Поиск на сайте

 

 

 
Главный судебный пристав края Николай Коновалов всю мощь репрессивного ресурса бросил на травлю «Открытой», внесшей его в оценочный список «Партии саботажа» - лиц, действующих «перпендикулярно» интересам общества и государства. Тем и подтвердил: редакция и ставропольская общественность в оценках чиновников точны и объективны.
 
 
Пора уже признать без сожаления, - 
А я намного раньше догадался, - 
Что мы живем в эпоху отделения
Порядочных людей от государства.
                         ***
Сто лет назад, во время предвоенное,
Почти на всем родимом нашем шаре
Все точно так же слушались веления
Своих вождей - и совесть заглушали.
                        ***
ОНИ дают «добро» на произвол – 
И нарасхват палаческие роли,
Хоть каждый по отдельности  не зол,
Свою он роль играет поневоле.
                                           Дмитрий Быков, поэт, писатель
 
 
 

Действиями главного пристава Коновалова управляет посторонний для этой службы человек - федеральный инспектор по Ставропольскому краю, полицейский генерал в отставке Виктор Барнаш

 

Начну свои заметки с напоминания основных вех коллизии, вызвавшей стремление поразмышлять, почему должностные лица на Ставрополье так часто, легко и бесстрашно стали переступать через профессиональную честь и человеческую совесть?

Итак, два года назад «Открытая» по своей традиции защищать оскорбленных и униженных вступилась за простого пенсионера из Минвод, получившего хамское письмо из полпредства СКФО - из соответствующего почтового отделения, на государственном бланке за подписью Т. Панфиловой - руководителя секретариата аппарата полпреда президента в СКФО.

Пенсионер этот, будучи активистом бессребреником, сумел отстоять права многих своих земляков, бросаясь за них в атаку. А вот себя защитить не мог ни в одном госучреждении, куда бы ни обращался, – и от бессилья заболел…

После нашей публикации об этом гадком случае Т. Панфилова добилась судебного решения, обязавшего редакцию опубликовать опровержение, уложившееся в три коротких строчки: мол, этого письма Панфилова не подписывала.

Это «опровержение» мы тут же опубликовали. Но с пространным комментарием, в котором приводились факты, ставившие под сомнение  то, что суд рассматривал дело всесторонне и беспристрастно.

Вот с этого момента и завыла-завьюжила прямо-таки дьявольщина на самом высоком уровне. Началась бешеная травля газеты, позволившей себе указать на то, что представители власти должны вести себя прилично и не унижать народ, который их кормит. Напомнить также, что нельзя использовать должностной ресурс по указке сверху, исполняя чужую неправедную волю.

Первой же засветилась прокуратура СКФО, которая провела молниеносную «проверку» жалобы чиновницы, и, передавая папку с выводами в суд, даже не камуфлировала цель: «Надзорное производство… в интересах Панфиловой» (выделено мною.- Авт.).

Судья Октябрьского суда Светлана Кочеткова приняла эстафету как бесспорное указание. Затянув процесс на долгие месяцы, с большим трудом (может, от мучений?) вынесла решение о публикации трех строк «опровержения» и возмещении Панфиловой морального вреда в 5 тысяч рублей – оценка переживаний чиновницы по поводу подмоченных газетой «достоинства и чести».

Но опытная судья при вынесении решения допустила в нем непростительную процессуальную ошибку, суть которой мы подробно разъяснили в прошлом номере («Судами у нас управляют погоны?»).

Подчеркнем лишь принципиальный момент: эта ошибка (как разъясняет в своем постановлении Верховный суд РФ) делает судебное решение неисполнимым – и дело надо рассматривать по новой.

Но только представьте, каким раскатистым громом отозвалась бы эта ужасная перспектива на этажах власти, лепившей дело «в интересах Панфиловой»?!

Как школьница, которая  выправляет «двойку» на «пятерку», так и судья Кочеткова решила текст своего решения исправить. И это исправление вносит в исполнительный лист.

Но «поправка» порождает новую процессуальную ошибку, которая опять-таки не позволяет приставам начать исполнительное производство.

В жалобе в краевой суд адвокат редакции Вадим Панков указывает на это грубейшее нарушение.

Однако апелляционная коллегия, привычно прикрывая грех коллеги, дублирует в собственном решении ту же ошибку Кочетковой, отчего и решение высшей краевой инстанции становится незаконным.

 Защищая закон уже от самих судей, редакция настойчиво побуждает их честно признать ошибки и тем самым прервать цепь порожденных ими правовых несуразностей.

И не вовлекать в них другие госструктуры - например, сходящую с ума от нестыковок судебного решения и исполнительного листа службу приставов Октябрьского района, которых, по их собственному выражению, суды двух инстанций поставили «враскоряку».

Ожидая признания судами своих процессуальных ошибок, редакция, тем не менее, добровольно печатает «опровержение». И приставы признают исполнительное производство оконченным.

Но гражданку Панфилову не устраивает наш острый комментарий к судебному решению, и по ее новому иску Октябрьский районный суд обязует редакцию опубликовать «опровержение» повторно. Публикуем! И снова районные приставы признают исполнительное производство оконченным.

Однако наш повторный комментарий о подоплеке дела Панфиловой ну просто снес крышу и выбил мозги «режиссерам» мстительной эпопеи. В суд пошло новое требование защиты Панфиловой: опубликовать «опровержение» в третий раз!

На выполнение уже из ряда вон бесстыдного действа по преследованию редакции у районных приставов уж, наверное, не хватило бы ни сил, ни духа, ни цинизма.

Они и так выглядели растерянными и подавленными, давали понять: на них давят «сверху». И вскоре эти «верхи» вывернули себя наизнанку.

Рядовое, пустячное для судей дело по частному иску гражданки Панфиловой личным распоряжением главного судебного пристава Николая Коновалова было передано в отдел… по особо важным производствам.

Боже праведный, отчего силового начальника так переколбасило, коль, словно ужаленный, бросает он свой спецназ на крохотную редакцию, причисляя ее к опасным объектам?! При том, что не может предъявить ей ни-че-го-шень-ки из того, что по закону требуется для применения такой силищи, а именно: объект приставов-важняков должен иметь долгов на сумму свыше одного миллиарда рублей.

Или когда на него накладываются штрафы свыше 10 миллионов рублей. «Открытой» такие деньги и не снились, и на «важный грех» она никак не тянет.

Редакция не иностранное диппредставительство и не «иностранный агент» (то есть мы не получаем из-за рубежа ни грантов, ни субсидий, как, впрочем, и от родной местной власти). Редакция не занимается проведением выборов и референдумов, к стратегически важным объектам редакцию тоже не отнесешь, разве что только стратегически важной для себя задачей считает борьбу с коррупцией в органах власти, в том числе и в ведомстве Коновалова.

Но Коновалов, получается, сам способствует коррупционным проявлениям и их поощряет, поскольку для давления на СМИ, для травли журналистов использует личный должностной ресурс, препятствуя исполнению ими журналистских обязанностей. Мстительным не в меру господином при власти он оказался.

По его указанию «важняки» буквально осадили редакцию, на несколько дней парализовали работу.

Приставы заявлялись нежданно, ломая газетный процесс. Словно в опасный рейд шли группами и поодиночке с кучей грозных предписаний немедленно, в течение двух дней, напечатать для госпожи Панфиловой то же самое, третье по счету, «опровержение».

Поначалу крепких телом и мозгами ребят мы пытались вразумлять: мол, газета выходит лишь раз в неделю и формируется за десять дней - такова технология издания.

Более того, ст. 44 Федерального закона «О СМИ» определяет четко порядок опровержения - в течение 10 дней. Так что вы так истерите, словно речь идет о близкой смерти или пожаре, когда важны и секунды?!

Показываем коноваловскому спецназу и письмо за подписью председателя суда Е. Кузина, который на запрос редакции подтверждает: любая ошибка в исполнительном листе (а Кочеткова ее допустила) делает невозможным исполнительное производство…

Все объяснили силовым ребятам и «на пальцах», и в письменных «пояснениях», с чем те успокоенно и ушли. А через три дня появились тут снова, но явно кем-то взвинченные, подстегнутые и... с постановлением о новом штрафе, вдвое(!) больше предыдущего.

Удивляемся резкой перемене их настроений: «Вы же заверили редакцию, что остановите террор штрафами до рассмотрения Кочетковой заявления редакции, которой она должна разъяснить, как устранить противоречие между ее решением и позицией председателя краевого суда».

«Важняки» уже устали от навязанной им палаческой роли. Уж они-то знают, кто и зачем организовал травлю на газету, намекают, отводя глаза: «Ну вы же знаете, почему на вас такой накат идет…» Заметно, как им неловко, как они маются.

Наши часовые общения в редакции с приставами порой переходили в дискуссию о временах и нравах нынешнего времени, о том, как должен поступать честный человек, если сталкивается с неправедностью или его самого на это толкают.

Наши «гости» вступают в вялую дискуссию: «А что делать судье или, скажем, нам, если приказывают?»

«Отказываться выполнять беззаконные приказы!» - отвечаю жестко.

«И что - терять работу после этого? Ну, знаете ли…» - тянут, не соглашаясь.

«Подумай я раньше, то в эту службу ни за что бы не пошел», - говорит один из них, протягивая мне очередные листы с предупреждением.

Коллективное сумасшествие, запущенное господином Коноваловым в ряды подчиненных, крепчает и ширится уже много месяцев.

Ну, главный пристав дождался своего часа мщения, досидел-дотерпел, чтобы стрелять из пушек по воробьям. «Пушки» - государственные, месть - личная. И никакого понятия у господина пристава, что переступает красную черту. Месть ведет на «большую дорогу». А большой путь - он для честной службы.

Но, видно, Коновалов в глубине души «романтик с большой дороги» - это вовсе не грубость, если учесть, на какой «передоз» злоупотреблений должностными полномочиями он решился пойти, каких идейных союзников себе взял. Как мы писали в прошлом номере, в дурно пахнущей истории вылезла мохнатая рука бывшего замначальника милиции, а ныне федерального инспектора по Ставропольскому краю Виктора Барнаша.

Вальяжный чин с рудиментными привычками давить всех силой, он принялся рулить и Коноваловым. Получив указания от сугубо постороннего человека, главный пристав, глубоко прогнувшись сам, нагнул и подчиненных исполнять чужую и дурную волю, заставив письменно докладывать экс-милиционеру, как они гнобят редакцию по делу Панфиловой.

Не в первый раз влезает отставной генерал Барнаш в судебные и околосудебные дела, меняя их ход в нужную ему сторону...

Рассказывали, как настырно склонял он судей по громкому делу об избиении ставропольскими полицейскими сына сельского священника. Барнаш, разумеется, спасал кулачных мерзавцев - отпрысков известных родителей.

Поначалу не получилось: молодчики были осуждены судом первой инстанции, где в защиту жертвы выступала и краевая прокуратура. Ведь не все судьи под чужую дуду готовы играть палаческие роли.

Квалифицированный приговор первой инстанции, рассмотревший дело обстоятельно и беспристрастно, дожидался апелляции много месяцев.

Это непомерное затягивание указывало на потаенные «процессы», на переплетение «интересов» и прочую околосудебную муть.

Так ли это было или не так, но подозрения оправдались: апелляционная коллегия сломала приговор районного суда, отвергнув отчетливо доказанное.

Сыгравшие свою палаческую роль полицейские оправданы подчистую. Их жертва - сын священника - продолжает лечение. Организатор «победы» с милицейским прошлым торжествует над слабостью судейского духа перед лицом больших соблазнов.

Практически не сомневаюсь, что Барнаш давил и на судью Кочеткову. Но кто его-то просил играть палаческую роль в отношении СМИ? Каким медом для него самого оборачивается участие в деле Панфиловой, которую он лично ведет на голгофу позора, азартно не давая публике забыть ее имя? Ему нет дела до «чести» девушки, которая нынче работает помощницей нового полпреда в СКФО Меликова. Так, наверное, перед ним генерал и выслуживается. И подстегивает на новые подвиги милицейского свойства и Коновалова, «мотивируя» именем полпреда.

Полпред Меликов наверняка и не подозревает о том, какую тупую, идиотскую войну развязали его подчиненные, которым попросту от безделья нечем заняться.

Ну а мы лишь получили подтверждение: ряд важных госструктур на Ставрополье оккупировали «саботажники», люди, «действующие перпендикулярно интересам государства и общества». (Этот  слой бюрократии хорошо описал руководитель Центра исследований идеологических процессов Института философии РАН Александр Рубцов в статье «Россией управляет партия саботажа», «НГ», №40 от 15.04.2011 г.)

Эту «перпендикулярность» зримо являет и деятельность 34-летнего Николая Коновалова на высокой должности. Уже несколько месяцев он возглавляет публикуемый в нашей газете (на 13-й стр.) оценочный рейтинг «Партии саботажа».

По экспертному мнению, служба судебных приставов после его назначения на должность руководителя в прошлом году съехала в своем качестве до плинтуса. Об этом свидетельствует множество вопиющих фактов из деятельности, часть из которых мы приведем ниже. Надо сказать, что силовая структура и раньше вызывала общественную критику и недовольство. Ее пороки отслеживали надзорные и правоохранительные органы: приставов ловили на злонамеренной волоките, в услугах «третьим лицам», во взятках, махинациях, фальсификациях, рукоприкладстве… И увольняли пачками.

Такая борьба с произволом крепких ребят в черной форме сопровождалась публичной информацией о наказаниях, призывами сообщать их руководству обо всех случаях хамства и прочего непотребного поведения.

При Коновалове все это как отрезало. Молодой руководитель избрал свой стиль управления – надменно отстраненный от любых попыток общественности обратить его внимание на большое и повсеместное неблагополучие в его службах.

Я знаю десятки подобных обращений к нему жителей Ставрополья, измученных произволом и бездеятельностью приставов.

Но не знаю ни одного случая, когда бы эти жалобы получали законное разрешение, чтобы руководство федеральной службы проводило по ним служебную проверку.

А если и проводило, то в глубокой тайне, ибо общественности о том неизвестно, а пресс-релизы о деятельности службы при Коновалове вообще перестали появляться.

Исходя из собственного опыта общения с судебными приставами Промышленного района, исследуя деятельность некоторых из них, могу сделать убежденный вывод о наличии в этой среде признаков глубокой коррупционности, сговора с одной из сторон исполнительного производства.

Ярчайшим примером тому может служить деятельность пристава Промышленного района В. Сластенова, совершенно в открытую покрывавшего беззакония предпринимателей, проигравших все суды по искам владельцев жилья многоэтажного дома №299 по улице Ленина.

Обслуживая интересы коммерсантов, Сластенов беспробудно врал и хамил жителям. Тупо изобретал причины, чтобы тормозить исполнительное производство и не снимать со счетов беззаконников средства на погашение расходов, понесенных истцами-пенсионерами (среди них и главный редактор газеты).

Мое обращение к Коновалову с просьбой передать исполнительное производство в более честные руки, должно быть, привело его в состояние торжества отмщения.

Ведь после этого Сластенов, кобенясь еще наглее, сфальсифицировал завершение исполнительного производства, которое оставляло в дураках почти тысячу жителей дома, а в шоколаде - бизнесменов-ответчиков.

Обращает на себя внимание любопытное обстоятельство, произошедшее за час до того, как Сластенов впарил жильцам сфальсифицированный акт якобы завершенной им «работы».

Обстоятельство такое: перед тем как приехать к жильцам с этим постановлением, Сластенов отправился в краевое управление федеральной службы. («Поехал посоветоваться…» - честно объяснили нам по телефону причину его задержки районные коллеги, не подозревая, что выдают тайну.) Что и кто «советовал» нашему подлецу? Ну, право, не охранник же на входе в учреждение!

Эту солидарно разработанную службой приставов подлянку жителям дома пришлось дезавуировать через суд, на котором Сластенова обелял начальник районной службы приставов, при этом  дерзивший жертвам аферы. Видать, по одному образу и подобию подбирают людей в службу.

Краевая прокуратура тоже признала действия пристава Сластенова незаконными, требование привлечь его к уголовной ответственности отправила в следственный отдел Промышленного района на проверку,  вынесла представление руководителю УФССП по Ставропольскому краю Коновалову.

А что Коновалов? Устыдился? Извинился? Принял меры? Ну что вы, он цены себе не сложит - горд и самоуверен. И своих сдавать не будет по известному принципу корпоративного укрывательства: пусть подлец, но это наш подлец…

Когда в структурах власти, тем паче в органах правопорядка, комфортно живется подлецам, готовым выполнять любые приказы неприличного и даже преступного свойства, эти структуры вырождаются в карательные сообщества. Они разъедают изнутри, как червяки-плодожорки. Что в таких случаях делать простым гражданам? Есть ли законные способы возможности противостоять наступлению «саботажников»?

Расскажем о тех, у кого хватает ума с пользой для себя реагировать на критику, и о тех, у кого ума не хватает.

Об этом и о многом подобном мы поговорим в последующих номерах газеты.

 
Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор
«Открытой» газеты
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий