Поиск на сайте

«Это хуже, чем ошибка, это — преступление» 

Людмила Леонтьева, главный редактор «Открытой», лауреат премии Президента «Правда и Справедливость»:  

- Убеждена, что краевые суды - Арбитраж и общей юрисдикции - одновременно, «дуплетом», принявшие решения, направленные на уничтожение социально-экономической базы крупнейшего на Ставрополье производителя зерна СПК «Россия», коррупционно мотивированы исполнением воли некоего высокопоставленного лица (или лиц).  
Следовательно, речь может идти об ОПС – организованном преступном сообществе фигурантов, занимающих руководящие посты в регионе.  
Такие групповые действия, со всей очевидностью исключающие даже предположение об «ошибочности», направлены против основ Государства, на дестабилизацию и без того напряженной социально-политической ситуации в стране.  
 
 
Судья краевого арбитражного суда Александр Кичко в течение нескольких часов принял два полярно противоположных решения в отношении СПК «Россия» 
9 апреля (в пятницу) он вынес определение об отмене «обеспечительных мер», размораживающих деятельность СПК «Россия».
А 12 апреля (в понедельник) «пересмотрел» свое решение и вынес другое определение - о принятии СПК «обеспечительных мер», поставив под смертельный удар самую чувствительную отрасль племколхоза - животноводство. 
Не говоря уже о колхозниках, которым перекрыл выплату зарплаты. 
Мало сказать, что подобной процессуальной дикости в судебной практике еще не случалось. Сказать больше – есть все основания для того, чтобы многослойной «дьявольщиной», заклубившейся вокруг «России», занялась спецслужба страны. 

 

Заседания назначаются неожиданно, без извещения сторон. Почему? 

Сразу объясню читателям суть удивительных в своей абсурдности событий, которые происходили в последние две недели и которые потрясли бы всех, кто так или иначе понимает, что есть правосудная система как таковая.  

Но вначале вот о чем: статья «Не нужен рейдер и бандит, если «свой» в суде сидит», готовилась для публикации в позапрошлом, 30-м номере газеты, и через пару часов должна была быть уже отправлена в типографию. Но статью пришлось срочно снимать из-за новости, которая пришла в редакцию из краевого арбитражного суда. 

Новость была просто ошеломительной: судья А.И. Кичко вынес определение (решение) о снятии «обеспечительных мер», налагавших запрет налоговой инспекции вносить в ЕГРЮЛ сведения об А. В. Гриневе как о новом председателе СПК «Россия», избранном абсолютным большинством голосов на общем собрании уполномоченных колхоза.  

Лично я была изумлена таким невероятным поворотом дела и с трудом поверила даже в такую возможность перемены решения в течение нескольких часов.  

Что могло произойти с пятницы на понедельник, чтобы бывший председатель краевого арбитража Александр Кичко с его-то огромным опытом разруливания околосудебных ситуаций смог так радикально изменить свое мнение по делу, которое он «рассматривает» аж с февраля этого года.  

На этот счет мы будем рассуждать ниже и подробно вместе с читателями. 

А сейчас о самой шокирующей новости - отмене Александром Ивановичем Кичко собственного определения, коим он удовлетворил ходатайство о принятии обеспечительных мер. 

Как же это его решение возникло? Оказалось, тоже весьма странным образом. Никаких сообщений о судебном заседании 9 апреля на сайте Арбитражного суда не появилось «ни до, ни после».  

Большие странности с этим сайтом происходят: спрашиваешь о чем-то непонятном - высокомерно отсылают на сайт - мол, смотреть надо... А смотреть-то и нечего!  

9 апреля (в пятницу) нам позвонила растерянная женщина - член колхоза, которая информировала: накануне ей пришла телеграмма из краевого Арбитража, в которой она вызывалась в этот день на судебное заседание.  

Но по поводу чего вызывалась, не сообщалось, хотя у женщины в Арбитраже рассматривалось два заявления. Одно из них было как раз в рамках дела под председательством А. Кичко. Там женщина была заявителем ходатайства об отмене обеспечительных мер, принятых определением этого же судьи еще 18 февраля этого года.  

Но точно такие же ходатайства судье Александру Кичко были поданы 368-ю членами колхоза 6 апреля сего года и по закону должны были быть рассмотрены в течение пяти дней. 

Получалось, что Кичко рассмотрел их буквально на третий день, но извещение об этом буквально накануне получила лишь одна заявительница!  

А как же остальные 367 заявителей? Неужто всем им были отправлены извещения, хотя те, кто распорядился это сделать, должны были понимать, что до адресатов они точно не дойдут.  

Сколько же на эту бюрократическую бессмыслицу ушло рабочего времени, оплаченного государством, и сколько спалили впустую самих бюджетных средств - уму непостижимо.  

Хотя думается, что из канцелярии реальных извещений ушло совсем немного, по пальцам посчитать. Но в таком случае нарушения налицо, при том, что даже юристов с обеих сторон о заседании не известили.  

Я с юристом редакции поспешила в суд, чтобы попасть на то самое заседание, которое проводил А. Кичко, и на котором среди участников была - в единственном числе - лишь та звонившая нам женщина, а в качестве слушателя - ее водитель, житель станицы Григорополисской. 

«Право» быть «собакой на сене» экс-председателю дал судья Александр Кичко 

Вот этот водитель свои пять копеек тоже вставил в аргументы присутствующих о необходимости снятия обеспечительных мер: Кичко выслушал и его короткий, эмоциональный рассказ о глубоком презрении станичников к бывшему председателю Пьянову, который на протяжении многих лет подминал под себя всю власть в колхозе. 

Это и понятно. Будучи единоличным распорядителем материальных ресурсов колхоза, использовал их для обогащения собственной семьи и своих высокопоставленных крышевателей, обеспечивающих безнаказанность его оголтелого воровства.  

На заседании 9 апреля в который уже раз звучали факты, свидетельствующие о тяжелых последствиях принятого судом определения «о принятии обеспечительных мер».  

В первую очередь пострадали сельские труженики, которым через расчетный банковский счет хозяйства, то есть официально, не могут выплачивать зарплату, ибо электронную подпись под банковскими операциями в качестве председателя имел право ставить только Пьянов.  

Горбатого только могила исправит. Поверили в иное - и жестоко ошиблись 

Но Пьянов без малого три месяца председателем не является, однако незаконное право быть «собакой на сене» ему дал именно судья А. Кичко и сделал это «ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».  

Словно «Российская Федерация» сама себе в ногу стреляет, действует против своих же интересов, парализует важные функции собственной жизнедеятельности.  

Но ясно же, что именно А. И. Кичко - персонально, осознанно - и парализовал деятельность огромного многоотраслевого хозяйства «Россия».  

Сегодня замерли операции по налоговым отчислениям, по заключению договоров с важнейшими контрагентами хозяйства, сахарные заводы не отгружают переработанный из колхозной свеклы сахар - права электронной подписи под финансовыми документами, по сути, ни у кого нет.  

Под смертельный удар ставропольским Арбитражом в лице судьи А. И. Кичко поставлена и самая чувствительная отрасль племколхоза - животноводство, специалисты которого сейчас остались без необходимых препаратов, без возможности проводить плановые и оперативные профилактические мероприятия по сохранению крупного рогатого скота.  

Все эти обстоятельства были судьей выслушаны и свершилось чудо-чудное: судья А. И. Кичко отменил свое определение «о принятии обеспечительных мер» (принятое им, повторимся, 18 февраля этого года).  

И вынес определение «об отмене обеспечительных мер», размораживающих хозяйственно-финансовую деятельность СПК «Россия».  

Именно это сообщение и побудило редакцию, как я уже говорила, снять из номера материал о правовом беззаконии судьи Кичко и сообщить о новом повороте в радостной заметке под названием «Закон и здравый смысл пока возобладал. Верим, что навсегда!»

В заметке мы написали: «Отмена судьей собственного решения, как и признание его ошибочным - редчайший в судебной практике шаг, но это действие вызывает огромное уважение именно гражданским мужеством признавать свои ошибки, исправлять их, действуя во благо государства и его граждан».  

12 апреля (в понедельник) мы уже держали в руках заверенный по всем правилам этот важнейший процессуальный документ. Я его читала и удивлялась, почему здравые выводы, которые сделал в этом поворотном определении судья Кичко, не приходили ему в голову ранее - три месяца назад.  

А признал он то, что «принятые по делу обеспечительные меры направлены в нарушение прав и законных интересов кооператива и его членов, в связи с чем подлежат отмене». 

Да, признаться, я сильно удивилась этому проявлению несвойственных господину Кичко поведенческих норм, по которым я знала его все 12 лет работы в должности председателя краевого Арбитража, о чем и писала в критических статьях.  

Но вопреки своему немалому опыту практического психолога, все-таки подумала: бывает же, меняются люди, исправляются - правда, для этого должно было что-то произойти, чтобы стать сильным мотиватором подобных перемен.  

И это нечастый случай, когда, честное слово, приятно ошибиться: не ждал от человека порядочности, а он вдруг на тебе - неожиданно проявил себя с лучшей стороны.  

Но времени для таких радостных размышлений у меня оказалось совсем ничего, поскольку уже в понедельник, 12 апреля, господин Кичко «пересмотрел» свое решение - и вынес определение «о принятии обеспечительных мер» - безумно алогичный поведенческий выверт, дико непроцессуальный акт.  

А я еще раз убедилась в правоте народной мудрости, проверенной веками: горбатого могила исправит. Или тюрьма.  

Как принимаются судебные решения. В совещательной комнате? Полноте... 

Впрочем, особо важные решения в основном и принимаются закулисно. Лишь неосведомленные люди думают, что главная роль принадлежит судье.  

А на заседаниях в апелляционных коллегиях эту роль играет «докладчик по делу» - тот, кто как бы должен внимательно материалы дела изучить и убедить в своем мнении по поводу решения членов коллегии. Но в большинстве своем это вовсе не так.  

Как свидетельствовали мне в доверительных беседах судьи - и действующие, и в отставке - решения по делу (тем более, если они касаются должностных лиц или «очень денежные») - принимаются по вертикали судебной власти. В первой инстанции «правоприменитель» советуется с председателем райсуда, если тот еще до рассмотрения дела не дает ему установку, каким должно быть решение.  

В апелляционных коллегиях судья-докладчик по делу информирует о нем председателя своей коллегии, тот - своего куратора, одного из замов председателя суда, а уж последний дает свое указание. И все, конечно, в глубоко приватном порядке, что, впрочем, уже совсем не тайна для общества, которое в своем большинстве, как констатирует статистика, не доверяет судам.  

На такой забетонированный в ставропольских судах «порядок», прямо противоположный конституционным установлениям об их независимости, о праве граждан на объективное и справедливое рассмотрение их дел, указывает огромное количество фактов и обстоятельств, о которых «Открытая» регулярно публикует журналистские расследования.  

Просто разум и сердце закипают, когда видишь поведенческий и профессиональный беспредел, который демонстрируют судьи в процессах, особенно в коллегиальных заседаниях.  

Судья-докладчик порой даже не знает материалы дела, не читает апелляционных жалоб и возражений, с трудом, чуть ли не зевая, слушает выступающих. Перебивает их на полуслове-полумысли, не задает никаких вопросов (им уже все ясно!), уходит в «совещательную комнату» и, едва закрыв дверь, тут же выходит и зачитывает решение...  

Им скучно и лень даже изображать интерес к аргументации стороны, заведомо проигравшей (не здесь, а в кабинетах выше), поскольку «интерес» определен совсем в другой плоскости! Именно этими факторами объясняется огромное число парадоксальных решений, в которых отдыхают Закон и здравый смысл, честь и совесть человека в мантии, которого легче бы представить в тюремной робе.  

Зампредседателя крайсуда Олег Козлов - «классический мститель» за критику в сми 

Самый показательный (и получивший широкую огласку) пример наглой вседозволенности, профессионального бесчестия в сфере ставропольского правосудия продемонстрировал федеральный судья О. Козлов. 

Это он подписал оголтело отвязанное письменное (?!) распоряжение (?!) (в бытность и.о. председателя ставропольского крайсуда) мочить в судах всех авторов и журналистов «Открытой» газеты, при этом еще и докладывать о таких делах лично ему.  

Так этот мелкий малопрофессиональный человек мстил редакции за расследования его убогих (не исключаю, сугубо коррупционных) решений по ряду дел.  

В редакцию его подлейшая указивка попала от некоего председателя рай(гор)суда, естественно, опасавшегося указать свое имя. Но уже то хорошо, что и его душа не выдержала всей мерзости, внедряемой Козловым в «судебную практику».  

Преступное «указание» Козлова мы, журналисты, приобщаем (и будем делать впредь) к материалам дел, в которых участвуем (как правило, в роли общественных защитников) до тех пор, пока в отношении Козлова не будет проведена соответствующая (настоящая) проверка и ее результаты будут переданы в Следком РФ - к Бастрыкину. Или в Высшую квалификационную коллегию судей РФ.  

Что произошло за два дня «наверху» у начальства или в голове у судьи  

Но все-таки вернемся к процессуальному абсурду двух противоречащих друг другу определений арбитражного судьи Кичко. 

Что стало причиной такого «отскока» Александра Ивановича, которого уж точно не заподозришь в психоэмоциональной неустойчивости? Вот, мол, в пятницу расслабился, расчувствовался, проникся крестьянской болью, понял ошибку - и принял решение, наконец-то отвечающее закону и здравому смыслу.  

А что случилось в понедельник? Не с той ноги встал? Печень заболела, желчь взыграла? Полноте! Так может подумать совсем уж наивный человек, не знающий тайн судейского подполья, системы принятия решений.  

По моему убеждению (исхожу из аналогии с хорошо известными мне фактами такого рода), экс-председателю ставропольского краевого Арбитража Александру Кичко в понедельник с утречка дали крепкую взбучку - причем сделали это откуда-то высоко сверху и очень резко.  

Так и вижу яркую картину: вылупленные от ярости глаза и трехэтажный мат некоего главного крышевателя Пьянова - мол, что этот Кичко себе позволил, что натворил...  

Снял обеспечительные меры, которые и служили для того, чтобы поставить всю Григорополисскую, всю «Россию» на колени.  

Чтоб ежедневно там скот дох - без кормов и ветеринарных препаратов. 

Чтоб с параличом банковских операций с каждым днем нарастал хозяйственно-экономический бардак, а народ без зарплаты зверел и требовал все возвернуть назад...  

И вот он тут как тут - Пьянов, пусть ворюга и мошенник, но терпели ж тридцать лет и еще его потерпите, быдло станичное.  

Убеждена, что эта «картинка» и отражает единственный вариант ответа на вопрос о причине беспрецедентного «отскока» судьи Кичко, в течение нескольких часов принявшего диаметрально противоположные решения.  

Мы с юристом редакции Владиславом Леонтьевым (не допущенные судьей Кичко на заседание 5 апреля - об этом статья на 6-7-й стр.) на следующий же день, 6 апреля, подали жалобу на его незаконные действия на имя председателя краевого Арбитражного суда Ларисы Лысенко.  

После процессуальной и поведенческой эквилибристики судьи Кичко  на его действия также подал жалобу на имя Л.А. Лысенко и племколхоз «Россия».  

Интересно, как будет на жалобы «отписываться» Лариса Анатольевна Лысенко, которая, повторим, 12 лет была бессменным заместителем Кичко в его бытность председателем этого ведомства.  

Очень трудно ей будет «отмазывать» бывшего шефа, если она ставит именно такую цель. Хотя единственно правильным шагом был бы самоотвод А.И. Кичко - уход из дела, при рассмотрении которого он столько накуролесил.  

Но опять же: если «накуролесил» потому, что нечаянно (?), так сказать, отошел от поставленной кем-то сверху задачи - действовать в интересах Пьянова. Если это так, то держаться за это дело (или его станут держать) будет мертвой хваткой.  

А то, что теперь в ставропольском Арбитраже (с той же целью вынесения ангажированных заведомых решений) «куролесят» и другие коллеги Александра Кичко (уж не его ли воспитанники?!) - уже факт. 

«Преемственность» беззаконий ставропольских судов стала их общей практикой 

Эстафету подхватил судья краевого Арбитражного суда Артем Яковлев, принявший решение, которое «Российская газета» (орган Правительства РФ) назвала «уникальным и прискорбным прецедентом»: он признал поставщика контрафакта «потерпевшим», а ответчиком сделал как раз пострадавшего от его мошенничества ООО «Дистрибьютор». 

Но, как пишет правительственное издание, чью статью об Артеме Яковлеве «Избирательная справедливость» в этом номере мы перепечатываем на 11-й стр., «вишенкой на торте в спорном решении арбитражного суда Ставрополья является арест активов ООО «Дистрибьютор», наложенный судьей Артемом Яковлевым уже после вынесения резолютивной части решения» (выделено мною. - Авт.).  

Видишь, читатель, как поразительно сходны способы и методы беззаконий арбитражных судей А. Яковлева и А. Кичко, действующих исключительно в интересах богатых мошенников-пройдох?! Вот и размышляйте, что к чему. И делайте выводы.  

А мы порассуждаем о преемственности судебной практики откровенно беззаконных действий Арбитража и краевого суда общей юрисдикции, обслуживающих одну и ту же «клиентуру».  

Как мы уже писали, после принятия Александром Кичко определения о принятии обеспечительных мер, сильно затруднивших деятельность СПК «Россия», аналогичное решение принял и судья Новоалександровского райсуда В. Жолобов.  

Зачем было дублировать решение? А для того, чтобы все 368 членов колхоза, написавших заявления о снятии обеспечительных мер, замучились пыль глотать, бегая по судам с жалобами на эти решения. 

Арбитраж и крайсуд действуют по единой схеме? Всё на это и указывает 

Рассмотрение такой апелляционной жалобы представителей племколхоза на решение судьи Жолобова (с требованием его отменить) было назначено на минувший понедельник на 8.30 утра в крайсуде на улице Осипенко.  

Жалоба попала на рассмотрение федеральному судье Дмитрию Спиридоновичу Мирошниченко.  

И вот тут стал разворачиваться тот же хитрый сценарий, что и в Арбитраже. По закону судья вправе рассматривать такие жалобы единолично, но если извещенные о заседании стороны желают на заседании присутствовать, то это также является их неотъемлемым правом.  

Однако судья Мирошниченко явно не желал присутствия у себя представителей СПК «Россия», что очевидным образом указывало не просто на то, что об «истории» дела он в курсе, а в первую очередь на то, что и его определение было предрешенным и отнюдь не в интересах сельхозпредприятия и его тружеников.  

На это указывали примитивные, но действенные хитрости: извещение о заседании было размещено на сайте крайсуда накануне поздно вечером.  

Это как же надо было стараться сохранить все в тайне, если техработнику дали такое задание - разместить вечером после окончания у всех рабочего дня.  

И опять же случайно мы с юристом редакции узнали о времени заседания: прибыли заранее, чтобы на него попасть. Но узнали, что решение Мирошниченко уже вынес. 

Когда успел? Где? В чьем кабинете? Какое решение?  

Догадались сами: решение Жолобова оставил в силе, поскольку, как мы опять же догадываемся, и жолобовское решение принималось здесь, в крайсуде. 

Ну а лично я, глубоко информированная о порочной практике обоих судебных ведомств, в очередной раз поражена, с каким огнем играют эти «ребята» в черных мантиях. Ничего не стыдятся и не боятся. Ситуация только ухудшается, а с приходом «новых» людей (Л. Лысенко в Арбитраж, В. Боков в крайсуд) - приобрела катастрофические размеры с признаками совсем уж «процессуальных безумств» типа тех, о которых рассказывает сегодня «Открытая» и «Российская газета».  

Но сколько веревочке ни виться, конец-то должен наступить?! 

Повальные аресты на Ставрополье высокопоставленных краевых управленцев не могут не привести к логическому выводу о том, что щупальцы коррупционной гидры также глубоко и мощно пронизали всю судебную систему Ставрополья на разных ее уровнях.  

Убеждена, что краевые суды - Арбитраж и общей юрисдикции - одновременно, «дуплетом», принявшие решения, направленные на уничтожение социально-экономической базы крупнейшего на Ставрополье производителя зерна СПК «Россия», коррупционно мотивированы исполнением воли некоего высокопоставленного лица (или лиц). Следовательно, речь может идти об ОПС - организованном преступном сообществе фигурантов, занимающих руководящие посты в регионе.  

Такие групповые действия, исключающие даже предположение об их «ошибочности», со всей очевидностью направлены против основ Государства, на дестабилизацию и без того напряженной социально-политической ситуации в стране.  

Мало сказать, что подобной процессуальной дикости в судебной практике еще не случалось. Сказать больше - есть все основания для того, чтобы многослойной «дьявольщиной», заклубившейся вокруг «России», занялась спецслужба страны. Ведь про то, что происходит сейчас в ставропольских судах разных уровней и специализаций, говорят: это хуже, чем ошибка, это - преступление.  

А я считаю определеннее: нет, это не «ошибка» - это осознанное действие против интересов страны и ее граждан. А значит, виновные в этом должны ответить по всей строгости закона. 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА  

 

 

Комментарии

Иван Драга (не проверено)
Аватар пользователя Иван Драга

Ангажированность арбитражного суда давно зашкаливает , а апелляционный суд засиливает

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях


Оформление расчетно-кассового обслуживания в банке

Для ведения и развития бизнеса, каждый индивидуальный предприниматель должен иметь расчетный счет в банке. Он необходим для взаиморасчетов безналичным способом. Не запрещено вести деятельность используя расчеты наличными, но в этом случае действуют некоторые ограничения, которые не позволяют бизнесу развиваться. Поэтому в интересах ИП или ООО оформить расчетно кассовое обслуживание в банке (РКО). Данная услуга платная и предусматривает ежемесячную абонплату, а также дополнительное удержание определенного процента от суммы каждой транзакции. Но с учетом открывающихся возможностей для развития бизнеса, подобные затраты вполне оправдывают себя.

Что дает предпринимателю РКО

Первое, что получает предприниматель – возможность совершать операции на сумму свыше 100 тысяч рублей. Это позволяет увеличить товарооборот фирмы и поднять авторитет в глазах партнеров и клиентов. Сегодня мало кто желает рассчитываться наличными, так как выполнить перевод с одного расчетного счета на другой гораздо проще. Из других преимуществ следует отметить:

  • Списание с расчетного счета зарплаты сотрудникам.
  • Выпуск пластиковых карт с привязкой к расчетному счету.
  • Зачисление денег на счет с любых направлений и обратно.
  • Возможность выполнять финансовые операции через мобильное банковское приложение.

Данные услуги доступны любому ИП, независимо от товарооборота.

Зачем нужен эквайринг

Для крупных организаций, открытие РКО позволяет подключить услугу банковского эквайринга. Это дает возможность практически полностью отказаться от оборота наличных средств. Данная услуга предусматривает прием платежей за услуги или товары с пластиковой банковской карты, через платежные терминалы. Это предложение только для крупных компаний, которые имеют финансовую возможность для установки в торговых точках специального оборудования. При оплате картой через терминал, деньги сразу зачисляются на расчетный счет.

Также эквайринг доступен и для интернета, где держатели пластиковых карт могут расплатиться за товары и услуги онлайн. Заполнив форму транзакции, пользователь может оплатить товар и получить чек в электронном виде. В интернет-эквайринге действуют некоторые ограничения. В частности, такая услуга доступна только тем компаниям, которые ведут деятельность в соответствии с требованиями международных платежных систем. Также требуется правильно оформленная торговая площадка в интернете.

Акционерное Общество "Тинькофф Банк"
ОГРН 1027739642281
город Москва, 1-Й Волоколамский проезд, 10-1.