Поиск на сайте

Говоря о будущем Кавказских Минеральных Вод, главный вопрос состоит уже не в экологии курортного региона, а в срочном его спасении от полного уничтожения, убеждены эксперты

 
В прошлом номере «Открытой» (№24 от 24 июня с.г., «У вас там на КМВ все бездарно распродается...») мы коротко рассказали о том, что в Общественной палате РФ прошло «нулевое» обсуждение проекта Федерального закона «О курортном регионе «Особо охраняемый эколого-курортный регион Кавказские Минеральные Воды», разработанного по поручению президента Министерством РФ по развитию Северного Кавказа.
Как было упомянуто, законопроект, на разработку которого ушло полгода, определяет правовой режим территорий региона, а также основы государственной политики и главные направления деятельности в отношении курорта. На том, что кроется за этой весомой формулировкой, мы и остановимся подробнее. А заодно покажем уровень тех, кому доверили дело высочайшей государственной важности, поскольку речь идет о физическом и психологическом здоровье нации.
 
 
На две трети «содрали»
 

Первым слово предоставили председателю краевой Общественной палаты Николаю Кашурину, который с ходу заявил, что ресурсы курортного региона уникальны, однако Ставрополью в разработке законопроекта отведена третьестепенная роль.

Да и не только край остался в стороне. Дело в свои руки резво взяло молодое и неопытное министерство по делам Северного Кавказа, которое не сочло нужным привлечь к работе над законопроектом министерства здравоохранения, природных ресурсов, экономики, минфин.

Разработчики, по словам докладчика, пошли по легкому пути. Они взяли за основу закон «О территориях социально-экономического опережающего развития в РФ», принятый в прошлом году, одни термины заменили другими, в итоге ничего нового не создав - новый документ на две трети почти дословно повторяет уже существующий.

Одновременно с этим в нем не нашлось места для таких важных для курорта мероприятий, как хранение и утилизация ТБО и эксплуатация дорог. Никак не затронута проблема сохранения городских лесов, которые, по-хорошему, надо полностью переводить в федеральную собственность. Более того, некоторые пункты способны только усугубить положение курорта.

Так, в первой зоне округа горно-санитарной охраны разрешено строительство гидротехнических сооружений, а также объектов, связанных с безопасностью граждан. Но под этой вывеской у нас, как показывает практика, можно строить что угодно.

Во второй охранной зоне предложено выделить подзону, что фактически позволит обходить любые ограничения, существующие сегодня. Да и самих этих ограничений законопроект предлагает убавить. Например, отменить  для ряда строящихся и реконструируемых объектов в зависимости от площади и этажности обязательную государственную экологическую экспертизу.

Наконец законопроект вносит предложение об амнистии незаконных построек в зонах округа горно-санитарной охраны. Государство, по сути, не только расписывается в собственном бессилии, но и открывает дорогу для дальнейшего строительного произвола. Не амнистировать надо незаконные постройки, а сносить их, и чем больше, тем лучше.

Много вопросов возникло вокруг участия в лечебно-оздоровительном кластере управляющей компании, которая сконцентрирует в своих руках огромные ресурсы в виде земли и собственности. Что представляет собой эта УК - некоммерческий фонд или акционерное общество - понять из документа нельзя. При этом государственное и муниципальное управление практически сведено к нулю, а об ответственности УК за свои управленческие решения не сказано ни слова.

Совершенно не учтен тот факт, что, например, для Железноводска или Ессентуков курортная деятельность является градообразующей. Но если санатории, скважины и бюветы передать УК, за счет чего развиваться городам?

Было бы понятно еще, если бы разработчики законопроекта объяснили, в чем состоит преимущество управляющей компании перед органами власти, какую выгоду несет ее появление. Но никаких пояснений и примеров на этот счет нет.

Позицию краевой Общественной палаты поддержал доцент кафедры экологического, земельного и трудового права СКФУ Роман Нутрихин, считающий, что законопроект на порядок - и опасно! - смягчил правовой режим на территории КМВ, а также снизил ответственность за происходящее здесь. Вместо развития и сбережения природных ресурсов законопроект предполагает серьезный откат назад - в интересах бизнеса и коррумпированных чиновников.

Если говорить о серьезном развитии курортов, то лечебно-оздоровительный кластер, конечно, нам просто необходим. Но мало кто сегодня поверит в то, что создаваться он будет в чистом поле на площади в сто гектаров - на такие масштабные проекты ни государство, ни бизнес пока не готовы.

Значит, УК обзаведется недвижимостью из уже существующей санаторно-курортной базы. А потом, лет через пять, эта УК окажется в частных руках - и ничто уже не остановит нового владельца от «хозяйничанья» на своей территории так, как хочется ему одному. 

Не с той стороны зашли 

 

Недоумение вызвало то, что в курортном регионе предлагается использовать незарегистрированные на территории России медицинские препараты, что, по мнению экспертов, угрожает жизни и здоровью отдыхающих, а также нанесет мощный удар по репутации курорта.

Другое «креативное» новшество - признание зарубежных дипломов о медицинском образовании, что в нынешней экономической ситуации означать может одно - поток врачей в больницы, поликлиники и санатории из Средней Азии. 

У многих выступающих возникло ощущение, что разработчики вообще не понимали, что они пишут и с какой целью. Напомним, что в 2012 году на уровне Совета Федерации уже была озвучена концепция программы комплексного развития региона КМВ, подготовленная Минрегионразвития совместно с корпорацией по развитию Северного Кавказа.

Поразительно, но этот документ, прошедший широкое обсуждение, вообще оказался незамеченным. Хотя в нем были прописаны все основные направления развития курорта: модель управления, полномочия, взаимоотношения и ответственность разных ветвей и уровней власти, условия привлечения инвестиций. Из предложений и замечаний, которые еще в марте краевая Общественная палата подготовила для разработчиков законопроекта, к «нулевым» слушаниям учли лишь треть.

От разработчиков критиков попыталась нейтрализовать директор департамента инвестиционных проектов Министерства РФ по развитию Северного Кавказа Ольга Рухуллаева, заявив, что краевая Общественная палата в существе вопроса не разобралась. Не все так просто, мол, обстоит с амнистией или ограничениями в строительстве во второй охранной зоне - в этом вопросе, считает Рухуллаева, рубить сплеча нельзя, тут нужен гибкий подход, который «не заблокирует жизнь населенных пунктов».

Но если у нас не работают и жесткие подходы, что можно ждать от «гибких»?

Ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Николай Кичигин предложил не тратить сил на написание новых законов, а пойти по пути ужесточения норм уже действующих, и в первую очередь в экологической сфере.

По словам члена научно-консультационного совета Общественной палаты РФ Александра Галушкина, предложенная версия закона напоминает беззубую акулу. В стремлении «отрегулировать» курорт Министерством по развитию Северного Кавказа, считает Галушкин, ошибочно была использована западная управленческая стратегия, которая в российских условиях  работать не будет, как ни старайся.

Более того, часть проблем, убежден эксперт, нужно решать на региональном уровне, и надстройка в виде федерального закона ситуацию только осложнит и запутает.

 
Покрасили забор – управились!
 

С эмоциональной речью выступил и.о. руководителя администрации КМВ Михаил Бондаренко, четко обозначивший причины системного кризиса, в котором оказался курорт: отвратительная работа контролирующих и надзирающих структур, отсутствие поддержки региона со стороны федерального центра, а также либерализация природоохранного законодательства - изменения вносились десятками, но все они охрану и защиту курорта только ослабили.

По словам Бондаренко, своим законопроектом Министерство по развитию Северного Кавказа, по сути, предлагает провести мягкий ребрендинг курорта, а если быть точнее - покрасить забор и сменить вывеску. На кричащие проблемы курорта документ, над которым так долго возились, не отреагировал.

Выступление, видно, так подействовало на председателя Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Ивана Мохначука, что тот воскликнул: «У нас что, в Ставропольском крае губернатора нет?!»

И нарисовал перспективы: примем новый закон, потом начнем с усердием принимать подзаконные акты, курорт все больше будет хиреть, только изменить что-либо будет невозможно - повторно к вопросу  никто  уже не вернется.

С неожиданной стороны зашел директор Курортного управления Кисловодска Николай Мурашко, предложив сосредоточиться на льготах не инвесторам, о чем говорят так много и часто, а рядовым гражданам, которые хотели бы отдохнуть и подлечиться на курорте, но возможности для этого не имеют.

По данным Мурашко, таких желающих в стране сегодня около 6,8 млн. человек. Однако реально отдыхают в год 800-850 тысяч при средней загрузке санаториев около 85%. Остальным остается только мечтать.

И действительно, бедные-бедные наши люди! Готовы ехать за здоровьем и отдыхом даже туда, где власти не могут подмести улицы и отремонтировать тротуары, где кормят кое-чем и кое-как, где не найдешь в парке свободную лавку, а номера в гостиницах не ремонтировались с брежневских времен.

И чтобы исправить это, нужен очередной закон?

 
Афанасий КРЖИЖАНОВСКИЙ
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий