобы на незаконное решение судьи Ж. Пшеничной, рассматривавшей иск Г. Тищенко к газете (везде «она», где пахнет деньгами и властью), заявили отвод по недоверию всему составу апелляционной коллегии под председательством А. Мясникова. Приложив к этому требованию письменные доказательства его ангажированности, несамостоятельности в решениях. Выйдя из совещательной комнаты с красным от возбуждения лицом, Мясников швырнул нам обратно эти доказательства со словами: «Они нам не нужны» (?!). 

Мы были поражены и сразу задали вопрос: «На каком основании, по какому праву выбрасываете из дела доказательства вашей прямой заинтересованности в исходе дела? В силу незаконного указания вам зампредседателя краевого суда Олега Козлова, разославшего всем судам края письменное распоряжение (?!) с требованием мочить в судах всех, кто имеет отношение к газете, жестко критикующей его за правовую безграмотность и этическую беспардонность?». 

Мы попали в самую точку, поскольку Мясников «выбросил» из доказательств ходатайства по его отводу именно это преступное распоряжение. Мало того, для сокрытия этого факта коллегией был, по сути, сфальсифицирован аудиопротокол, в котором от вышеприведенного вопроса осталась оборванная фраза из двух слов «На каком основании...».  

Создан опасный прецедент нивелирования норм права и обесценивания решений кассаций 

Теперь и читателю, должно быть, понятней, почему Ирина Алехина также сразу насторожилась от самоуправных действий бригады Мясникова, выдумавшего несуществующую в судебной практике «причину» (отсутствие – постоянное! – Барахоевой в процессе, на котором - постоянно!- участвовал ее адвокат) с тем, чтобы рассмотреть дело по правилам суда первой инстанции, а проще говоря, в «приватном порядке» крайне заинтересованных в исходе судей.  

Но это было лишь начало судейского мухляжа: совсем уж откровенно оно обозначилось, когда на состоявшемся в январе этого года заседании Мясников также ( как и в нашем случае – см. выше) швырнул назад Алехиной (отказался приобщать к делу) ее письменные доказательства - заключение кадастрового инженера Е.А. Бондаря о грубейших нарушениях строительных и градостроительных норм при возведении престранного объекта на земельном участке по адресу: ул. Мастеровая, 43. О нарушениях, которые реально создают угрозу для здоровья и жизни семьи Ирины Алехиной.  

Это как понимать: «нет тела, нет дела»? Можно было бы назвать это судейским хулиганством, не первым в практике потерявшего правовые и моральные берега Мясникова, но хулигану можно по физиономии съездить, пожаловаться в полицию, а как обуздать вконец оборзевшего «законника»?  

Все жалобы на него будут иметь стандартный, по лекалу, ответ: вы не согласны-де с вынесенным решением, возражайте в процессуальном порядке. В каком это «процессуальном», если речь идет об откровенном судейском жульничестве? 

Мясникова с его, по всему уже заготовленным решением в пользу таинственного жулья, ну никак не устраивал вывод специалиста о том, что приведение дома в первоначальное состояние путем сноса второго этажа (о чем просил истец – горадминистрация) никоим образом не устранит многочисленных нарушений (на нескольких страницах) градостроительных норм, так как пятно застройки барахоевского сооружения не уменьшится и несоответствующее требованиям расстояние от границ соседского дома Алехиных не изменится.  

Короче, чтобы не париться с неопровержимыми доказательствами правоты Алехиной, судья их «исключил», попросту говоря, сжульничал - и ведь не где-то, а в здании важнейшего государственного института власти –дворце Правосудия – да еще от имени Российской Федерации.  

Ну прямо воровская малина, где только и следи, чтоб тебя не надули, в карман не залезли.  

Подведем итоги, сделаем выводы. Исходя из вышесказанного, следует, что Барахоева, зная о том, что самовольная постройка, представляющая угрозу для здоровья и жизни, подлежит сносу по решению суда, тем не менее подает заявление о признании собственности - и Мясников на голубом глазу готовится его «рассматривать». 

Мало того, с этой целью он назначает еще одну экспертизу (?!) специалисту в учреждении, давно апробированному в щекотливых (то бишь договорных) ситуациях. 

Ну, господин (не)хороший, ну г-н Мясников, не держите всех за болванов, изображая, что вы «отправляете правосудие». Вы идете против Правосудия, совести и профессионального долга. И, как считают многие ставропольцы (стоит только почитать убийственные комментарии об этом специфическом «правоприменителе» на сайте «Судьи России»), Мясникову давно не место в правосудном сообществе.  

Так что не случайно и не напрасно Ирина Юрьевна Алехина отправила жалобу на судью Ставропольского краевого суда Мясникова Алексея Анатольевича сразу в несколько высоких судебных инстанций. 

В жалобе Алехина, в частности, пишет: «Своими незаконными действиями Мясников создает опасный прецедент, нивелирует и обесценивает как нормы права определивших отказать, так и действия своих коллег Т. Тепловой, Е. Минаева, Е. Кувалдиной, определивших отказать в удовлетворении исковых требований Барахоевой к Комитету градостроительства горадминистрации Ставрополя о признании права собственности на жилой дом в реконструированном состоянии».  

Алехина просит высокие инстанции привлечь-таки наконец судью Мясникова А.А. к дисциплинарной ответственности, предусмотренной ч.1 ст. 12.1 ФЗ №3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации». 

Будем дожидаться новостей, о которых, разумеется, сообщим читателям. 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА  

 

 

Комментарии

Константин (не проверено)
Аватар пользователя Константин

В Гугле вводим Басов К.И МСЭ суд Ставрополь . Ссылку копировать не получается . С чего бы это ? Вот в этом деле фигурирует судья Мясников . Дела делишки первой инстанции судьи Никитенко Т.Н которая упала камнем на дно и теперь ниже воды ниже травы . Иски к ФКУ ГБ МСЭ СК она теперь не рассматривает ни в ручном режиме не распределяют ни в автоматизированной системой ГАС правосудие . Желание отпало ? Пусть все грехи прощает бог а Антикоррупциная служба "АКС"(КОБРА) не бог они не простят . Пользуясь случаем хочу передать пламенный привет руководителю ФКУ ГБ МСЭ СК Нестерову, КАК НЕ КОГДА УДЕЛЯЮЩЕМУ ПРИСТАЛЬНОЕ ВНИМАНИЕ ВЫЯВЛЕНИЮ ВЗЯТОЧНИКОВ В СВОЁМ ВЕДОМСТВЕ от слова ВООБЩЕ . Так что глубоко много уважаемая коллегия судей по гражданским дела материалы не за теряйте, юридически накажут. Всего хорошего !!! И до новых встреч !!! У меня такие фантики новые появились ну просто смак

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях