Поиск на сайте

 

 

Об удивительном судебном решении, лишившем законной собственности автора письма в «Открытую» газету
  

Уважаемая «Открытая». Я с большим интересом читаю ваши убедительные яркие публикации, особенно посвященные правоохранительным органам и суду. Я заметила, а теперь и на собственном опыте убедилась, что самый легкий способ лишить человека его законной собственности - это судебное решение. Я и сама стала жертвой такого «правосудия».
Впрочем, не хотела бы обобщать характеристику всей Фемиды. Речь, конечно, идет о злонамеренном кривосудии отдельных ее служителей, причем их фамилии передаются в народе, что называется, из уст в уста с соответствующими характеристиками. Засветились неправосудными решениями некоторые из них и в публикациях «Открытой» газеты - единственного в регионе издания, которое осмеливается вставать на защиту прав обиженных и униженных, профессионально анализируя судебную практику по правозащитным делам.
Я расскажу вам свою историю - о том, как председательствующая на процессе дама в мантии «развела» стороны так, что дух захватывает от ее смелости противостояния Закону.
Мы с сыном и его семьей владели тремя квартирами. В одной - двухкомнатной - жила я сама, в трехкомнатной - сын со своей семьей. А однокомнатная была совсем новенькой - в ней ничего еще не было, даже сантехники. Хотя все квартиры находились в одном районе, с внучкой я не могла видеться часто, жили-то отдельно.
Поговорили с сыном и решили все квартиры обменять на одно общее жилье. Захотели свой дом - собственная клубничка для внучки, свежая зелень и овощи со своей грядки. Было это осенью 2006 года.
Я разместила в газете «Все для вас» объявление — мол, меняю три квартиры на равноценный дом. Рассудила, что тот, кого мое предложение заинтересует, позвонит сам. Звонков было много. Среди них и предложение некоего Василия Рудчика, который хотел обменять дом по ул. Чехова.
Дом мы посмотрели, он нас не устроил - необустроенный, неуютный, без ремонта, с грубой столяркой - словом, требовал больших вложений на отделку, благоустройство двора, замену и оконных рам, и дверей, и много еще чего...
Единственное достоинство — во дворе металлический павильон, используя который мы намеривались сделать свой маленький бизнес, торгуя продуктами первой необходимости. Этот момент хозяин дома и его жена Галина раздували вовсю, много-много раз звонили, приезжали, уговаривали и меня, и невестку с сыном. И, увы, мы поддались их настырности.
К сожалению, лишь после обмена я увидела, что в сезон дождей в подвал регулярно прибывает грунтовая вода, которая, застаиваясь, распространяла сильные неприятные запахи, а в доме был невыносимый запах сырости. Именно поэтому, как я узнала, хозяева дома безуспешно пытались продать свой дом в течение пяти лет. Мы как потенциальные покупатели оказались более доверчивыми, и потому Рудчик вцепились в нас мертвой хваткой, усиливая на нас давление всеми способами. Это продолжалось пять месяцев. В итоге мы оформили с ними договор мены и в конце концов остановились на том, что за их домовладение мы передаем три квартиры (3-х, 2-х, и 1-комнатную) в новых домах в Юго-Западном районе Ставрополя. А также они получают 145 тысяч за оборудование в торговом павильоне.
Однокомнатная квартира Рудчик не устроила - на восьмом этаже, а они хотели пониже, поскольку она предназначалась для проживания мамы хозяина. Чтобы выполнить их пожелание, я продала это жилье и заключила договор участия в долевом строительстве квартиры на втором этаже в новом доме.
Эту квартиру Василий Рудчик попросил оформить на свою жену. А поскольку последняя не участвовала в договоре обмена, то я переписала на нее договор долевого участия в строительстве этого жилья, а в договоре мены указала тогдашнюю рыночную стоимость квартиры - 820 тысяч рублей и плюс задаток в 60 тысяч рублей за оборудование павильона. То есть сделала все по закону.
Поэтому в договоре мены указали, что я меняю две квартиры - двух- и трехкомнатную - и выплачиваю 880 тысяч рублей. И в действительности в тот же день, как договор мены был сдан в регистрационную палату, я передала Галине Рудчик все права на однокомнатную квартиру и доплатила 145 тысяч рублей - за оборудование торгового павильона.
Зарегистрировав сделку, я принялась доводить до ума приобретенное жилье. Денег на его благоустройство нужно было столько, что я продала гараж и дачу, а средств все равно не хватило. Вот когда я с горечью подумала, что обмен был для нашей семьи неравноценным, но в таких случаях, увы, винить некого.
Но как только я закончила наконец мучительный, дорогостоящий ремонт дома, семья Рудчик, вовсю пользовавшаяся моим жильем и сдававшая его в наем, подала на меня в суд.
Написали в иске, что являются потерпевшими от моего обмана. Мол, обмен был неравноценный, а Кузнецова-де просто воспользовалась их тяжелыми жизненными обстоятельствами - за предыдущие пять лет они похоронили нескольких родственников и находились в стрессовом состоянии.
А еще, на всякий случай, привели в иске такой «довод»: Василий Рудчик в то время крепко выпивал, лечился от запоев, а потому якобы не осознавал, что делал, когда заключал сделку. Приведенные в иске основания были взаимоисключающими, ведь активное участие в обмене принимала его жена — Галина Рудчик, никакими психическими отклонениями не отмеченная, так же, как, впрочем, и сам Василий Рудчик. Да и потерпевшими супруги Рудчик никем не признавались.
Начались долгие судебные процессы, которые вела судья Ольга Денисова, длительное время исполнявшая обязанности председателя Ленинского райсуда. Ольга Ильинична - очень известная в народе служительница Фемиды, в первую очередь многочисленными жалобами на свое судейство, ее порой очень странно мотивированные судебные решения изумляют даже юристов.
Наиболее спорные решения она выносит по делам, касающимся собственности. О ярких делах такого рода не раз писала «Открытая» газета: жертвами затяжных процессов Денисовой вот уже десять лет является семья вузовских преподавателей Мещеряковых, четыре года эти жернова перемалывают академика Виктора Васильевича Шишкина, которого лишили законного жилья на основе фальшивых и несуществующих «документов». Я тоже в ряду жертв передела собственности способом судебных решений. О том, как ведутся судебные заседания, вообще отдельная речь.
Я записывала некоторые судебные заседания на диктофон. Когда потом прослушивала записи и читала протокол, - не находила ничего общего. Иногда в протоколе были записаны прямо противоположные показания.
Поначалу я подавала замечания на протокол, но никакой реакции на них не последовало. И не удивительно. Результат судебного разбирательства был предрешен заранее. Я уже не сомневалась, что иск семейства Рудчик будет удовлетворен. И вот почему: у суда имелось изумившее всю нашу семью заключение судебно-строительной экспертизы. (Ее назначила в судебном заседании сама Денисова, а в материалах дела написано, что об этом ходатайствовал адвокат Рудчик. Не хотела Денисова, понятно, протоколировать свою инициативу в пользу одной стороны.)
Так вот, эта экспертиза - просто сказка для слепых, глухих и немых. Однокомнатную квартиру оценили аж в 630 тысяч рублей - значительно ниже стоимости ее приобретения у официального застройщика, а уж о рыночной стоимости и говорить не приходится.
Двухкомнатная квартира с отличным ремонтом (пластиковыми окнами, отделкой двух лоджий современными материалами, хорошей столяркой, испанским кафелем) оценена в один миллион рублей.
Трехкомнатная квартира с идентичным ремонтом - всего в один миллион двести тысяч рублей. И судья Денисова как ни в чем не бывало принимает такую экспертизу якобы за чистую монету. Пусть она с назначенным экспертом покажет народу, где в Ставрополе продается такое жилье? Тем более, что рынок жилья саму ее очень интересует, в чем убедитесь, дочитав мое письмо до конца.
А вот дом Рудчик был оценен в четыре с половиной миллиона, а три моих квартиры, еще раз напомню, в сумму меньше трех миллионов. Для чего нужна была такая профанация? Убеждена, чтобы судья Денисова имела для судебного решения «довод» в пользу Рудчика, твердившего о якобы неравнозначном обмене.
Конечно, я попыталась оспорить заключение эксперта, потребовать назначения повторной экспертизы. Денисова мое ходатайство отклонила. Не приняла в расчет и оценку, сделанную независимым оценщиком. Как все эти действия судьи в пользу лишь одной стороны надо было понимать?!
Но даже с учетом всех этих обстоятельств судебное решение было просто потрясающим. Суд признал сделку - договор мены - недействительной. Применил реституцию - это когда каждый должен возвратить все, полученное по сделке.
Я с этим была согласна: пусть вернут мне мои три квартиры и возместят то, что я потратила на ремонт дома. Я хорошо понимала, что дом не стоит тех денег, в которые он оценен, а продать его за цену, эквивалентную стоимости трех квартир, тем более невозможно.
Судебный процесс длился два года. Суд вернул Василию Рудчику право собственности на дом. Исключил запись о регистрации права Рудчика на двухкомнатную и трехкомнатную квартиры. Но однокомнатную квартиру, переданную жене хозяина дома, судья Денисова как-то ловко «забыла» вообще упомянуть в судебном решении - и квартира осталась за Галиной Рудчик, как и деньги, вложенные мною в ремонт дома.
Вопрос о возвращении 145 тысяч рублей, переданных мною этому семейству за оборудование торгового павильона, судья Денисова вообще обошла стороной, даже не рассматривая находящиеся в деле расписки.
Вот такую «реституцию» мне обеспечила судья Денисова - я не только отдала дом, но и вместе с ним миллион рублей - столько мне стоили его ремонт и благоустройство. Взамен мне не вернули ничего. Деньги и еще одну квартиру Рудчики получили «за хлопоты». Вот и выходит, что суд помог хитрому семейству объегорить меня, попросту обворовать.
Написанное Денисовой судебное решение было непонятно не только мне самой, но даже моим адвокатам, так много было в нем двусмысленностей и недоговоренностей. И поэтому я обратилась в суд с заявлением, в котором просила разъяснить мне суть принятого Денисовой решения: что же я в итоге получаю обратно.
Пока я ждала от суда ответа, Денисова успела провести без меня и моих адвокатов целых два судебных заседания, на которых якобы дала разъяснения на мое заявление и вынесла определения. При этом в протоколах судебных заседаний неизменно указывалось: «стороны не явились». Вот такой бессовестный финт со мной проделали, по сути, украв у меня право на защиту.
Уже как заядлый «судильщик» знаю: продекларированное краевым судом «повышение качества рассмотрения дел» производится простым путем - большинство судебных постановлений, вне зависимости от их законности, он оставляет в силе. За эту «стабильность» краевой суд горько именуют «главпочтамптом»: получил штамп, что прошел кассационную и надзорную инстанции, - жалуйся дальше.Так произошло и со мной. Явно незаконное решение кассационной коллегии было оставлено в силе, она проштамповала решение Денисовой, не вчитываясь в материалы дела, иначе бы непременно наткнулась на подтасовки, несоответствия.
О том, как судья Денисова проявляла свою исключительную ангажированность, можно судить по таким примерам. Пытаясь сделать убедительными доводы Василия Рудчика (о том, что перед самым обменом он лечился и не понимал-де, что творит), судья Денисова вписала в судебное решение нужную дату его пребывания в больнице, в которую он в действительности попал годом позже. Судья «ошиблась» в дате? Кто же в это поверит? На мой взгляд, фальсификация налицо. Краевой суд, не глядя в материалы дела, эту выгодную Рудчику ошибочку продублировал и в своем решении.
Далее. В ходе подготовки моей надзорной жалобы, которую еще предстоит рассмотреть Президиуму краевого суда, я с изумлением обнаружила в материалах дела еще одну фальшивку - расписку, якобы написанную мною, о том, что я не имею претензий к Рудчик по коммунальным задолженностям их дома, которые составляли приличную сумму. Расписка эта, понятно, на суде не озвучивалась, зато в судебном решении Денисовой она звучала аргументом.
При этом Денисова «опять не заметила» в деле документов об оплате мною коммунальных долгов семейства Рудчик, которые были намного значительнее суммы, указанной в фальшивой расписке. При вселении в их дом мне пришлось заплатить огромный штраф за то, что семейство Рудчик не сдало в эксплуатацию горэлектросети энергоснабжение своего торгового павильона и пользовалось электроэнергией нелегально, воруя его в ГЭС. А меня уверяли, что все у них с электричеством в порядке.
Вот с такими свела меня судьба нечистоплотными людьми, которые вознамерились меня «кинуть» и расчудесным образом им это удалось, несмотря на отсутствие каких-либо мотивированных оснований.
Денисова на судебных заседаниях постоянно перебивала меня, когда я пыталась с фактами в руках объяснять, что Рудчик были склонны к обману. Не платили государству за электроэнергию, за воду, используемую для полива их большого участка, ради «экономии» подключили канализацию своего дома к ливневке, что опасно для окружающей среды и категорически запрещено санэпидстанцией.
Но судья гнула свое, откровенно отстаивая интересы исключительно Рудчик и в их пользу лишая меня моей собственности.
Но вот парадоксы жизни: по вопросу собственности я столкнулась с судьей Денисовой в обстоятельствах, неожиданных для нас обеих. Фантастическая (однако многоговорящая) встреча с судьей Денисовой произошла у меня за пределами Дворца правосудия после того, как по ее решению я лишилась своей законной собственности. А произошло вот что.
Раньше я работала риэлтором, сейчас здоровье не позволяет. Но своим знакомым иногда помогаю либо продать, либо купить жилье.
Так вот, через несколько дней после того, как краевой суд оставил решение Денисовой в силе, а меня без моей законной собственности, ко мне обратилась коллега по риэлторской деятельности и попросила для ее богатой клиентки посмотреть в моей картотеке хороший дом стоимостью миллионов в семь-восемь, можно-де без отделки.
Посредница сказала, что покупатель ставит условие: в договоре купли-продажи, невзирая на реальную стоимость, должна быть указана цена не больше одного миллиона рублей. Это для того, чтобы не заполнять декларацию о доходах в налоговую инспекцию. Иначе говоря, чтобы скрыть доходы, полученные незаконным путем. На эту сделку идут и продавцы, и покупатели, у которых денег куры не клюют и которые, понятно, живут не на зарплату. Риэлторы, посредники - не правоохранители, в их функции ловить за руку бесчестных граждан не входит, да и в эти «подпольные» операции их редко посвящают.
Я подобрала несколько вариантов и в ближайшую субботу оправилась на встречу. Когда я увидела клиента - у меня язык отнялся. Это была судья Ольга Ильинична Денисова. Не знаю, испытала ли она такой же шок, во всяком случае, ничем не выразила своего удивления. Хладнокровная дама.
Лихо управляя своей красной «иномаркой», Денисова возила меня по адресам продаваемых домов. Но ни один из них ей не подошел. Она хотела, чтоб на земельном участке мог разместиться бассейн и гараж минимум на два автомобиля. Такого подобрать не удалось.
Потом я задавалась вопросом: откуда у судьи такие деньги на роскошное жилье?! Говорят, судьи получают немало, но вряд ли их зарплата позволит разжиться особняком в семь-восемь миллионов, да еще раскошелиться на пару-тройку миллионов на его отделку и благоустройство с бассейном и крытыми гаражами. Никак получила наследство от богатого дядюшки.
Мысль весьма занимательная, особенно на фоне того, как эта судья своим решением лишила меня всей куда более скромной собственности, за которую я отчиталась перед налоговыми службами до последней копеечки.

Раиса КУЗНЕЦОВА

ДрОбОвИк24 декабря 2008, 13:22

Предложение Людмилы заманчиво. Можно и увлечься этим перечислив все районы нашего края, заполнив по самые края колонки с фамилиями - заработав мазоли на пальцах. В каждом районе найдется тот, на которого можно показать, конечно не пальцем, а так, про себя... Но лучше указать фамилии членов суда, оставляющих в силе такие решения, с указанием принадлежности к коллегии. И прилетит посланник, и наведет порядок!!!

R2D203 декабря 2008, 12:28

Что будете теперь делать и интересно, как бы Вы могли обезопасить себя,если бы повернуть все вспять?Что думаете? тем более, Вы имели опыт риэлтора.

Людмила03 декабря 2008, 12:28

Я сама и мои знакомые столкнулись с таким судейством. Судья Эминов Октябрьский районный суд.Давайте через газету "Открытая" напишем письмо Президенту Дмитрию Анатольевичу Медведеву с просьбой прислать в Ставропольский край судебную коллегию Верховного суда РФ. В соих коментариях к этой статье высказать свое согласие по моему предложению с указанием фамилии судьи и принадлежности суда району.

Армагеддон03 декабря 2008, 12:27

Нашла коса на камень...., сплелись пауки в банке........, прав тот у кого больше прав..... , всем сестрам по мордам....., на хитрые шопы есть и клинья с закоулками..... - не кидайте и не кидаемы будете...

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий