Поиск на сайте

 

 

 

Жильцы одной из многоэтажек Ставрополя убедили прокуратуру края в том, что городские власти незаконно продали их имущество

 

Более двух лет длилась переписка с прокуратурой жильцов дома по улице Фроленко, 20, пытавшихся доказать, что продажа их цокольного этажа является незаконной. И все это время, словно под копирку, работники надзорного ведомства различных рангов отписывали одно и то же: ваши доводы необоснованны. Последний ответ за подписью первого заместителя прокурора края Сергея Васина ситуацию меняет в корне.
Итак, всё по-порядку. Сразу после введения в действие нового Жилищного кодекса в марте 2005 года гордума Ставрополя обязана была пересмотреть реестр муниципальной собственности, исключив из него нежилые помещения в многоквартирных домах. Не пересмотрела и не исключила. Напротив, уже с февраля принялась штамповать решения о продаже нежилых помещений. В краевом Белом доме творимого городскими коллегами произвола упорно не замечали, померкло и затуманилось «государево око», а регистрационная палата живо оформляла незаконные сделки с недвижимостью.
Положение о том, что общим имуществом многоквартирных домов могут распоряжаться исключительно собственники, существовало и раньше, новый Жилищный кодекс, опираясь на Гражданский, его только подтвердил. А изменение размеров нежилых помещений допускается лишь в одном случае - при реконструкции дома. Однако власти города трактовали закон по-своему: «Пока дом не определился со способом управления, не зарегистрировал общее имущество в Регпалате, оно принадлежит муниципалитету, который вправе им распоряжаться».
Глупость этого утверждения очевидна и без всяких ссылок на закон: деньги на содержание дома дает не муниципалитет, а жильцы. Регистрация общего имущества не только не требуется, но и невозможна в принципе. На кого, например, его оформлять, если часть квартир в доме принадлежит муниципалитету? А поскольку число приватизированных квадратных метров может постоянно меняться, оформление вообще затянется до бесконечности. Эти прописные истины чиновникам Ставрополя через «Открытую» втолковывали не только местные, но и столичные специалисты, однако в мэрии продолжали гнуть свою линию - дело пахло большими деньгами.
Между тем 130-я статья Конституции РФ гласит: «Местное самоуправление в РФ обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью». Иными словами, если в многоэтажке есть хотя бы одна приватизированная (то есть частная) квартира, муниципальные власти не имеют права самовольно распоряжаться нежилыми помещениями, а уж продавать и подавно - на это требуется разрешение жильцов. Ни по одному из нежилых помещений, спешно пущенных с аукциона мэрией, мнение горожан чиновники не учли (кто поименно разбогател на общественных полуподвалах, и куда пошли астрономические суммы от их продажи - вопрос отдельной публикации «Открытой»).
Кроме того, согласно статье 36-й Жилищного кодекса, «собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации». В соответствии с 16-й статьей федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ», такой же общей долевой собственностью является и земельный участок под многоквартирным домом. А как гласит 246-я статья Гражданского кодекса РФ, «распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников».
Среди сотен нежилых помещений с молотка ушел и цокольный этаж дома по улице Фроленко, 20, где в свое время на 280 квадратных метрах располагались муниципальная прачечная, а затем контора по производству памятников. Новым обладателем площадей после аукциона стала некая г-жа Карслиева, развернув там обстоятельный ремонт. В отличие от других горожан, тихонько ворчавших о незаконности сделок с их имуществом, обитатели дома на Фроленко, 20 принялись деятельно отстаивать свои права.
В прокуратуре жильцов упорно отсылали лишь к 1-й статье федерального закона «О приватизации жилищного фонда в РФ», согласно которой в многоквартирных домах граждане вправе бесплатно получать в собственность только жилые помещения. А вот статью 3, закрепляющую за собственниками приватизированных жилых помещений в домах государственного или муниципального жилищного фонда право совместного владения инженерным оборудованием и местами общего пользования, намеренно игнорировали.
На то, чтобы прокуратура признала за жильцами это право, потребовалось два с лишним года: первый зампрокурора края Сергей Васин поручил прокурору Промышленного района опротестовать решение городской Думы от 1996 года о порядке утверждения, учета и ведения реестра объектов нежилого фонда, находящихся в муниципальной собственности.
Кроме того, рассмотрев заявление одного из жильцов дома, инвалида Великой Отечественной войны Ивана Алексеевича Негрибоды, Васин обязал райпрокурора направить в суд исковое заявление о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества от 25 декабря 2006 года, согласно которому продан цокольный этаж.
Если прокуратура еще и на деле сумеет отстоять права фронтовика в суде, решение Фемиды станет прецедентным, и горожане смогут вернуть в свою собственность десятки тысяч квадратных метров недвижимости, с такой легкостью и безнаказанностью отнятых у них командой Кузьмина-Уткина.

Олег ПАРФЕНОВ

 

Армагеддон 15 мая 2008, 08:40

Есть такой анекдот, приехал северянин на море, пришел на пляж, осмотрелся и воскликнул: "Работы не початый край!" Похоже в "подвалах" не меньше.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий