Поиск на сайте

 

 

Как показывают исследования, новые технологии, похоже, бессильны перед склонностью к самообману, присущему человеческой природе

 

Сталкиваясь на протяжении жизни со всевозможными проявлениями человеческих заблуждений, многие из нас наверняка задавались вопросом: что заставляет людей упорствовать в отстаивании порой очевидно ошибочных суждений (Земля плоская, глобальное потепление – миф и т.д.)? Можно предположить, что дело здесь не столько в отсутствии доступа к достоверной информации, сколько в особенностях нашего психического устройства. О том, почему люди продолжают верить чему-либо или кому-либо наперекор всем доводам разума и логике вещей, читайте в сегодняшнем выпуске «Открытой».

 

Когда разум с сердцем не в ладу
Ученые и мыслители давно подметили, что человеческой натуре присуща склонность игнорировать, а зачастую и активно отрицать любые факты, аргументы и доказательства, угрожающие целостности наших внутренних убеждений и установок.
Например, писатель Лев Толстой (1828-1910) в своем эссе «Что такое искусство» (1897) так высказался на эту тему: «Я знаю, что большинство (умных людей – Ред.), способных понять самые трудные рассуждения... очень редко могут понять хотя бы самую простую и очевидную истину, но такую, вследствие которой приходится допустить, что составленное ими... суждение, которым они гордятся, которому они поучали других, на основании которого они устроили всю свою жизнь,— что это суждение может быть ложно».
Объяснение этому явлению предложил в середине 50-х годов ХХ века американский психолог Леон Фестингер (1919-1989), сформулировавший так называемую теорию когнитивного диссонанса (от лат. cognitio – познание и dissonantia – несозвучность).
Суть ее в том, что никто из нас не является лишь сосудом, из которого можно выплеснуть устаревшие знания, ошибочные суждения или глупые предрассудки с тем, чтобы «залить» затем в него достоверную, корректную информацию.
Эмоциональная и интеллектуальная сферы человеческой психики тесно переплетены, а потому любые внешние попытки «исправить» устоявшиеся когнитивные (рассудочные) представления о мире вызывают у людей определенную чувственную реакцию, своего рода стресс. Отсюда и идет выражение «разум с сердцем не в ладу».
Его уровень тем выше, чем эмоционально-выстраданнее наше отношение к предмету или суждению, подвергаемым «атаке» со стороны разума.
По мнению Фестингера, возникающий вследствие столкновения рассудка и эмоций психологический дискомфорт любой индивидуум стремится погасить, используя ряд определенных ментальных приемов – от осознанного ухода от любых конфликтных ситуаций и фактов до полного отказа от своих прежних взглядов и убеждений в пользу новой парадигмы (совокупности ценностей, навыков и пр.).

 

Несбывшееся пророчество
Так, изучая группу сектантов, веривших в глобальное наводнение 21 декабря 1954 года, и в то, что горстка избранных спасется на специально посланной для них летающей тарелке, Леон Фестингер описал некоторые из подобных компенсаторных (снижающих напряжение) механизмов.
Уже по истечении нескольких часов с момента несостоявшегося конца света, после первоначального шока и растерянности, лидер секты, домохозяйка Дороти Мартин, объявила, что мир был спасен только благодаря святости их небольшой группы.
Большинство из ее последователей, оставивших семьи и работу, отказавшихся от денег и собственности в пользу места на корабле инопланетян, предпочли согласиться с подобной трактовкой событий, нейтрализовав таким образом, насколько это возможно, горечь разочарования.
В психологии подобная ментальная уловка, используемая в той или иной степени каждым из нас, известна как предвзятость подтверждения. По сути, речь идет о свойстве человеческого сознания отсеивать или интерпретировать в свою пользу информацию, противоречащую нашим текущим представлениям, взглядам, убеждениям. И, таким образом, «обретается» душевное спокойствие.

 

Шаблонное мышление
В принципе, согласно Леону Фестингеру, состояние когнитивного диссонанса люди испытывают всякий раз, когда их поступки, оценки или решения конфликтуют с личным жизненным опытом, текущими нравственными установками или взглядами на мир.
Стремясь сохранить душевную гармонию и разрешить противостояние, мы предпринимаем те или иные действия, которые в лучшем случае неоптимальны, а в худшем – иррациональны.
Стоит отметить также, что индивидуальные особенности человека во многом определяют, будет ли он вести себя, как предсказывает теория. Например, реакция людей невротического склада, тонкой душевной организации, полностью укладывается в рамки концепции когнитивного диссонанса. А люди с непробиваемо толстой кожей, похоже, не испытывают сколь-нибудь значительного дискомфорта, сталкиваясь с конфликтом когниций («знаний») внутри себя.
Помимо чисто научных, существуют и весомые практические аспекты данной теории. Так, отдавая отчет, что «борьба идей» способна вызвать внутренний разлад и повлиять тем самым на способность принимать рациональные, взвешенные решения, индивидуум может избежать многих досадных ошибок, анализируя сущность такого конфликта и свое к нему отношение.
В свою очередь, специалисты изучают возможность осуществления социально значимых проектов (борьба с расовыми предрассудками, продвижение здорового образа жизни и т.д.) с позиций теории когнитивного диссонанса.
Американских ученых из Университета Огайо (США) интересовало, способны ли специальные компьютерные программы, указывающие на фактические ошибки в речах и выступлениях общественных и государственных лиц, повлиять на политические пристрастия широкой интернет-аудитории.
Дело в том, что в Соединенных Штатах на протяжении ряда лет существуют несколько влиятельных общенациональных сетевых ресурсов (factcheck.org, politfact.com), проверяющих достоверность информации, так или иначе относящейся к политической жизни страны.
Высказывания политиков, слухи, циркулирующие в блогосфере, заявления гражданских активистов – все это, по возможности, анализируется на предмет соответствия фактам, дабы любой желающий мог затем самостоятельно решить, чему и кому верить.
Влиятельная газета «Вашингтон Пост», например, объявила в начале этого года о запуске экспериментального сервиса «ТруфТеллер» (truthteller.washingtonpost.com), где специальная программа автоматически вычленяет из аудиозаписей выступлений политиков места, содержащие какую-либо фактологическую информацию, и проверяет ее на достоверность.
С недавних пор нечто похожее, но в гораздо более скромном и «ручном режиме» производит с речами российской элиты и портал slon.ru (проект «Проверка речи»).

 

Познай себя
Американских ученых интересовало, будут ли люди взвешеннее в своих политических пристрастиях, если на подобные ошибки указывать им уже непосредственно в момент получения информации.
Выбрав более пяти сотен испытуемых всех возрастов, национальностей и партийной принадлежности, ученые предложили им ознакомиться на сайте с некой сгенерированной «новостной» статьей. В одном случае фактологические ошибки в тексте немедлено выделялись на экране компьютера красным цветом и достоверная информация приводилась в виде сноски внизу страницы.
Вторую группу участников эксперимента оповещали о неточностях лишь спустя некоторое время, в то время как остальные оставались в «неведении» до самого конца.
Полученные результаты показали, что корректирование недостоверной политической информации одновременно с ее прочтением несколько более эффективная мера борьбы с враньем в речах политиков, нежели уличение их в том же, но по истечении некоторого времени.
Вместе с тем, как отмечают ученые, данный вывод относится лишь к людям, способным критически усваивать информацию, подвергать ее здоровому сомнению.
Те же из испытуемых, кто изначально придерживался ошибочных взглядов, как правило, не только не меняли своих суждений, но и зачастую вырабатывали недоверие к самому источнику информации (сайту), респектабельному при всех прочих обстоятельствах.

 

Александр ЛЕОНТЬЕВ

Теги: наука
Голос за!

Голоса: -6

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий