Поиск на сайте

 

Завершилась жатва. Ставрополье покорило очередной рубеж в 9 миллионов тонн.

В правительство полетела телеграмма от губернатора, что получен лучший результат за всю историю земледелия в крае. Все аплодируют, все довольны!
 

Наверное, это хорошо. Наверное, кто-то получит ордена и медали, почетные звания. Тоже справедливо. Но мне кажется, в погоне за рекордами мы забываем о более существенных вещах, которые гораздо важнее количественных показателей.

Это, например, рентабельность зернового производства и качество продукции.

О себестоимости наших урожаев в победных сводках никогда ничего не говорится. Но люди, которые эти урожаи получают, как раз больше думают о том, какой ценой досталась им пшеничка.

- Что толку завалить закрома, если продать их содержимое невозможно по хорошей цене? - сказал мне недавно знакомый фермер Иван Митрофанов из станицы Расшеватской.

С ним согласится любой производитель зерна. Размер, конечно, имеет значение. Но для фермера гораздо важнее другие показатели: себестоимость продукции и ее качество. Цена – это уже производная от первых двух величин. Будет низкая себестоимость - не так страшна невысокая цена. Будет высокое качество - и цену дадут хорошую.

Низкий курс рубля сейчас работает на производителя, способствует увеличению экспорта. Хорошо, что растет доля зерна, идущего на экспорт. Но тут выяснилось, что фирмы, которые занимаются экспортными поставками, предъявляют к сельхозпроизводителям такие требования, что многим они не по силам.

Оказалось, что существующие много лет ГОСТы  отстали от требований  мирового  зернового рынка. Например, всегда основным показателем качества зерна у нас была клейковина. А на мировом рынке она  играет второстепенное значение, там гораздо важнее содержание в зерне протеина. Многие наши лаборатории даже не были готовы к определению этого показателя. И отечественные приборы оценки качества зерна серьезно отстают от импортных.

Так что тут целая проблема, которую необходимо решать. А пока она есть, то и хорошей цены на наше зерно на мировом рынке не дают. Мы теряем огромные деньги, продавая пшеницу по демпинговым ценам.

А себестоимость урожаев? В силу того, что технологии наши зачастую по эффективности уступают зарубежным и в селекции мы давно не в лидерах, то получение высоких урожаев нам обходится в копеечку. Кстати, в той же нелюбимой нами Америке урожайность не главный показатель успеха.

Там эффективность хозяйств, прежде всего, определяется соотношением цены и качества. У многих фермеров весьма скромные урожаи, на уровне 30-40 центнеров с гектара. Но они не переживают, потому что рентабельность их  хозяйств высокая.

А в Австралии вообще средняя урожайность 20 центнеров с гектара. Но они никак не опечалены этим фактом. Зато себестоимость австралийской пшеницы одна из самых низких в мире. Поэтому им хватает барышей и при низких урожаях.

А разве мы едим вкусный хлеб? Качество хлеба напрямую зависит от качества зерна, из которого сделана мука. О зерне первого и второго класса сейчас вообще не вспоминают. Его просто нет.

В погоне за валом пропал смысл производить такое высококачественное зерно. А ведь когда-то оно было. Из арзгирских степей, например, пшеница поставлялась для нужд царского дворца.

А сейчас нет не только зерна первого-второго класса, все меньше зерна и третьего класса, которое считалось классической продовольственной пшеницей. Недавно я узнал, что и четвертый класс – это уже хорошо. Может, специалисты меня в чем-то и поправят, в каких-то деталях я могу ошибаться, но в оценке тенденций нашего зернового производства, думаю, я прав.

Так что можно рукоплескать рекордам, если не забывать, что это лишь часть успеха. А над остальным нашим аграриям еще работать и работать.

 
Сергей ИВАЩЕНКО
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий