Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

Зачем, на самом деле, принимают поправки в закон об обязательном медстраховании, и что они сулят пациентам, рассуждает профессор ВШЭ Василий Власов.

Проект поправок в закон об ОМС внесли в Госдуму в конце сентября. Суть документа в том, что в случае его принятия медицинской помощью в федеральных центрах будет заведовать ФФОМС, а выплаты страховым компаниям сократят вдвое. Кому и зачем нужны эти поправки, и что они, в конечном счете, сулят пациентам, рассказал «Росбалту» профессор кафедры управления и экономики здравоохранения ВШЭ, член Общественного совета при Минздраве, президент «Общества доказательной медицины», доктор медицинских наук Василий Власов.

— Если коротко, законопроект предполагает, что медицинской помощью в федеральных центрах будет заведовать ФОМС, а выплаты страховым компаниям снизят с 1-2% до 0,5-1%, то есть, вдвое от той суммы, которую им платят по дифференцированным подушевым нормативам. Вот эти изменения вообще для кого: для пациентов, для бюджета, для страховых? Для чего они принимаются?

— У нашей системы здравоохранения есть такая болезнь — желание пускать все средства не в первичную медицинскую помощь, где лечатся «рабочие и крестьяне», а в самый дорогостоящий сегмент — стационарную помощь и, более того, в так называемые федеральные центры — московские больницы. За последние 30 лет для этого применялись разные способы. Последним была клиническая апробация, которую придумали для дополнительной оплаты работы федеральных центров, связанной с тем, что в них какие-то там новые методы лечения и диагностики апробируют. Никто в мире не знает, что такое апробация, и наш закон тоже об этом не рассказывает. Но они апробируют, и за это получают дополнительные деньги. Нововведение появилось совсем недавно, года три назад. И сейчас мы видим очередной этап: создается отдельный финансовый поток для финансирования федеральных медицинских учреждений. Но если предыдущие потоки шли прямиком из федерального бюджета, то теперь деньги отгрызают от обязательного медицинского страхования. И поскольку отгрызают их не по территориальному признаку, то, соответственно, назначить ответственным за реализацию этого потока приходится ФОМС. Он будет теперь распределять в федеральные центры деньги и, соответственно, выполнять те функции контроля качества медицинской помощи, которые якобы выполняли страховые организации. Вы знаете, наверное, что такие люди, как я, очень скептически относятся к защите прав граждан страховыми организациями, тем более, в эффективности такой работы со стороны федерального фонда обязательного медицинского страхования. Вся эта идея в действительности покрывает желание перенаправить деньги.

Российская система здравоохранения убита: что думают врачи об отечественной медицине

— Первый материал, который мне попался на эту тему, был о том, что страховые представители, которые защищали права пациентов в результате этих изменений исчезнут. Но были ли у нас вообще эти страховые представители, и кого они, в сущности, защищали?

— Страховые представители, по-моему, так и не появились. Но было объявлено широко, что они будут присутствовать в медицинских организациях, а том числе, в поликлиниках. Будут там ходить и всех защищать. Ничего этого не произошло. Но принципиально важно, что страховым организациям такая задача была поставлена, предполагая, что у них для этого есть средства. Теперь то уж точно под это дело средств нет.

— Получается, теперь ФФОМС, государственная структура, будет контролировать качество медицинской помощи в государственных же клиниках. То есть, государство вроде как будет контролировать само себя. Будет ли хуже, чем сейчас, когда этим якобы занимаются страховые компании?

— Конечно, будет хуже. Вы как будто не в России живете. Дальше уже можно говорить о деталях: почему, по какому механизму будет хуже. В этом случае деньги, по сути, будут изъяты из общей системы здравоохранения и переданы в федеральные клиники.

— Я думала, сокращение выплат страховым компаниям произойдет за счет комиссии самих страховых. То есть: страховые будут меньше зарабатывать, а на медицинскую помощь будут идти все те же деньги.

— По итогам второй мировой войны Россия расширилась за счет Белоруссии, Белоруссия — за счет Польши, Польша — за счет Германии. Точно так же и сейчас. От всего фонда ОМС отрезали деньги для федеральных медицинских центров, а для того, чтобы это уменьшение денег в системе обязательного медицинского страхования было менее заметно и травматично, забрали часть денег у страховых организаций. Думаю, что таким образом целиком это перераспределение в пользу федеральных центров полностью не компенсируется, но смягчается. А поскольку у нас принято ненавидеть страховые медицинские организации, то как бы и поделом им.

— Но послушайте: федеральные центры развивают передовые технологии. Разве плохо, что им выделяют больше денег?

— Конечно, хорошо. Но правильнее сказать, что сейчас при этом происходит еще и отбирание денег у других. И вот это уже другая сторона, о которой не нужно забывать. Федеральным клиникам ведь не просто дополнительные деньги дали. Это было бы хорошо. Но финансирование здравоохранения у нас уже не первый год снижается, и продолжит снижаться в ближайшие годы. В такой ситуации перераспределение денег в пользу федеральных центров означает усугубление проблемы в остальных частях нашего здравоохранения.

— Вы имеете в виду районные больницы, поликлиники?

— Все остальное здравоохранение, их в том числе. Во всей этой большой системе денег, кроме ОМС, практически нет. Соответственно, у них эти деньги забирают. В результате, будет меньше денег на содержание врачей. У врачей будет меньше зарплата. В конечном счете количество врачей будет сокращаться для того, чтобы сохранить уровень зарплат. Очереди к специалистам будут расти.

— Хорошо, что проект пока только на стадии обсуждения.

— Я думаю, если такой неприятный законопроект уже так широко обсуждается в Госдуме, возможно, его судьба уже предрешена. О том, что будет создан новый поток денег для федеральных центров, кажется, говорили еще в начале года.

Источник: © Росбалт.RU

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях