Поиск на сайте

 

 

Чужая характеристика, «случайно» вложенная в материалы ходатайства об условно-досрочном освобождении тяжелобольного детского тренера по боксу Николая Пшеничного, жестоко и несправедливо перечеркнула его шанс

 

Уважаемая редакция, мой муж, Николай Пшеничный, осужден по очень «популярной» статье – ч. 2 ст. 228.1 («Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов группой лиц или в крупном размере»).
Николая признали виновным в том, что он «безвозмездно подарил» своей знакомой Моталевой 2,38 грамма наркотических средств. При этом неизвестен ни источник приобретения наркотиков, ни лицо, ни место. Не найдено доказательств преступления, ничего не обнаружено при обыске, а оперативно-розыскные мероприятия в отношении мужа вообще не проводились.
Все обвинения строятся исключительно на показаниях Моталевой, знакомой Николая по Магадану, где он работал всю жизнь. Между тем в материалах дела имеется информация, что Моталева была зависимым от правоохранительных органов человеком: она находилась на учете в наркодиспансере за употребление каннабинноидов, а также торговала наркотическими средствами. Неудивительно, что сама она по этому делу была осуждена условно.
13 июля 2007 года Николая арестовали в Замоскворецкой прокуратуре, но в процессуальных документах зафиксировали, что задержали в Курске, где он никогда не был. В феврале 2009 года Курский районный суд приговорил мужа к пяти с половиной годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Начало срока – июль 2007 года, окончание – январь 2013 года. Отбывать наказание мужа отправили по месту жительства, на Ставрополье.
Мы пытались обжаловать обвинительное решение в Верховном суде, но получили отказ, как и на все предыдущие многочисленные жалобы.
В колонии Николай серьезно заболел. Он смирился с несправедливостью осуждения в надежде уйти на условно-досрочное освобождение (без признания вины ходатайство об УДО не принимают).
За весь период в СИЗО и колонии у мужа не было замечаний, вел себя адекватно, был вежлив, воспитывал молодежь. Он заслуженный тренер по боксу, награжден медалями и орденами СССР и РФ, всю жизнь посвятил спорту и воспитанию детей, никогда не привлекался к уголовной ответственности. Ухаживал за старенькой матерью в селе Татарка (сейчас она проживает в его хибаре без удобств).
Судья Кочубеевского райсуда учел возраст, наличие заболеваний, а также положительные характеристики осужденного и 17 мая 2011 года выпустил его по УДО (неотбытый срок – 1 год 7 месяцев).
Мы и порадоваться толком не успели, как судебная коллегия по уголовным делам краевого суда отменила это решение и направила дело на новое судебное разбирательство. Было постановлено взять Николая под стражу и направить обратно в колонию.
Это неожиданно суровое решение суд вынес на основании сфальсифицированных материалов из исправительного учреждения о том, что муж якобы является нарушителем дисциплины. На самом деле в его дело вложили дела двух его однофамильцев. Это выяснилось, когда наш адвокат истребовал документы из колонии.
Несмотря на это, судья без всяких пояснений отменила УДО. Не приняла она во внимание и дополнительные материалы – примерные характеристики от участкового и председателя села Верхняя Татарка, а также ходатайство от учеников Пшеничного и их родителей, подтверждающих, что Николай Иванович занимался с детьми, был у всех на виду, в связях с криминалом не замечен.
Суд посчитал, что такого «опасного преступника» надо непременно вернуть за решетку. Под стражу Николая не взяли лишь потому, что он в это время лежал в 4-й горбольнице в пульмонологии.
После того, как мы написали жалобу в Генеральную прокуратуру и было возбуждено надзорное производство, межрегиональная прокуратура признала, что в дело моего мужа были вложены чужие характеристики. И что же? Кому-то впаяли выговор – и все дела! При дальнейшем обжаловании судьи снова ссылались на ту самую кассационную инстанцию, отменившую УДО на основании замечаний, которые были вынесены совсем другому человеку!
За полгода, проведенные на воле, у мужа подтвердились следующие диагнозы: бронхиальная астма с осложнениями, диффузный пневмосклероз и хронический бронхит с явлениями эмфиземы легких, начались необратимые процессы в организме (отмирание альвеол легких).
Муж снова обратился в суд с ходатайством об освобождении в связи с наличием тяжелого заболевания. Суд назначил очную судебно-медицинскую экспертизу, однако в тот же день, едва закончилось судебное заседание, Пшеничный был препровожден сотрудниками ФСИН в следственный изолятор. По сей день он находится под стражей.
Между тем медэкспертиза выявила у Николая наличие болезней, которые входят в Перечень заболеваний, утвержденных правительством РФ как препятствующие отбыванию наказания:
- сосудистые заболевания головного и спинного мозга с выраженными стойкими явлениями очагового поражения мозга;
- гипертоническая болезнь III стадии, вторичная артериальная гипертензия;
- хронические неспецифические заболевания легких с диффузным пневмосклерозом, эмфиземой легких...
Учитывая вышесказанное, Ленинский районный суд Ставрополя 28 марта этого года удовлетворил ходатайство Пшеничного об освобождении. Однако межрайонная прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях края не согласилась с этим решением и направила апелляционное представление. А в суде апелляционной инстанции гуманное постановление Ленинского райсуда отменили.
При сравнении заключения МСЭ от 2012 года с предыдущим, сделанным годом ранее, очевидно улучшение состояния здоровья Николая (естественно, находясь на свободе, он обращался за помощью к высококвалифицированным специалистам в профильные медучреждения). Из этого факта улучшения здоровья Пшеничного судебная коллегия и сделала вывод об отсутствии у него тяжелых заболеваний.
Однако сегодня Николай снова нуждается в неотложной госпитализации. Дыхательная недостаточность у него находится на стадии, когда он в любой момент может просто задохнуться, не получив экстренной помощи.
Уже пять месяцев суды разбираются, а человек страдает. Из лекарств ему выдают сальбутамол и эуфилин, но от передозировки может произойти астматический статус, а это кома.
Комиссия по освидетельствованию предупредила суд, что Пшеничный находится в плохом состоянии, но прокуратура ответила, что ей все равно, пусть хоть умрет.
Да, действительно, в Ставропольском крае по болезни никого не отпускают, поскольку, если человек умирает, никто за это ответственности не несет. Ну задохнулся от бронхиальной астмы – туда ему и дорога.
Я нахожусь в отчаянном состоянии. Сама на пенсии, на моих руках его и моя матери, которым уже по 86 лет. Мой муж не маньяк, не убийца, не террорист, а лишь жертва обстоятельств. Тюрьма убивает его, а я ничем не могу помочь...

 
 
Светлана ПШЕНИЧНАЯ

Теги: криминал


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий