Поиск на сайте

 

 

Четыре года бывший житель села Подлужного добивается восстановления здесь снесённого мемориала в память о погибших на фронте земляках. Отбиваясь от него, чиновники выдумывают тысячи причин. Видно, живут они ни по закону, ни по совести

 

В статье «Он был символом нашей славы» («Открытая», №3 от 29 января с.г.) давно перебравшийся в Ставрополь бывший житель села Подлужного Изобильненского района Леонид Павлович Умеренко рассказал о своей борьбе с чиновниками всех рангов за восстановление памятника.

Мемориальный комплекс «Вечный огонь» построен был к 35-летию Победы и представлял собой большую пятиконечную звезду, за которой располагалось изображение Вечного огня у Кремлевской стены в Москве. На гранитных плитах были высечены имена уроженцев села, не вернувшихся с фронта. Мемориал опоясывали декоративные кустарники и деревья.

Но главной особенностью памятника было, пожалуй, то, что строили его сами ветераны Великой Отечественной, друзья своих товарищей, не вернувшихся из боя.

За те тридцать лет, что простоял памятник, он стал частью истории Подлужного, доблестной и трагичной одновременно, и главной его достопримечательностью, несмотря на то, что находился не в центре села. С годами, конечно, мемориал обветшал - дал просадку и пошел трещинами, отвалились и не сохранились плиты с именами фронтовиков…

Вот бы где местной власти и проявить заботу!

Но вместо реконструкции в общем-то несложного в исполнении архитектурного объекта мемориал сровняли с землей. На его месте сегодня осталась лишь груда булыжников.

Произошло это не в какое-нибудь далекое время, когда о доблести предков старались забыть, а то и стереть всякое упоминание, а вот совсем недавно, в 2010 году.

С просьбой о восстановлении мемориала Леонид Умеренко обратился в краевую думу. Там обещали вопрос решить, подключив губернатора (Гаевского), но в итоге известили, что… нет денег. Универсальная отговорка, которой и не поверить сложно, - край-то дотационный.

Неоднократно по этому вопросу Умеренко писал в краевую прокуратуру. Но оттуда его обращения пересылали в прокуратуру района, которая, не усмотрев ничего противозаконного, сама, в нарушение приказа генпрокурора РФ от 30.01.2013 года №45 (запрещается обращения граждан для рассмотрения и принятия мер направлять лицам, действия которых обжалуются), «сбрасывала» заявления в администрацию сельсовета. А там дежурно отписывали, что восстановить мемориал на прежнем месте не представляется возможным, ибо там когда-то велись археологические раскопки.

Раскопки, по словам Умеренко, действительно когда-то велись, но было это в далекие 1960-е годы. Да и не там совсем, где стоял памятник.

Потом местные чиновники пытались убедить Умеренко в том, что на месте уничтоженного памятника неподходящий для какого-либо строительства грунт.

Но, во-первых, сама конструкция мемориала совершенно не громоздкая, не дом же многоэтажный. А во-вторых, с разрушенным памятником десятки лет без каких-либо последствий соседствуют автопавильон и бывшие совхозные гаражи. Недавно уже рядом появилось несколько вышек сотовой связи, которые на подвижных грунтах никогда бы не поставили.

Потом местная власть придумала, что якобы с учетом мнения жителей к 65-летию Великой Победы «было принято решение перенести мемориал» в центр села.

Может, такое предложение кто-то и высказывал, но в то, что родственники фронтовиков согласились на снос старого мемориала, возведенного руками их дедов и отцов, Умеренко верить отказывается. Хотя бы потому, что отец его, Павел Иосифович, вернувшийся с войны с тремя ранениями и двумя контузиями, имея 21 правительственную награду, был одним из инициаторов строительства памятника. Идею эту во всех дворах поддержали единогласно.

Не верят в это и те, кто сам помогал фронтовикам строить мемориал. Среди них - бывшие директор совхоза «Подлужный» Виктор Сергеевич Буклов и председатель Подлужненского сельсовета Николай Григорьевич Ерещук.

Да и как вообще можно было «перенести мемориал», если пятиконечную звезду заменили памятной доской, которая не идет ни в какое сравнение с комплексом, возведенным фронтовиками?!

Между тем за охрану и  сохранность объектов культурного наследия местного значения, согласно федеральному законодательству, ответственность несет сельсовет.

В соответствии со ст. 7 Закона РФ «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» от 14.01.91 года пришедшие в негодность воинские захоронения, мемориальные сооружения и объекты подлежат восстановлению органами местного самоуправления. Ст. 11 того же закона гласит, что органы местного самоуправления осуществляют меры по содержанию в порядке и благоустройству мемориальных сооружений и объектов, увековечивающих память погибших при защите Отечества, которые находятся на их территориях.

Наконец, вот выдержка из ст. 25 краевого закона «Об объектах культурного наследия» от 22.06.1998 года: «Снос, перемещение, изменение памятников истории и культуры запрещается».

Администрация сельсовета обязана была поставить мемориал на учет, следить за ним и не дать ему быть разрушенным. Сделано этого не было, свои обязанности местная власть проигнорировала. А сегодня заметает следы, пытаясь уйти от ответственности, выдумывая что-то о неподходящих грунтах, археологических раскопках, решении граждан о переносе памятника...

Да пусть бы даже все жители села высказались за перенос памятника на новое место, кто давал право его сносить?! На этот вопрос Леониду Умеренко не отвечают. А на подмогу сельсовету подоспела районная власть, известившая неуемного пенсионера, что «предварительный опрос общественного мнения показал, что у жителей села вызывает сомнение целесообразность восстановления мемориала на прежнем месте».

Кроме того, «предварительным расчетом было установлено», что стоимость работ по восстановлению мемориала без проектно-сметной документации и оформлению документов обойдется в 5 млн. рублей.

Что же это за такие «предварительные» опросы и расчеты, насколько им вообще можно верить? Впрочем, судить об этом можно уже по такой фразе из письма большого районного чиновника, адресованного Леониду Умеренко: расчеты, оказывается, «произведены по рассказам жителей и фотографиям…».

Да и почему бы чиновникам на местах такие глупости не писать, когда старшие товарищи из краевых министерств ведут себя не лучше?! В министерстве культуры сразу дали понять, что оно осуществляет контроль за сохранением, использованием, популяризацией и охраной объектов культурного значения, а поскольку мемориал в Подлужном таковым не является, письмо пенсионера Умеренко вообще не по адресу. Правда, подготовили запрос в прокуратуру.

О том, что вопросом заинтересовались, сделали вид в правительстве - по поручению губернатора Владимирова заседали сразу три министерства - финансов, строительства и ЖКХ. Но поняли, что «вопрос требует дополнительной проработки». Было это еще в апреле, о результатах сообщить обещали отдельно. Вот октябрь уж, а правительство глухо молчит.

И это по пятиминутному вопросу. По-хорошему, и пяти минут не надо, ведь дело не только в законе - речь, в первую очередь, идет о морально-нравственных категориях.

Найти виновных в том акте вандализма, в том кощунстве, что сотворили с нашей памятью, едва ли возможно - это понятно уже по тому, как яростно власти и правоохранители отбиваются от пенсионера Умеренко. Но у Леонида Павловича, чей отец сражался за родину, в этой истории есть свой «расчет».

Он добивается торжества исторической и просто человеческой справедливости, и хочет, чтобы мемориал был восстановлен к 70-летию Победы в том виде, в котором его многие еще помнят. Он пытается донести до своих современников, земляков, простую мысль - в восстановлении памятника есть их шанс исправиться и воздать должное павшим воинам. Это будет торжество справедливости и по отношению к самим себе.

О каком будущем величии России можно говорить, если сами себя не уважаем? А раз так, кто ж нас тогда уважать и любить будет?!

 
Олег  ПАРФЁНОВ
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий