Поиск на сайте

 

Хуторянин показывает соседям пример хозяйственности и оптимизма

 

В хуторах Алтухов и Красный Ключ я бывал неоднократно. Относятся к одному сельсовету, но на Алтухов с общей дороги поворачиваешь налево, на Красный Ключ – направо. За ним ещё и хутор Гремучий есть. В последний визит обратил внимание, что на развилке появился поклонный крест. Как рассказали позже хуторяне, сделал его на собственные средства житель хутора Гремучий Николай Гаврилович Бусин.

 

Из подручного материала
Голубой дом Николая Гавриловича выделялся из окружения небольших хатенок не только размером (почти двухэтажный), но и необычной формой.
– Лет 20 назад мы здесь с бабушкой купили столетнюю хату за 200 рублей, а потом я ее стал до ума доводить из подручного материала.
Николай Гаврилович так и называет свой стройматериал – хламом. Это куски старой арматуры, годящиеся разве что для печи доски и тому подобный мусор. Из арматуры сварил так называемый армопояс, которым стянул старые саманные стены, потом на два самана поднял хатку, чтоб попрезентабельней была. Обложил стены листами плоского шифера, а сверху еще и мансарду надстроил из металлопрофиля и ДВП с кучей окон, чтоб светло было, чтоб там можно было что-то наподобие зимнего садика разбить.
Во дворе просторная беседка с большим столом для многочисленных гостей. Они с бабушкой любят соседей угощать чаем да дарами своего сада-огорода. Беседка сделана исключительно из пластика, чтоб не ржавела и не гнила.
Напротив беседки хозяйственные постройки. До недавнего времени Бусины держали корову, но сейчас только кур. Анне Ивановне со скотиной уже трудно управляться.
– Сараи у меня капитальные, – хвалится Николай Гаврилович. – Смотрю как-то, мужик на подводе опилки везет. Оказывается, из колхозной мастерской на свалку. Я предложил за магарыч ко мне завернуть. Смешал опилки с цементом и сварганил отличные кирпичи, из которых построил сараи.
В одном из сараев обширный погреб – гордость Анны Ивановны, там полно закруток на годы вперед. А Николай Гаврилович гордится своими закромами. Это металлический контейнер, разделенный на секции с закрывающимися наглухо крышками. В каждом из отделений разные виды зерна. На стене сарая разместился зимний холодильник. Это хорошо проветриваемый металлический ящик, в котором можно в холодное время хранить продукты, экономя таким образом электроэнергию.
В завершение картины мне показали душевую кабину в доме, что для сельских усадеб большая редкость. Как говорит хозяин, специально для бабушки сделал, чтоб ей удобней было мыться. Есть в доме и телевизионная тарелка, и кондиционер. Словом, жилье ХХI века.

 

Жить стало лучше
Еще по телефону, когда мы договаривались о встрече, Николай Гаврилович сказал мне, что не считает сегодняшнее время плохим, как об этом думают многие селяне.
– Да мы в раю живем по сравнению с тем, что было лет 30 назад. Я сам из тамбовской деревни родом, там такая нищета была! Родители с утра до ночи в колхозе вкалывали за трудодни. Я подсчитал: в день на семью из семи человек буханку хлеба зарабатывали. От этой нищеты на шахты в Донбасс уехал. Домой приезжал, на меня, как на богача, смотрели. А какой там богач! Адский и опасный труд, легкие до сих пор от угольной пыли не очистились. К тому же и пить научился. Репутацию мою это сильно подрывало.
Николай Гаврилович не стесняется о былом пристрастии говорить, потому как избавился от пагубной привычки и извлек полезные уроки. Избавился разом. Мастерил ветряк во дворе и упал с мачты на крышу. Думал, обошлось, но ночью такие боли начались, что пришлось вызывать «скорую». Оказывается, получил тупую травму живота. Врачи, можно сказать, с того света вытащили. С тех пор не пьет и не курит.
– Меня начальство всегда ценило за рукастость и шустрость, – вспоминает Бусин, – даже выпивки мои прощали, потому что я был хороший специалист-электрик, да и другими профессиями владел. А как пить бросил, так вообще – в почете. До сих пор работаю на водокачке, за старшего числюсь. Все там отладил, сауну построил, сад посадил.
В свои 69 лет Николай Гаврилович действительно шустр не по годам. Несмотря на солидное брюшко, может на турнике и пируэты крутить. Но главное – здоровый дух сохранил.
– Я не понимаю тех, кто сегодня ноет на хуторах. Все их раздражает: Путин не такой, олигархи недра захватили и пьют кровь из простого человека, кавказцы хутора заселяют, выдавливают из родных мест коренных жителей. А что, Путин к тебе придет забор поваленный чинить или от водки тебя заговаривать? Дались тебе олигархи, когда вокруг земли столько пустует. За хутором родники, канавку прокопай – и вода самотеком на огород польется. Выращивай фрукты, овощи. А у тебя огород бурьяном зарос. А какие здесь выпасы! Но кроме одной семьи никто скотину массово не держит. А кавказцы потому и едут сюда, что свободные земли есть, а у них там нет. Свято место пусто не бывает. Вы ж сами своим бездельем провоцируете эту миграцию.
Почему мы с бабушкой можем сад держать, огород, а соседи помоложе нас не могут? Земля здесь богатейшая. Я первый раз на целине из пяти ведер картошки сто получил. Продал и сразу телевизор купил. Стыдно сегодня ныть, работящему человеку есть где развернуться. Трудись на себя, богатей. Это не за трудодни в колхозе ишачить. Но что-то не вижу я особой прыти в земляках. Одна болтовня вместо дела.

 

Без веры нельзя!
Несмотря на столь жесткие оценки, Бусин к землякам со всей душой. Не зря же у них в доме каждый день гости. Всех готовы накормить, обогреть. Он потому и поставил два поклонных креста (один у развилки, другой на родниках), чтоб Господь оберегал земляков от всяких напастей, помогал им справляться с грехами.
– Животные инстинктами руководствуются, а человек по-звериному жить не может, иначе хуже всякого скота станет. Без веры, без соблюдения законов человеку нельзя. Я потому эти кресты и поставил, чтоб люди о Боге вспоминали и ближе к нему становились. И, вы знаете, многие мне спасибо говорят. Значит, нужно это людям.
Правда, крест на родниках какие-то варвары уже восемь раз пытались сломать. Говорят, это место язычники облюбовали, а крест они не признают – вот и глумятся. Бусин уже и в полицию, и в районную администрацию жаловался, просил помощи. Но ущерб оценили всего в 700 рублей, то есть как незначительный. Потому возбуждать дело отказались.
Николай Гаврилович предлагает хуторянам самим дежурства организовать. Хороший повод за свою малую родину постоять и о своем человеческом достоинстве задуматься.

 

Сергей ИВАЩЕНКО

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях