Поиск на сайте

 

Станичник перенял профессию кузнеца от деда и доказывает, что древнее ремесло и сегодня актуально 

Умелец

Павел Полиновский работал в колхозе механизатором. Работа на селе престижная и денежная. Но с некоторых пор стала его мучить аллергия на амброзию. Именно мучить, потому что не только из глаз и носа текло, но в легких так все воспалено, хоть руку туда засовывай, чтоб почесать. А у Павла Викторовича дед был кузнецом, и вспомнил он старую кузнечную байку, будто нет ничего лучше от этой напасти, как подышать угольным дымком.

- Пошел я к председателю, Анатолию Андреевичу Симонову, царствие ему небесное, и говорю: переведите меня в кузнецы. Он мне: «А сумеешь?» «Почему бы и нет, ведь дед у меня сколько лет в кузне проработал! Гены ж, наверное, передал?» И, правда, получилось у меня. А аллергию через пару месяцев как рукой сняло.

 

Кузня - на пай 

Как вспоминает Павел Викторович, дед по большому счету его ничему и не учил. К тому времени он уже от дел отошел, а вскоре и покинул этот мир. Но несколько раз просил внука: «Можно я приду к тебе в кузню, посижу, дымком подышу?» Внук, конечно же, разрешал. 

- Он сядет на табуреточке и смотрит, как я работаю. Не хвалил и не критиковал, а просто наблюдал. А у меня в душе не то смятение, не то восторг. Думаю, как бы не осрамиться перед мастером. И такой подъем душевный, что не передать! А как деда не стало,  у меня все время ощущение, что он оттуда за мной наблюдает и  подбадривает: «Давай, внучок, не посрами фамилию!» 

Полиновский много лет работал кузнецом в колхозе. А когда тот развалился, Павел Викторович выторговал себе на имущественный пай оборудование да инструмент кузнечный. 

- Мне поначалу не хотели отдавать, мол, а не жирно тебе будет? А я говорю: «Ведь все равно пропадет, на металлолом сдадите. Нет кузнецов  уже в Новотроицкой, я последний остался». Так оно и вышло. Я, похоже, и на весь район один. Есть пара человек, которые себя кузнецами называют, но они, скорее, мастера по заборам и воротам. Там чисто кузнечных работ мало. А я могу хоть лошадь подковать, хоть ухнали (гвозди такие для подковывания лошадей) сделать, правлю погнутые сцепки к боронам, другим прицепным агрегатам, зубья на бороны, да все, что угодно, в том числе и ножи, и шашки под заказ выкую. 

«Нью Холланд» удивился  

Павел Викторович уже вышел на пенсию, несмотря на то, что ему всего 57. Получил льготу за так называемый горячий стаж. Но дома сидеть не стал. Все свое кузнечное богатство, начиная от горна и пневматического молота и до последнего зубила, перевез к фермеру  Александру Земцеву. Он и числится работником фермерского хозяйства.  

У них с хозяином договор.  Тот предоставляет кузнецу помещение, платит зарплату, а мастер, выполняя все, что необходимо для фермерского хозяйства, остальное время может работать на себя. Всем такой уговор выгоден. 

Пока мы разговаривали в кузнице, механизаторы привезли с поля погнутое водило культиватора. Кузнец, чтобы выпрямить его, должен будет нагреть всю конструкцию, а потом уже вытягивать. Это чисто кузнечная работа.  

Не было бы в хозяйстве кузнеца, пришлось бы выбросить достаточно дорогую штуковину. И таких примеров масса, когда детали к машинам выбрасываются, потому что ремонтировать их некому. 

Если еще токарей для мастерских можно найти, то кузнецов нет вообще. И получается, что хозяйства тратят огромные деньги на запчасти, которые можно было бы реставрировать, и они служили бы еще долго. 

- Ладно, запчасти, монтировок нормальных нет, - говорит Павел Викторович. - Да ничего нет, даже молотков хороших, топоров. Все в основном в Китае сделано, сталь мягкая, никуда не годная. Я, например, монтировки выковываю из камазовских стремянок, отличные получаются, служат годами. 

Были в практике кузнеца два любопытных случая. На импортном тракторе «Нью Холланд» стерлась насадка глубокорыхлителя. Ждать, пока привезут новую из службы сервиса, было недосуг. Он выковал из рельса. Она служила дольше, чем положено фирменной. Когда представитель сервиса посмотрел на дело рук кузнеца, то только и сказал: «Ты нам так весь бизнес испортишь». 

А на тракторе марки «Бюлер» полетела шестерня на вале отбора мощности. Тоже ждать поставки было накладно, как раз копали свеклу. 

- Викторыч, может, сварганишь временную? – спросил инженер. 

Сварганил. Фактически ручная работа получилась. «Хэнд мэйд», как говорят за бугром на такие изделия. Очень ценят их и   платят за них хорошо. Но то сувениры, какие-нибудь эксклюзивные часы, типа швейцарских. Но чтоб железяку на трактор? 

Когда же привезли фирменную шестеренку, инженер колхозный «хэнд мэйд» снял, чтоб гарантию на импортный трактор не потерять, но приказал не выбрасывать, а на полочку положить. Мало ли что? 

Научил бы. Да некого 

Таких примеров, когда благодаря кузнецу удается сэкономить, множество. Те же подшипники, например. Чуть заскрежетали, зарыпели – на выброс. А их можно  в ведре с машинным маслом поварить, и еще послужат.  

У кузнеца много секретов, наработанных годами. Он готов передать молодым. Да где их  взять-то, молодых, желающих овладеть древней профессией? С десяток человек было у него в подмастерьях. Все бросили. Говорят – тяжело. Да, труд кузнеца нелегок. У нас за красивые глазки на пенсию раньше срока не отправляют. Если льготы дают, то есть за что. 

- Руки в плечах очень болят. За 28 лет кувалдой намахался. Это только в сказках кузнецы могучие да бодрые до старости. Тяжелый физический труд изнашивает человека. Но я не ропщу. Уж очень интересная у меня работа. Чтобы силы поберечь, стараюсь головой больше работать, облегчить как-то процесс, чтоб зазря молотком не стучать. Зато как приятно, когда из железяки изделие получается! 

Сергей  ИВАЩЕНКО 
Фото автора 
Станица Новотроицкая 
 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях