Поиск на сайте

 

Оборотни заполонили  российскую адвокатуру, утверждает наш читатель Евсей Осиновский. И рассказывает душераздирающую историю
ставропольчанки, попавшей на их крючок 

 

История действительно душераздирающая. Я обещал рассказать о ней еще в статье «Адвокатура: институт гражданского общества или шоу трансвеститов?», опубликованной в «Открытой» (№36 от 14 сентября с.г.) и вызвавшей широкий общественный резонанс.
Итак... Немолодая женщина, в прошлом известный врач, овдовела. Для нее это событие - не просто смерть родного человека, а еще и потеря вполне приличного уровня жизни, какой ей обеспечивал покойный муж. Он владел 80% доли фирмы, пусть и небольшой, но вполне доходной.
После его смерти все имущество фирмы прибрал  к рукам его компаньон Н., оставив вдову практически без средств к существованию. Не сумев договориться с Н., она решает обратиться в суд.
Поиски юриста, который помог бы ей добиться справедливости, привели ее к нашему герою - адвокату Р., члену Адвокатской палаты Ставропольского края. Уж как она умудрилась доверить решение своих проблем ему - бывшему милиционеру-оперативнику, не имевшему даже минимальных навыков работы в арбитражном процессе, остается загадкой и для нее самой. Но - доверилась. А он, пообещав ей гарантированно выиграть дело, запросил за свои услуги 250 тысяч рублей.
А кроме этих денег - еще 200 тысяч, как он выразился,  «на решение вопросов в суде» (видимо, в этой схеме он все-таки разбирается...).
Слегка ошалев от названной суммы, женщина, в надежде вернуть свое имущество стоимостью около 5 миллионов, находит для адвоката Р. 450 тысяч.
Не буду описывать сам судебный процесс (по мнению тех юристов, кто сейчас пытается исправить ситуацию в арбитраже, адвокат Р. «работал» - вольно или невольно - на противную сторону), но в конечном итоге суд присудил г-ну Н. выплатить истице аж 94 тысячи рублей! В остальной части иска - отказать.
Женщина бросается к своему адвокату: «Как же так? Вы же гарантировали. За что же вы брали деньги?!» И вот тут наш герой демонстрирует всю свою суть: «Не переживайте, есть  человек, который решит все ваши проблемы! Вот вам его телефон, зовут его Дима, позвоните и договоритесь».
Дальше можно рассказывать о блестяще проведенной операции нашей доблестной милицией по раскрытию особо тяжкого преступления. На звонок по указанному номеру откликнулся молодой человек, действительно «Дима». Дима, хотя нигде и не работающий, но имеющий замечательное хобби - изобличать преступников, обладал недюжинным артистическим талантом. Этот местный «Смоктуновский», являющийся внештатным агентом оперативников, представился женщине крутым парнем, за которым стоят еще более крутые парни, которые все решают круче некуда! Нет человека - нет проблемы!
Женщина оторопела... «Мне бы... чтобы попрессовали как-то... чтобы пару месяцев где-нибудь подержали... Вот бумаги, мне бы  только чтоб он подписал...» Но Дима  непреклонен! «Не-е, мы этим не занимаемся. Только грохаем!!! Так чё, будем «мочить»?»
И тут психика вконец измотанной женщины не выдерживает: «Делайте, что хотите...»
Спустя несколько дней, в момент, когда «киллер» Дима показывал ей фотографии «кетчупом убиенного»,  женщину повязали. Провокация удалась.
Следствие завершилось еще в мае, и материалы дела были направлены в краевую прокуратуру для утверждения обвинения и направления дела в суд. Но тут случился прокол для провокации! Прокурор вернул дело в Следственный комитет с текстом, после которого и адвокат не нужен: «Следствие ничем не опровергло утверждение обвиняемой в том, что телефон «Димы» ей дал адвокат Р., сотрудничающий с милицией, целью которого было не возвращение ей денег за не выполненную им работу».
В настоящее время на столе начальника Следственного управления края находится мое ходатайство о прекращении дела: нельзя подстрекать, склонять, провоцировать граждан к совершению противоправных действий! Запрещено!  И нашим внутренним законом, и Европейским судом, постановления которого обязательны для всех стран Совета Европы. Посмотрим, каков будет ответ...
Небезынтересно выглядит реакция руководства Ставропольской палаты адвокатов, членом которой имеет честь состоять г-н Р. Когда у меня отпали всяческие сомнения в том, что именно адвокат Р. склонил свою клиентку  к покушению на убийство, я направил письмо в адрес президента палаты, где описал «деятельность» Р. Вот ответ. Цитирую дословно: 
«Уважаемый г-н Осиновский! Ваше обращение, поступившее в Адвокатскую палату СК, содержащее в себе изложение обстоятельств уголовного дела по версии обвиняемой и роли в этих событиях адвоката Р., внимательно рассмотрено (выделено мною). Указанные вами факты не могут быть проверены в ходе дисциплинарного производства дисциплинарными органами Адвокатской палаты, поскольку проверка сообщений о преступлениях относится к компетенции правоохранительных органов».
Вот так! Ни убавить, ни прибавить. Как говорится, в огороде бузина, а в палате... непонятно что... Как будто я просил Адвокатскую палату возбуждать уголовное дело в отношении ее члена! Я же описал конкретные нарушения г-ном Р. норм адвокатской этики и требований закона об адвокатуре.
В частности, адвокату запрещено негласное сотрудничество с правоохранительными органами, действовать вопреки интересам доверителя и т.д. и т.д. Вот эти-то нарушения и должны были стать предметом разбирательства в дисциплинарных органах палаты, а не признаки состава преступления в действиях Р. Этим вопросом действительно займется другой департамент.
В заключение хочу сказать словами Андрея Малахова, которыми он всякий раз завершает свою программу «Пусть говорят»: «Берегите себя и своих близких...» От себя добавлю: «...от козлов-провокаторов! Не будьте баранами!»

 

Евсей ОСИНОВСКИЙ,
адвокат Майкопской городской коллегии адвокатов



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий