Поиск на сайте

 

 

Последние недели ставропольские СМИ взахлеб перетирают трагическую историю, произошедшую в 4-й горбольнице Ставрополя.

12 апреля в приемный покой этой больницы «скорая» привезла 54-летнего Владимира Кирпу. 
- Когда приехали в горбольницу, отец уже самостоятельно идти не мог, - передали несколько изданий рассказ сопровождавшей его дочери Ольги. - На каталке его завезли в коридор приемного отделения. Появилась врач, молодая женщина. Послушала отца, измерила давление и, ни слова не говоря, удалилась в кабинет. Врач «скорой» пошел за ней. Через минуту он вышел и сказал, что отцу в госпитализации отказано. На мой вопрос «почему?» только развел руками. 
Мужчину увезли домой, а спустя шесть часов он умер. На следующий день дочери умершего Ольга и Светлана написали заявление в прокуратуру, требуя возбудить в отношении того самого молодого врача Ирины Шутко уголовное дело по ст. 124 УК РФ «Неоказание медицинской помощи» и ст. 293 «Халатность». 
Заявление было передано в ОВД Промышленного района, где сейчас ведется доследственная проверка, по итогам которой и будет принято решение о возбуждении дела. Впрочем, еще до окончания следствия газеты и ТВ заочно обвинили Шутко в смерти пациента. И вот сама Ирина обратилась в нашу газету с просьбой изложить свою точку зрения. 
 

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! Я уже несколько лет работаю врачом-терапевтом в стационаре, оказывая помощь экстренным больным. 12 апреля во время моего дежурства бригада «Скорой помощи» доставила в приемный покой Владимира Семеновича Кирпу. Правда, наша больница в тот день не была дежурной, просто мужчина жил всего в одном квартале отсюда. 
К сожалению, все кабинеты в приемном покое были заняты, меня дожидался другой пациент с острой неврологической патологией. Ведь ежесуточно к нам в больницу, которая обслуживает огромный Юго-Западный район, поступает около 130 человек. Поэтому мужчину мне пришлось вынужденно осматривать в коридоре в чем я искренне раскаиваюсь. Из жалоб у него были только боли в правой ноге, которые продолжались уже два месяца, и все это время он пил болеутоляющие таблетки, но к врачам не обращался. 
Сопровождала отца дочь, которая внятно не могла ничего рассказать о его заболеваниях. Я увидела на ЭКГ, которую передал мне врач «Скорой помощи», явные признаки давно перенесенного инфаркта, девушка категорично заявила, что у отца инфаркта никогда не было. Между тем даже сам Владимир Семенович подтвердил, что несколько лет назад перенес это заболевание. Ну а делать уточнящую кардиограмму не было надобности - больной на сердце не жаловался, а работники «Скорой помощи» уже сняли у него ЭКГ меньше получаса назад.
Осмотрев мужчину, я определила, что он страдает рядом хронических заболеваний: полиартритом, ишемической болезнью сердца, хронической сердечной недостаточностью, трофическими язвами обеих ног. Как я узнала уже позже, за последние полгода он дважды лежал в больнице. 
Более того, как показала позже судебно-медицинская экспертиза, Владимир Семенович страдал хроническим сепсисом (он и послужил причиной смерти). Любой врач вам подтвердит, что это очень коварное заболевание: оно вялотекущее, но его крайне сложно диагностировать без большого количества лабораторных исследований. 
Однако на момент осмотра состояние пациента не вызывало опасений, не было никаких показаний для его экстренной госпитализации в стационар. Я рекомендовала врачу «Скорой» отвезти пациента в дежурную больницу, где ему могли бы сделать более обстоятельное обследование. И снова (готова признать свою вину!) не вписала эту рекомендацию в сопроводительный лист, понадеявшись на сознательность коллеги из «Скорой помощи» (даже не знаю его имени). Но он, видимо, рассудил, что пациент может долечиться дома. 
Я продолжала дежурить, будучи уверена, что Владимир Семенович уже на пути в другую больницу. Но спустя несколько часов в отделение пришел милиционер и сообщил, что пациент умер. Он показал мне заявление от дочери Кирпа, которая обвиняла меня в халатности и неоказании медицинской помощи. 
Затем родственники умершего обратились к журналистам. Все краевые СМИ в течение двух недель живописали, как я отправила пациента умирать домой якобы в предынфарктном состоянии. Газеты и ТВ цитировали слова дочери умершего Ольги, которая напрямую обвиняла меня в смерти ее отца. При этом ни один журналист не обратился ко мне, чтобы выслушать мою точку зрения.  
Как человек и врач я понимаю состояние родственников Владимира Семеновича, выражаю им свои соболезнования по поводу его смерти и сожалею, что не в моих силах было ему помочь. 
Более того, я готова признать свои ошибки, о которых говорила выше. Но все же считаю неправильным устраивать настоящую травлю врача, не дождавшись служебного расследования и заключения специалистов.

 

Ирина ШУТКО,
врач-терапевт приемного отделения 4-й горбольницы, Ставрополя

 

доктор Живаго 27 мая 2009, 09:57

 
 
 
 

Воистину Ставропольское здравоохранение убивает во всех смыслах. А открытая газета превращается в аналог НТВ на телевидение - стресс, сплетни, сопли

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий