Поиск на сайте

 

 

Их в коллекции станичника - 258. У каждого своя неповторимая история

 
Пять лет назад я рассказывал о Сергее Брежневе, собравшем самую большую на юге России коллекцию самоваров. Недавно, проезжая через станицу Новотроицкую, встретил старого знакомого.
- Как твоя коллекция?
- Растет. Тогда было 187, сейчас - 258 самоваров. Есть уникальные экземпляры и новые истории их хозяев. Поехали, покажу и расскажу.
И мы поехали…
 
Энергетика увлечения
 

Сергею Брежневу 45 лет. Говорит, что 35 из них он собирает самовары.

Все началось по пословице: «Стерпится – слюбится». Брежневы – кубанские казаки. Но после всех мытарств, которые выпали на долю казачества в прошлом веке, занесло их в Чечню, в Гудермес. Там Сергей и вырастал. От прошлой казачьей жизни остался большой и красивый самовар, который бабушка заставляла внука каждый день разжигать. Ему это не очень нравилось.

Чтоб стимулировать процесс, бабушка за каждую топку давала ему с пенсии 10 копеек. За месяц набегал трояк, на который мальчишка мог много чего купить.

Постепенно материальный интерес перерос в любовь к этому атрибуту старой русской жизни. Сергей стал интересоваться историей самоваров, а потом и собирать их.

- А как они к тебе попадают? Их же в магазине не купишь.

- Никакой специальной методы нет. Я так долго их собираю и так увлечен этим, что вокруг меня, видимо, образовалось какое-то энергетическое поле, которое притягивает людей, которым интересно мое увлечение и которые интересны мне. Я никаких объявлений не даю, специально по селам не езжу. Все как-то само собой получается.

Вот недавно звонит друг из Невинномысска. Сообщает, что его друг в Уфе увидел на рынке старинный самовар, как у Брежнева Сереги. Может, ему надо? Брежнев берет телефон того друга, звонит ему в Уфу, расспрашивает.

- Да, мне такой самовар нужен. Можешь купить за свои или я вышлю?

Почти не знающий его человек, однажды видевший его коллекцию, соглашается купить самовар за свои деньги, возиться с ним, везти за тысячу километров. Что это, как не энергетика увлечения, которая передается на расстояние и другим людям?

А вот другой случай. Получает Сергей письмо из села Прасковея Буденновского района. Адрес на конверте, как у Чехова, - на деревню дедушке: «Станица Новотроицкая, коллекционеру самоваров Брежневу». «Уважаемый Сергей, увидел по телевизору сюжет о вас. А у меня в сарае стоит огромный самовар, который мне не нужен. Может, вас заинтересует? О цене сговоримся».

В письме телефон, по которому он звонит тут же. Пятиведерный самовар – это находка. Едет, несмотря на вечернее время и дальнюю дорогу. Мужик аж растерялся от такой прыти, вызвал сына на подмогу. А вдруг коллекционер неадекватен?

 
 
Не просто железо
 

Самовар не просто уникален размером (такие обычно приобретались для постоялых дворов), но интересен и своей историей. Имущество постоялого двора, видимо, обобществили после революции, и, в конце концов, агрегат попал в винсовхоз. Там использовался по прямому назначению. Поили чаем сборщиков винограда в сезон или выставляли на праздничный стол во время советских праздников, которые отмечали коллективом. 

Когда совхоз не выдержал горбачевской кампании, самовар оказался не востребован, и его забрал себе бывший председатель профкома. Он и продал самовар Брежневу. На реставрацию Сергей еще потратил семь тысяч рублей. Теперь стоит как новенький.

Рядом с ним сверкает серебром изящный самовар с узорчатыми ручками.

- Наверное, не одну тысячу потратил на его реставрацию?

- Ни копейки. Он в таком виде больше ста лет сохраняется. Его в Пятигорске одна бабушка принесла в антикварный магазин. Ей далеко за 80, но помнит, как ее отец говорил, что этот самовар еще от дедушки. Куплен был в Баку, потом перебрался с семьей в Пятигорск. Из него, наверное, и чай никогда не пили, держали для красоты.

Бабушке понадобились срочно деньги на операцию. Просила 25 тысяч. Антиквар решил, что ему такой самовар потом не перепродать, позвонил мне. Я и купил, очень рад приобретению. А бабушке дай бог здоровья.

Показал мне Сергей еще один самовар, который требует реставрации. Ему брат однажды из Волгограда позвонил. Говорит, что стоит на блошином рынке около самовара, который дед один продает. Брать, не брать?

Сергей сказал брать. Но тут же спохватился, перезванивает: узнай, мол, историю самовара от хозяина. А хозяин уже в маршрутку садится, испугался, что покупатель решил вернуть покупку. Когда узнал, в чем дело, вышел из такси.

Самовар тот они с матерью нашли на обочине дороги, когда решили вернуться в свой дом на окраине Сталинграда. Город только освободили наши войска. Еще не потухли пожары, не убраны трупы. А тут самовар – осколок мирной жизни.

Взяли его, затопили во дворе своего полуразрушенного дома. Шли мимо солдаты. Увидели вьющийся дымок. Не угостишь, мол, хозяйка? Всех угощали, даже кашу в том самоваре варили.

Низкий поклон вам, ребятки, воины русские!

- А сколько таких историй хранят другие экземпляры моей коллекции! Через сколько рук прошли, сколько интересных людей и событий видели! Эх, если бы они говорить умели…

 
 
Не продаётся!
 

Недавно попросили Сергея поучаствовать в Фестивале народов Кавказа, который проходил в Грозном. Он туда на своей «мазде» 30 самоваров привез. Экспозиция пользовалась большой популярностью. Многие чеченцы фотографировались на фоне самоваров и с хозяином коллекции.

Не устоял и Рамзан Кадыров. Очень хвалил Сергея, удивлялся, как можно собрать такую коллекцию! А когда узнал, что Брежнев родом из Гудермеса, совсем расчувствовался. Согласился сфотографироваться с коллекционером. Так их и запечатлел в обнимку телохранитель Рамзана. Потом подошел к Сергею, сказав: «Рамзан с каждым обниматься не станет, значит, зауважал тебя».

Подходил еще один богатый чеченец. Готов был купить хоть всю коллекцию за любые деньги. Я, говорит, отвезу ее в Ведено в родовое поместье, выставлю в башне, друзьям буду показывать. Сергей сказал, что не продается. Не все деньгами можно измерить.

Хотя финансовых проблем у коллекционера более чем достаточно. Реставрации ждут где-то около трех десятков самоваров. Дело это дорогое – от пяти до десяти тысяч рублей. Сергей подсчитал, что, если отреставрировать всю коллекцию по высшему разряду, понадобится тысяч 600. Таких денег у него нет. Приходится продавать некоторые одинаковые самовары и на эти деньги восстанавливать другие. Хороший самовар сегодня стоит тысяч 20-25.

Сейчас появилось много людей, которые интересуются историей, своими корнями. Многим опротивело однообразие быта, унификация, которую неизбежно несет всеобщая глобализация.

Надоело быть Иванами, не помнящими родства, хочется знать, кем были предки, хочется тепла родного очага. Об этом хорошо размышлять под шум и дымок самовара.

 
Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора
Станица Новотроицкая,
Изобильненский район
 
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий