Поиск на сайте

 

 

Этот год отмечен 75-летней годовщиной с начала Холокоста на оккупированной территории Ставрополья

Просветительский проект «Открытой»: Вместе пишем историю Ставрополья

Массовые казни в Советском Союзе начались уже в сентябре 1941 года и по своим масштабам стали самыми страшными. В Бабьем Яру, на окраине Киева, было уничтожено около 150 тысяч евреев, цыган, советских военнопленных, пациентов психиатрической больницы.
Такие Бабьи Яры есть практически в каждом из краев и областей России, население которых находилось в оккупации. В большинстве жертвами стали эвакуированные в начале войны из Киева, Одессы, Крыма, Ленинграда.
В Ростове-на-Дону, в Змиевской балке, было расстреляно около 35 тысяч человек, половина которых евреи. Противотанковый ров у стекольного завода под Минеральными Водами стал последним пристанищем для 7,5 тысячи евреев. Около 5,5 тысячи человек расстреляны возле урочища Столбик в Ставрополе…
Этой теме «Открытая» посвятила ряд статей («Последний среди нас свидетель», №14 от 13 апреля с.г.; «Известные палачи и безымянные жертвы», №25 от 28 июня с.г.).
Сегодня мы публикуем письма наших читателей, откликнувшихся на статьи в газете.
 

Антон КРИСАНОВ, учитель истории СОШ №4, село Правокумское:

- В краеведческом музее Зеленокумска хранится «Акт комиссии Воронцово-Александровского райисполкома Ставропольского края о злодеяниях, казнях и расстрелах оккупантами жителей района в период с 18 августа 1942 года по 10 января 1943 года», который был составлен после освобождения Советского района.

После установления оккупационного режима в августе 1942-го немецкие власти объявили о регистрации всего еврейского населения под видом эвакуации. За неявку на регистрацию - расстрел. Наряду с регистрацией еврейского населения было приказано встать на учет всем коммунистам и комсомольцам. Неявка на регистрацию также каралась расстрелом.

После регистрации специальным приказом немецкого коменданта было приказано всему еврейскому населению взять по 30 килограммов ценных вещей на семью и явиться на сборный пункт (здание комендатуры и полиции), якобы для отправки в Германию.

Беззащитные люди, дряхлые старики, женщины с маленькими детьми на руках и несколько подростков, повинуясь приказу, прибыли к месту сбора, откуда их на машинах партиями отвозили к месту казни на территории колхоза им. Сталина, к силосной башне.

Закончив расправу на территории Воронцово-Александровского, Новогригорьевского и Отрезковского сельсоветов, изверги переехали в Новокрестьяновский сельсовет, что от райцентра в 25 километрах, где их уже ожидали собранные на казнь люди.

Немцы с помощью предателей из местной полиции погнали толпу к обрыву, где из винтовок и автоматов начали расстрел. Во время расправы окрестность наполнилась криками и плачем. Кто пытался бежать, тех ловили, тащили к оврагу и расстреливали.

Полицаи лишь немного присыпали могилу землей, после чего пригнали на место казни местных колхозников, приказав засыпать трупы так, чтобы полностью скрыть следы преступления. Когда крестьяне пришли похоронить убитых, они поняли, что некоторые были еще живы - братская могила будто дышала. Колхозники пытались извлекать раненых из могилы, но автоматчики добивали их.

Из комиссионного акта видно, что массовое захоронение находится на территории села Правокумского. Но само место гибели найти не удалось, поскольку в окрестностях села много различных оврагов и обрывов.

Кроме того, территория Новокрестьяновского сельсовета достаточно обширна и не ограничивается границами современного села Правокумского. К сожалению, жители села забыли о той жуткой трагедии и указать место казни сегодня некому.

Хутор Староизраильский входил в состав Новокрестьяновского сельсовета, до 1942 года его основным населением были евреи. По рассказам местных жителей, там проживало примерно 300 человек. Во время отхода немецкое командование приказало уничтожить населенный пункт. Жители этого хутора частично эвакуировались до прихода немцев, но многих расстреляли.

Всего в Советском районе по приказу немецкого командования было уничтожено около 900 человек, большинство евреи.

Недавно мы обнаружили воспоминания Виктории Том, жительницы хутора Троицкого, который также входил в состав Новокрестьяновского сельсовета. Женщина рассказала о приезде на хутор евреев из южной Украины, а также о том, как некоторые из них пытались сохранить себе жизнь.

«Пребывание этих людей на хуторе было недолгим - встал вопрос об эвакуации, - пишет Виктория Том. - Мы решили никуда не ехать. Уезжали члены правления колхоза - председатель, парторг и другие активные партийцы. Надо сказать, что уезжали по-разному. Каждой семье колхозной верхушки была выделена отдельная телега, запряженная лошадьми. Пять еврейских семей отъезжали от хутора на одной громоздкой подводе, запряженной волами.

Весь этот обоз, направлявшийся к Каспийским плавням, немцы настигли недалеко от хутора. Люди вырыли себе могилу и были расстреляны. Кажется, некоторые прорвались к плавням и там присоединились к партизанам».

Анастасия КАПКОВА, студентка Института живых систем, СКФУ:

- В моем Кисловодске были расстреляны 322 человека советских граждан еврейской национальности. Некоторые из них, чтобы избежать страшной участи, покончили жизнь самоубийством. И если бы не Сергей Метревели, Анна Попова, Ольга Пыльнева, Александра Жовтая и Варвара Цвиленева, убитых мирных жителей было бы больше. Эти люди, рискуя своими жизнями, спасали евреев.

Сергей Метревели и его товарищ Иван Гугешашвили в конце августа 1942 года, когда немцы входили в Кисловодск, вывели из города группу евреев. В составе той группы был и Эмиль Зигель, которому в то время было шестнадцать.

Парнишка остался совсем один. Его родителей, Еноха и Екатерину, постигла страшная участь - их вывезли в Минеральные Воды и расстреляли. Трое старших братьев Зигеля служили в Красной армии, и все погибли смертью храбрых.

Больше двух недель шли беженцы до села Уцери, туда, где немцев еще не было. Пройдя пятьсот километров, они, наконец, добрались до цели, но молодой Эмиль заболел малярией. Семья Метревели его выхаживала, пока он не поправился.

После Эмиль ушел на фронт добровольцем, а в 1946-м вернулся на Северный Кавказ к семье, которая когда-то спасла его.

За несколько часов до оккупации Кисловодска Анна Попова достала документы, позволявшие покинуть город Евгении Спектор, жене офицера Красной армии. Трехлетнюю их дочку, Анюту, Попова взяла к себе, но вскоре девочку передала Ольге Пыльневой, бездетной соседке. Та в свою очередь заботилась о ребенке как о родном.

Соседям Ольга сказала, что девочка - украинка, потерявшая родителей в суматохе эвакуации, но Анну, по всему, выдавала еврейская внешность. Кто-то донес на Ольгу в полицию, и ее забрали в участок. Однако вскоре ей удалось убедить полицейских в правдивости своего рассказа, и женщину отпустили. После освобождения Кисловодска ребенка вернули матери…

У каждого из спасителей своя история. Все они были простыми людьми, которые имели доброе сердце! Не побоялись рисковать жизнью во имя спасения других! Это подвиг, который заслуживает того, чтобы о нем знали. Знали и помнили вечно!

У братской могилы расстрелянных в 1942 году немецко-фашистскими захватчиками евреев была заложена березовая аллея. Пять деревьев посажены в память о пяти горожанах, Праведниках народов мира, которые смогли сохранить в своих душах человечность.

Это люди, которыми надо гордиться и не забывать о них!

Вера ПЛЮЙКО, студентка Института живых систем, СКФУ:

- Спасибо газете за напоминание о трагедии Холокоста.

Несколько лет назад на российском телевидении шли передачи, рассказывавшие о деятельности Праведников мира.

Например, канал «Совершенно секретно» посвятил две передачи Оскару Шиндлеру, показал отрывки из документального фильма «Список Киселева». Картина посвящена выводу партизанами под командованием политрука Николая Киселева с оккупированной территории Беларуси через линию фронта более двухсот евреев.

К слову, фильм получил 17 наград на различных кинофестивалях. Хочется, чтобы появился фильм и о наших, ставропольских, Праведниках народов мира. Они достойны этого!

Конечно, тех, кто спасал евреев в годы войны, было больше, но имена их мы, увы, не знаем и уже не узнаем. Слишком много прошло времени…

Екатерина КРАВЧЕНКО, студентка Института живых систем, СКФУ:

- Читать статьи о Холокосте очень тяжело. Многие из моих сверстников, дочитав до половины, останавливаются… Какая жестокость!.. Сколько миллионов людей погибло просто за принадлежность к определенной национальности. Как такое вообще могло случиться?!

Массовое истребление целых народов… Это за пределами человеческого сознания. Ведь делали это люди! Или нелюди? Но ведь кто-то научил эти существа лютой ненависти к себе подобным!

После прочтения статей в «Открытой» понимаешь, что тема Холокоста не только еврейская. Это тема общечеловеческая. В нашем мире есть неонацистские проявления, так или иначе проявляются ксенофобские настроения, есть факты вандализма. К сожалению, памятники и могилы не могут постоять за себя. А люди забывают о том, о чем забывать не имеют права.

Наталья СОТНИКОВА, студентка Института живых систем, СКФУ:

- Сегодня  молодежь погружена в гаджеты, не замечает или не знает об ужасных событиях 75-летней давности в нашем крае. Жуткой смертью погибли тысячи людей. Мне хочется, чтобы мои сверстники прониклись болью безвинно казненных. Но еще увидели в этом мужество и героизм павших!

 Я живу недалеко от стекольного завода в Минеральных Водах, места, где покоятся тысячи жертв Холокоста. В день памяти безвинных жертв, в сентябре, я обязательно принесу на братскую могилу цветы. Это важно для меня, важно и для тех, кого уже нет с нами.

Подготовили
Алексей КРУГОВ,
Олег ПАРФЁНОВ


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий