Поиск на сайте

 

 

Как курортная милиция заботилась о безопасности жителей и гостей Кавминвод в веке минувшем

 

Двести лет назад по указу императора началось активное освоение Кавказских Минеральных Вод как курортного региона. Поток отдыхающих «на водах» рос с каждым годом. О том, как силовики обеспечивали им спокойный отдых, читайте в материале нашего корреспондента.

 

Инвалидная рота
С момента зарождения курорта службу безопасности несли всего два квартальных надзирателя, которые в будни и праздники обходили вверенную им территорию и занимались заполнением необходимых бумаг. 
По мере того как Пятигорск разрастался, остро вставал вопрос об увеличении штата городской полиции. В 1851 году пятигорский городничий в рапорте губернатору просил добавить в штат хотя бы по одному квартальному надзирателю и частному приставу. Глава «силового ведомства» Пятигорска жаловался, что перегружен обязанностями и поставлен «в самое жалкое положение»: он рассматривает текущие полицейские дела, присутствует во всех комиссиях города, наблюдает за действиями квартальных надзирателей, следственного пристава и смотрителя тюремного замка, занимается производством следственных дел. 
Городничий также жаловался, что двенадцати полицейским служителям тяжело справляться с обязанностями, и предлагал дополнить их отряд шестью казаками для наблюдения за тишиной и спокойствием в ночное время. В этом случае стала бы возможной посменная служба, которая была бы не так тягостна для людей и изнурительна для лошадей. А на время курортного сезона городничий просил увеличить конвой до 25 человек, высказывая особую тревогу по поводу того, что у полиции нет никакой возможности искоренить в городе воровство, мошенничество и разбой.
Удивительно, но уже тогда в полиции использовался труд инвалидов в качестве рассыльных, базарных и сторожей. По распоряжению дирекции Кавказских Минеральных Вод была даже сформирована подвижная инвалидная рота,  чем-то отдаленно напоминающая сегодняшнюю вневедомственную охрану. На службе в Пятигорске находились восемь ее нижних чинов. Однако городничий жаловался, что инвалидов, прикомандированных к полиции, городу тоже не хватает.
Просьба чиновника была услышана. К курортному сезону 1851 года император Николай I повелел определить в пятигорскую городскую полицию одного квартального надзирателя и двух писцов с ежегодным жалованьем по 172 руб. и 100 руб. соответственно.

 

Первые гастролеры
В 1859 году в России началась реформа полиции, которая совпала с отменой крепостного права. В этот период в южном регионе России выросли миграционные потоки, вызванные отменой крепостничества и окончанием Кавказской войны. Одновременно в Ставропольской губернии и в городах-курортах наблюдался резкий всплеск преступности. 
В период уборки урожая в губернию стали приходить наемные сезонные рабочие из центральных регионов России, а с вводом в 1875 году железной дороги Ростов-на-Дону - Владикавказ людской поток в городах-курортах значительно вырос. На Кавминводах появились разного рода «гастролеры», число уголовных дел выросло в три раза, количество осужденных - в два раза, причем основная часть преступлений относилась к особо тяжким, совершенным «против жизни, личности и чужого имущества». 
Вместе с тем, министр юстиции Н. Муравьев, выступая в ноябре 1896 года в Кабинете министров, отметил, что число дел об убийствах, грабежах и разбоях, возникающих на Северном Кавказе до предгорий Кавказского хребта, незначительно и безопасность жителей Ставропольской губернии и северных отделов Кубанской и Терской областей обеспечена так же, как и во внутренних районах страны. На 39 тысяч человек в Ставропольской губернии приходился один разбой, на 29 тысяч человек - одно убийство. «Благодаря удачному подбору чинов полиции и военному порядку областей, совершаемые грабежи и разбои не принимают форм организованного хищничества», - подчеркнул министр. 

 

Курсы сыщиков
На рубеже XIX-ХХ веков царская власть начинала уделять больше внимания материальному и кадровому обеспечению полиции, что вскоре привело к улучшению криминальной обстановки в стране: в 1899 году число преступлений сократилось на 7%, преступников - на 18%. 
В Ставрополе были открыты 4-месячные курсы подготовки и переподготовки полицейских урядников. Теоретический курс читали состоящие при губернаторе чиновники особых поручений, губернский ветеринар и помощник губернского врача, а практические занятия вели один из товарищей прокурора и местный исправник. Будущим полицейским читали даже Закон Божий.
Губернатор Никифораки, присутствовавший на выпускных экзаменах первых двух выпусков, отметил у слушателей значительные познания в усвоении своих служебных обязанностей. 
Обучение нижних чинов производили в школе для подготовки околоточных надзирателей и городовых, созданной при полицейском резерве, в состав которого входили городовые, подчинявшиеся градоначальнику или полицмейстеру. Городовых задействовали только в экстренных случаях (забастовках, демонстрациях, революционных выступлениях). 
После 1900 года система обучения была расширена. Появились учебные заведения для подготовки унтер-офицеров полиции. При сыскных отделениях империи создавались двухмесячные курсы, где готовили будущих сыщиков.

 

Курортная шпана
С началом революции ввергнутая в пучину Гражданской войны страна не вспоминала о былом «курортном рае», и лишь в 20-е годы, после того как были сформированы органы милиции, охрана порядка в городах-курортах стала одной из важных задач новой власти.
Терскую губернскую милицию с начала революции и до 1924 года возглавлял Иван Шурховецкий, выходец из крестьян Воронежской губернии, бывший типографский наборщик. Шурховецкий начал работу с чистки милицейского аппарата и ужесточения мер по наведению порядка в курортной зоне. Он организовал проверку документов в местах скопления народа, что помогло вытеснить из региона «курортную шпану». 
В двадцатые годы обстановка в регионе была очень сложной, обыденным явлением стал бандитизм. На Кавминводах действовала пришедшая с Украины банда Маслака, ликвидированная совместными действиями конной милиции и ВЧК Дона, Кубани и Ставропольской губернии. 
В станице Ессентукской местный казак Спиридон Есаулов создал банду из 33 человек. Есауловцы увели лучших племенных лошадей с Терского конезавода; застрелили начальника ЧК Терского округа Зенцова и военкома Лонина; напали на Водопадскую коммуну, убив 17 коммунаров, и забрали все их имущество. 
В горах у Кисловодска промышляла разбоем банда Белогуба из 60 человек, ликвидированная милицией и конными отрядами ОГПУ. В Лысогорском лесу близ Георгиевска скрывались банды Остроухова и Мальцева. Они нападали на крестьян и казаков и  грабили поезда на линии Минеральные Воды - Пятигорск. 
Помимо крупных отрядов на территории Ставрополья действовало немало мелких групп, которые причиняли немалый ущерб местным жителям. Например, банда бывшего милиционера Мотренко, скрывавшаяся в Бештаугорском лесу, состояла всего из 9 человек. Банда Хорольского - из 18. Последние скрывались у горы Развалки, совершали разбойные нападения на курортников, ограбили железноводский банк, трижды пытались убить начальника железноводской милиции Андрея Перебейноса. 
Борьба с преступностью на курортах имела свою специфику. С одной стороны, сюда приезжали отдыхающие и больные с солидными денежными средствами, скопленными к отпуску. С другой стороны, курорты привлекали мелких воров, аферистов и нищих постоянным движением населения и благоприятными климатическими условиями. Все это требовало принятия дополнительных мер в борьбе с преступностью. 
На совещании начальников милиции курортных городов Терского округа в апреле 1925 года был рассмотрен вопрос об административном выселении уголовников из курортных городов, а 31 августа того же года Северо-Кавказ-ский крайисполком принял решение «О борьбе с бандитизмом в курортных местностях».

 

Елена СУСЛОВА
(Окончание в следующем номере)



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий