Поиск на сайте

 

Чтобы сообща победить «чуму XXI столетия» – исламский радикализм, Россия и Запад должны переступить через сиюминутные геополитические разногласия, уверен военный эксперт Иван Бабин

В минувшую среду Европарламент большинством голосов одобрил скандальную резолюцию, в тексте которой ставится знак равенства между «Исламским государством», «Аль-Каидой» и... Россией. Автор документа – парламентарий Анна Фотига от правящей в Польше партии «Право и справедливость».
В резолюции говорится, что сегодня Евросоюз переживает времена, напоминающие «худшие годы холодной войны». Речь идет об информационных атаках на единство и некие «демократические ценности» Евросоюза, для которых и Россия, и исламские террористические группировки якобы используют одинаковые методы – интернет-ресурсы и подконтрольных блогеров-троллей.
«За» принятие резолюции проголосовали 304 парламентария, «против» были 179, а 208 воздержались. Документ не имеет законодательной силы, но главное, что за ним могут все же последовать реальные шаги. В частности, Евросоюз намерен усилить информационное вещание в регионах, где якобы традиционно сильна российская и исламистская пропаганда.
Для этого будет заметно увеличено бюджетное финансирование East StratCom Team - отдела при внешнеполитической службе Евросоюза, созданного в марте прошлого года, который решает пропагандистские задачи в странах бывшего СССР.
Каким же образом европейским чиновникам взбрело в голову сравнивать Россию с боевиками из «Исламского государства» и «Аль-Каиды»?!
На этот вопрос мы попросили ответить известного военного эксперта, специалиста по геополитике, директора Центра научных и социальных инноваций (ЦНиСИ) Ивана БАБИНА (на снимке).
 

Цивилизованный мир в XXI веке погряз в противостоянии стран и блоков. Еще в 1949 году писатель Джордж Оруэлл написал антиутопию «1984», пророчески предсказав то, что происходит в мире сейчас. В его романе перманентную войну ведут три мировые сверхдержавы – Океания, Евразия и Остазия.

Автор называет войну сверхдержав мошенничеством, похожим на схватки жвачных животных, чьи рога растут под таким углом, что не способны ранить соперника. В антиутопии Оруэлла «экономика существует только с помощью войны и для войны».

Поэтому, чтобы сохранить личную власть, правители трех держав и ведут бесконечную войну. Победы в ней быть не может по определению, а мелкие успехи (представляемые пропагандой, естественно, как ключевые победы) сменялись мелкими поражениями. И так до бесконечности...

К сожалению, и сегодня многие генералы и политические деятели в разных странах видят политику своих государств исключительно как перманентное состояние войны «всех со всеми». Но перед лицом общей угрозы, «чумы XXI века» – исламского радикализма, пора наконец-то перестать рассматривать друг друга только через прицел автомата!

Крупные державы, обладающие ядерным потенциалом, должны уйти от политики конфронтации, от постоянной милитаризации сознания граждан, от «порочной практики геополитического инжиниринга», как говорит российский министр иностранных дел Сергей Лавров.

Надо уйти от гибридных, холодных войн, которые только мешают решению общей цели – борьбы с радикализмом. Уже очевидно, что только военного решения этой проблемы нет, а значит, нам нужно сообща вырабатывать новые подходы к развитию существующих институтов безопасности.

На мой взгляд, Германия, являясь председателем ОБСЕ, должна инициировать созыв нового Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе – так называемое СБСЕ-2. И на этом совещании нужно выработать новый договор о европейской безопасности (который предусматривает в том создание «единой зоны безопасности» от Владивостока до Лиссабона и  учреждение новых институтов государственно-религиозных отношений).

Сегодня все более возрастает роль религии как политического института. Все более политическим становится  ислам. Но если религия и становится проводником политики, то именно миротворческой! Миротворческую функцию ислама мы можем противопоставить  модели, которую навязывают идеологи радикализма: они видят весь неисламский мир как «Дар аль-Харб» – территорию войны с неверными, которые должны либо принять ислам, либо быть уничтожены.

Межконфессиональные конфликты и войны – стратегическая проблема современного цивилизованного мира. И чтобы ее решить, нужны новые площадки, где смогут вести диалог политические и религиозные лидеры и эксперты, сообща вырабатывать единый подход к отношению государства и религии. Причем как на уровне отдельных стран, так и международных объединений (ОБСЕ, ООН и иных).

Этот подход затем будет реализован через конкретные госпрограммы. И одной из важнейших я вижу программу по обучению мусульман в научных центрах, которые бы демонстрировали ислам как религию добра, мира, основанную на общечеловеческих ценностях!

Для борьбы с экстремизмом необходимо и широкое информационное сопровождение в  Глобальной сети, где сегодня и происходит радикализация молодежи. Когда молодой человек круглые сутки сидит в Интернете, родители и педагоги довольны: он не курит, не пьет, не гуляет... И потому им крайне сложно заметить, как в это время радикальная пропаганда «меняет» сознание молодого человека.

Что же мы можем противопоставить этой пропаганде? Широкую сеть переговорщиков и модераторов из НКО, специалистов по контрпропаганде, противодействующих интернет-троллям. И чтобы создать такую сеть, нужен постоянный обмен опытом между научными центрами Ближнего Востока, Европы и России.

Причем именно Россия должна выступать как законодатель инновационных подходов в такой борьбе с исламским радикализмом. Мы многонациональная, многоконфессиональная страна, где накоплен такой большой опыт по противодействию экстремизму (причем не только на Северном Кавказе, но и в других регионах).

 

Голос за!

Голоса: -54

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий