Поиск на сайте

 

Открывают на Юге России правительство и ученые Ставропольского краясовместно с европейскими инновационными центрами
 
Год назад Ставрополье стало полноправным участником проекта Евросоюза «Наука и коммерциализация технологий». За это время наш край посетил целый ряд международных экспертов по инновационному развитию. Так, на прошлой неделе в Ставрополе c рабочим визитом побывал старший эксперт по технологическому аудиту британской группы компаний AEA Technologies Джеймс ТВИД. Он любезно согласился побеседовать с обозревателем «Открытой» газеты.
 
- Мистер Твид, вы уже четвертый раз в Ставрополе. Какие у вас впечатления?
- Прекрасный город, очень дружелюбный, красивый, цветущий. Кроме того, меня как практика-экономиста не может не радовать высокая концентрация в вашем регионе интеллектуальных ресурсов. В Ставрополе много отраслевых и многопрофильных вузов, научных институтов, научно-производственных фирм, лабораторий, центров. А ведь именно эти учреждения и являются основными, скажем так, «клиентами» нашего проекта. Поэтому я в вашем городе, как это будет по-русски, словно рыба в воде.
- Ключевое понятие, на которое опирается проект, курируемый EuropeAid - «коммерциализация», звучит немного странно для русского уха. Поясните, что оно означает.
- К сожалению, разработчики технологий порой плохо ориентируются в рыночном пространстве и имеют весьма поверхностное представление об экономической целесообразности своего проекта. Прекрасно, что в вашей стране много ученых-энтузиастов, но они не должны работать «в стол».
Суть процесса коммерциализации - в том, чтобы помочь ученому выйти со своей разработкой на рынок. Процесс этот, понятное дело, непростой, ведь научная разработка должна не только радовать автора, но и быть коммерчески успешной. Лично моя цель как эксперта - проводить аудит проектов, то есть оценивать их рыночную успешность.
- Каковы же критерии отбора?
- В первую очередь, мы оцениваем потенциальный рынок той или иной технологии. Вот пример. Ученые одного из ставропольских вузов разработали вакцины для животных. Цену определили чисто умо-зрительно, даже не берусь сказать, исходя из каких соображений. Но, понимаете, эта цена абсолютно не соответствовала реальным рыночным условиям - слишком высока.
То есть продукт был действительно высокого качества, его наверняка были бы готовы покупать, но не за заявленную цену. И наша задача в этой ситуации - провести мониторинг рынка этой технологии и определить, сколько же именно животноводческие хозяйства Ставрополья или России в целом готовы платить за такую высококлассную вакцину. 
Далее идет патентоведческая оценка. То есть мы смотрим, не была ли где-то в мире раньше внедрена такая же или подобная технология. История науки ведь знает немало случаев, когда ученые в разных точках земного шара практически одновременно делали какое-то важное открытие - например, россиянин Попов и итальянец Маркони изобрели радио.
- И если все условия отбора соблюдены, то можно рассчитывать на несомненный рыночный успех?
- Вовсе нет. Научно-технические разработки, как правило - это венчурные проекты, где по определению высок уровень риска. Поэтому найти инвестора бывает не так просто, как кажется. И задача экспертов в этом случае максимально «подогнать» проект под запросы конкретного потенциального инвестора. То есть мы своего рода свахи. (Смеется.) В некоторых российских регионах пошли по особому пути. Например, при правительстве Томской области создан специальный венчурный фонд, из которого и идет финансирование наиболее перспективных проектов.
Вообще, меня очень радует то, что Россия постепенно переориентируется с сырьевой экономики на экономику знаний. О необходимости такого перехода не раз заявлял ваш президент Владимир Путин. Например, сейчас идет реформа Российской академии наук. Этот научный орган должен стать более гибким, мобильнее реагировать на запросы рынка. Для этого в РАН даже будет создан специальный сектор по коммерциализации научных разработок и их выводу на рынок. Я думаю, это очень важный шаг!
- Успешно ли идет реализация проекта EuropeAid на Ставрополье?
- Год назад в рамках проекта EuropeAid пилотные Центры коммерциализации технологии были открыты в семи регионах России: в Томске, Екатеринбурге, Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Ростове-на-Дону, Ставрополе. В вашем города такой центр создан на базе некоммерческого партнерства «Инновационно-технологический бизнес-центр Ставропольского края».
Кроме того, в проекте EuropeAid участвуют центры из Черноголовки, Москвы, Дубны, Троицка, Новосибирска, Сарова, Саратова. Основная функция - сплотить бизнес-элиту, научное сообщество региона вокруг идеи коммерциализации. В рамках каждого подобного центра регулярно проводятся заседания экспертных групп, на обсуждение которых выносятся те или иные проекты.
В заседаниях этих экспертных групп от Евросоюза участвую я и еще несколько моих коллег. В перспективе же подобные центры будут объединены в единую сеть трансфера технологий (как, например, в Великобритании или США), что позволит обмениваться опытом, наработками. 
- В каких научных направлениях, на ваш взгляд, Ставрополье наиболее сильно?  
- Вы имеете передовой опыт во многих сферах, но наш центр интересуют прежде всего такие направления, как сельское хозяйство, биотехнологии, медицина, производство минеральной воды. Не сочтите, что я хочу умалить успехи других отраслей. Но они лежат вне нашего поля зрения. Объясню, почему.
Возьмем, например, газовую отрасль, где у Ставрополья достаточно весомые позиции. Но на этом рынке работают в основном крупные компании, у которых и так много ресурсов для   продвижения новых технологий на рынок или для их внутреннего использования. Поэтому им, в принципе, не нужна помощь Центров коммерциализации. Мы же концентрируем свое внимание на сегменте малого и среднего бизнеса, а также на научных учреждениях.
- Сколько проектов ставропольский Центр коммерциализации уже внедрил в производство?
- Сейчас у нас на разных этапах работы находится более двадцати научных разработок. Два проекта полностью готовы для того, чтобы предложить их инвесторам. Один из них связан с производством минеральной воды, а другой - с агротехнологиями. Более конкретно пока ничего сказать не могу, поскольку это коммерческая тайна.
 
Беседовал Антон ЧАБЛИН
 
Группа программ EuropeAid/TACIS (дословно «Помощь Европы») направлена на развитие свободных рыночных отношений и демократических институтов в странах СНГ и Балтии. В частности, она включает свыше 1500 проектов в 58 регионах России на общую сумму порядка 3 млрд. евро. Каждый проект разрабатывается совместно правительством РФ и Европейской комиссией. Наиболее значимые направления EuropeAid: «Программа подготовки менеджеров», «Поддержка вступления России в ВТО», «Содействие административной реформе», «Сближение законодательства об охране труда», «Реформирование земельных и имущественных отношений». 
Проект «Наука и коммерциализация технологии» стартовал в декабре 2005 года и рассчитан до конца 2006 года. Директором проекта является британец Питер Линдхольм, а руководителем - Светлана Клесова, которые имеют опыт работы в программе 1999-2002 гг. «Инновационные центры и наукограды России». В состав консорциума с европейской стороны входят компании Inno AG (Германия), AEA Technology Ltd. (Великобритания) и Нидерландская организация прикладных научных исследований, а от нашей страны - Российская академия наук и Министерство экономического развития и торговли РФ. Проект финансируется по программе «Поддержка частного сектора и содействие экономическому развитию». Бюджет проекта составляет 3,1 млн. евро.


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий