Поиск на сайте

 

 

Политический донос превращается в востребованное блюдо на журналистской кухне Ставрополья

 

Знал бы композитор Константин Певзнер, сочинивший музыку для знаменитой песенки со словами: «Оранжевое небо, оранжевое море, оранжевая зелень, оранжевый верблюд...», каким идеологическим превратностям он подвергал свой шедевр!..

В одной из последних передач авторской программы «Закавычки», которую на канале «26 регион» ведет председатель краевого отделения, а по совместительству и секретарь российского Союза журналистов Василий Балдицын, была обласкана вниманием моя скромная персона.

Позвонил кто-то из друзей:

- Ты еще не видел, что там Балдицын про тебя рассказывает?

- Не видел.

Разыскал в «ютубе» искомое. Любопытный читатель при желании может и сам припасть к первоисточнику, а я процитирую пару эпизодов из замечательных рассуждений коллеги по журналистскому цеху.

Итак:

«...И насчет плана оранжевой революции. На самом деле этот план есть выступление известного нашего либерала Василия Красули... И вот ради того, чтобы покушать, пошел он в свое время в услужение к врагу своему Александру Черногорову. Вернее, к его клеврету и серому кардиналу, даже, говорят, кукловоду, Анатолию Воропаеву. И для борьбы с городской администрацией, где владычествовали тогда Кузьмин и Уткин, был разработан план действий, который Василий Красуля публично изложил «Протестному комитету».

«Протестный комитет» поначалу состоял из двух искренних женщин, которые и сейчас, в общем-то, продолжают биться. Но к ним искусственно и за деньги были приобщены еще люди, для которых и была предназначена та самая оранжевая программа, где все действия по давлению на власть, вплоть до захвата, были предусмотрены.

Не зря учатся либералы у Запада».

Когда-то Н.С. Хрущев, оценивая эпоху сталинских репрессий, печально-оправдательно огрызнулся: мол, в те годы одна половина народа сидела в лагерях, а другая писала на них доносы. Догадываюсь, к какой части мог примыкать основоположник «Закавычек».

Ярлыки типа «пятая колонна», «национал-предатель» (впервые запущен в политический обиход Адольфом Гитлером), «агенты Госдепа» и им подобные клише становятся нормой в российском политическом лексиконе. Слова «Европа», «Запад», «Америка», «свобода», «либерал», «демократия», «протест», «независимые СМИ» и другие ставятся на подозрение и превращаются в ругательства.

Вернемся к телеоткровению.

Один из бессмертных гоголевских персонажей Ноздрев слова не мог проронить, чтобы не соврать. И поэтому, как только он открывал рот, слушатели с негодованием от него отворачивались, приговаривая: «Ну вот, опять начал пули лить!»

Василий Вячеславович, если воспользоваться образом классика, отлил пулю. Пахучую. Все, что он по секрету, загадочно улыбаясь, нашептал телезрителям, мягко выражаясь, высосано из его пальца. Большого или мизинца, судить не берусь.

И про служение Черногорову. И про Анатолия Воропаева, с которым я не был знаком и никогда не встречался. И про оранжевые программы. И про деньги. И про «давление на власть, вплоть до захвата».

Императрица Екатерина Великая умудрилась в слове из трех букв «еще» сделать четыре ошибки, превратив его в «исчо». На аналогию с высочайшим казусом в выступлении Василия Балдицына наводит соотношение не соответствующих реальности утверждений с общим количеством произнесенных слов.

Балдицын не первый, кому пригрезились баррикады, на которых я размахивал оранжевым флагом. В августе 2007 года в газете «Ставропольские губернские ведомости» некий смелый доносчик скрыл свое лицо под балаклавой (мешок на голове с прорезями для глаз).

Выбрав себе псевдоним, Светлана Гордеева тиснула статейку, из которой следовало, что в Ставропольском крае бушует оранжевая революция, которую на американские деньги раздувает демократ Красуля.

Тогда все было в общем-то понятно. Набирала размах предвыборная кампания. Команда ставропольского мэра Дмитрия Кузьмина под знаменами «Справедливой России» сцепилась за мандаты депутатов Государственной Думы с «Единой Россией».

Городской «Протестный комитет» несколько лет жестко противостоял городской администрации, отбивая у вороватых чиновников незаконно захваченные земельные участки.

Незадолго до описываемых в статье событий я познакомился с некоторыми активистами городского протеста и помогал им как журналист. Так выходило, что я был самым узнаваемым среди протестников, и чтобы дискредитировать досаждавший городской власти «Протестный комитет», ударили по мне.

Нравы информационных войн хорошо известны. Не зря же еще Бисмарк заметил, что нигде так упоенно не врут, как после охоты, во время войны и на выборах.

Вошедшие в раж сочинители не пожалели сажи и жутких эпитетов, чтобы слепить образ врага народа, этакого западного наемника, дестабилизирующего обстановку в городе. Сначала я с иронией воспринял подвиг пиаровских титанов.

Однако, когда обнаружил, что на некоторых моих земляков пиаровское блюдо подействовало, то бишь магия печатного слова, решил обратиться в суд.

Судья Шпаковского районного суда Л. Болотова внимательно изучила «аргументы» авторов публикации. По ходу разбирательства было выявлено, что в декабре 2007 года против бывшего мэра Ставрополя Д. Кузьмина было возбуждено уголовное дело. Градоначальник сбежал за границу.

Было отменено несколько сот незаконных постановлений бывшего главы Ставрополя. Усилиями протестников было остановлено опозорившее Ставрополь на всю страну разорение Успенского кладбища, санкционированное городской администрацией.

Это к вопросу, кто защищал закон и государство, а кто подрывал.

Оценивая «оранжевистские» обвинения в мой адрес, суд постановил:

«Признать не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Красули Василия Александровича следующие сведения:

«...на протестного деятеля Красулю, активно внедряющего на Ставрополье пресловутые «оранжевые революции»;

«Тех, в кого Запад по-прежнему готов вкладывать деньги, остались единицы. И среди них Василий Красуля».

Казалось бы, на оранжевой революции в отдельно взятом регионе поставлена жирная точка. Однако, как выясняется, грабли балдицыных и таинственных смельчаков гордеевых до сих пор стоят на запасном пути.

Кому-то неймется. Могу предположить, что воскрешение оранжевого жупела - это попытка ревизовать итоги политического провала команды бывшего ставропольского мэра для подкрепления имиджа некоторых его соратников, которые и сегодня сохраняют позиции на политическом небосклоне Ставрополья и хотят большего. Но это так, догадки, а нас больше должны занимать факты.

А фактов, как мы видим, нет. По крайней мере, у автора «Закавычек».

Тем не менее, не хотелось бы сводить разговор к личному выпаду. Меня тревожит то, что происходит в общественном сознании страны и Ставрополья.

Не могу бесстрастно созерцать, как журналистику методично превращают в безропотный инструмент пропаганды. Отброшена Конституция, гарантирующая каждому гражданину право иметь собственное мнение и беспрепятственно его распространять.

Мы стремительно скатываемся к временам, когда существовало два вида мнений: одно – официальное, оно же и правильное, другое – ваше, еретическое, если оно расходится с официальным.

Журналистские перья затачиваются на поиск ведьм. И если ты своим будешь строчить «не в ногу», тебе придется доказывать, что ты не верблюд. Оранжевый.

Хочу понять: тот способ, с помощью которого секретарь Союза журналистов, опираясь на домыслы, аттестует другого человека, - это факультативный почин Василия Вячеславовича Балдицына или это образ мышления и действий, которому должны подражать все журналисты?

 
Василий КРАСУЛЯ


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий