Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

«Винегретное» правосудие» - так называлось опубликованное в прошлом номере «Открытой» газеты журналистское расследование члена Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в крае Людмилы Леонтьевой.
Впервые в истории краевого правосудия анализировалась порочная практика рассмотрения дел некоторыми судьями, а конкретно - судьей Валерием Поповым, к которому чаще всего и попадали жалобы чиновных «обиженных» к правозащитной газете. Попов составлял по ним кассационные определения таким способом, что сводил к нулю возможность редакции законно победить в судебном споре даже при наличии всех свидетельств и фактов ее правоты. Иными словами, беззастенчиво и безбоязненно вставал на защиту другой стороны, попирая этические и правовые нормы.
Газета с этой сенсационной публикацией вышла в минувшую среду, в тот самый день, в который (как мы считаем) Попов в очередной раз должен был быть арбитром судебного спора «Открытой» со своими оппонентами. На сей раз он должен был доложить коллегии доводы кассационной жалобы газеты на решение Октябрьского районного суда, который вопреки свидетельским показаниям и представленным доказательствам вынес вердикт в пользу истца - главного судебного пристава края Г. Кутепова.
Но вот ведь какая парадоксальная штука: иного-то решения Октябрьский райсуд, собственно, и вынести не мог. Поскольку опирался (как того требует закон) на решение своей вышестоящей инстанции, продекларировавшей «невиновность» Кутепова в том моменте спора сторон, который Октябрьскому суду еще только предстояло рассматривать в своих судебных заседаниях.
Но знавший об этом предусмотрительный Попов уже задолго до сегодняшнего дня в своем (от имени коллегии, разумеется) кассационном определении, касавшемся совершенно другого дела, незаконно обеспечил судебную победу своему протеже Кутепову. При этом действовал по той же самой изощренной схеме, о которой подробно рассказывалось в «Винегретном» правосудии».
Вот такую липкую паутину, мелкоячеистую сеть хладнокровно расставил для редакции служитель Фемиды с «религиозной» фамилией, но по всему человек не верующий.
А утром, в среду, судья Попов, как можно понять, прочел статью, в которой редакция, изложив неопровержимые доводы относительно его личной заинтересованности, необъективности и пристрастности, публично заявила ему отвод. Прочел и, видимо, сильно запаниковал. Еще бы! Ведь на рассмотрение кассационных жалоб в зале краевого суда собираются толпы народа, и предстоящий скандал имел бы в Ставрополе огромный общественный резонанс.
Однако прочел Попов статью, когда уже вовсю шло заседание коллегии в составе председательствующего и двух судей, один из которых рассматривал свою груду жалоб, а после перерыва его сменял Попов со своей порцией дел. Потому «скорректировать» ситуацию, то есть быстренько передать редакционное дело первому судье-докладчику, коллегия уже не успела. Но и хотела избежать прилюдного скандала: ведь наше дело должно было слушаться при полном зале первым - в порядке очередности, которую определяют по тому, кто за кем отметился в канцелярии суда.
Но воистину: когда власть имущим (тем более тем, кто отправляет правосудие) нельзя, но сильно надо, то можно. Можно все! Ломая внутренние правила и порядки, давно и незыблемо установленные в суровом государственном пристанище ставропольской Фемиды. При этом, наверное, сильно ломая и себя, председатель коллегии, похоже бросился спасать своего проштрафившегося коллегу, срежиссировав новую ситуацию.
Обычно вальяжный и божественно недосягаемый для простолюдинов Попов (после прочтения статьи) чувствовал себя явно не в своей тарелке. Но отработал в коллегии все переданные ему за несколько дней (их же положено тщательно изучать) дела. Все, кроме нашего дела. А когда представители редакции остались в зале одни-одинешеньки наедине с членами коллегии, Попов молча встал и вышел, после чего председательствующий объявил... о смене состава суда.
Невероятный, беспрецедентный случай! Такого в этих стенах, по мнению старожилов, еще не бывало, чтобы единственное оставшееся на сегодня «чужое» дело другой член коллегии взялся рассматривать за судью, который никаких признаков сердечного приступа или эпилептического припадка на тот момент никак не обнаруживал. Испытывал дискомфорт от предстоящего отзыва – это да! Но его выслушать Попов и коллегия во главе с председательствующим были обязаны. Азбучная истина! Не только правовая, но и моральная тоже.
Между тем кресло Попова спешно заняла дама в черной мантии, оказавшая судьей... совсем из другого состава коллегии, члены которой, работая по разным дням, никогда доселе «не смешивались», не пересекались в одном и том же судебном заседании. Но, похоже, не сумели разыскать в здании члена своей коллегии, а потому попросили поучаствовать для кворума судью из чужого состава. Кто, мол, заметит? Но вот заметили!
А жалобу редакции, как мы считаем, поручили докладывать судье, которая «отрапортовалась» по собственным делам еще до перерыва, после которого ее (как и должно быть) сменил Попов.
Бедная-бедная судья: было видно, как неуютно чувствовала она в навязанной ей роли «пожарника», спасающего из пламени позора Попова. Спотыкаясь, начала «докладывать» совершенно незнакомое ей дело, судя по всему, переданное ей всего несколько минут назад.
Высказав мнение по всей этой неприглядной ситуации, представители редакции настойчиво ходатайствовали, чтобы рассмотрение жалобы перенесли на другое время - надо же в конце концов новому судье тщательно его изучить. Но не тут-то было. Ходатайство, правомерность которого была как на ладони, сборная коллегия отклонила - иначе разрушился бы весь сценарный план. С этого времени с интеллигентного лица председательствующего уже не сходила тонкая, всепонимающая улыбка...
О том, что сценарная версия наиболее вероятна, говорит яркий и показательный эпизод, выдавший коллегию и ее судью-«пожарника» с головой. Не вдаваясь в детали, для читателя малопонятные, лишь скажу: своим выступлением на этой коллегии представитель Кутепова случайно подставила его тайного благодетеля - судью Попова, подтвердив: в судебном решении не приводятся обстоятельства, которые бы послужили Попову основой для вынесения им решения о якобы невиновности Кутепова. То есть невольно подтвердила то, о чем редакция твердила неустанно: Попов грубейшим образом нарушил ГПК в интересах третьей стороны, намеренно выходя и за пределы иска, и вообще за пределы гражданского дела.
Если бы судья-«пожарник» была бы знакома с поданной редакцией жалобой, то уж непременно бы зацепилась за это принципиальное обстоятельство. Ведь оно буквально «раздевало», выводило на чистую воду Попова, дезавуировало все решения Попова и последующего суда, вынесенные в пользу Кутепова. Но поскольку, по нашему убеждению, судья с жалобой не была знакома, то и ждать от коллегии другого решения, чем то, которое к этому дню подготовил Попов, было бессмысленно. В кассационной жалобе «Открытой» было отказано.
В сотый, тысячный раз подтвердилась существующая у нас практика: спасая честь мундира, «своих» не выдавать. Стоят за них горой даже ценой потери собственного лица, коллегиального, то есть коллективного позора!
Но каким поистине безобразным поведением судей такое всепрощение оборачивается, расскажем в следующем номере газеты. Обещаем: будет сенсация!

 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях