Поиск на сайте

История групповой фальсификации: кто в крае взрывает страну изнутри 

О том, как публикации «Открытой» с их ярко выраженной государственной позицией пытаются выдать за «экстремистские материалы» клеветники в погонах и мантиях.  
Но и для такой подлянки её организаторам не хватает ни ума, ни знаний.  
А некоторым судьям — совести и чести.
 
РАССЛЕДОВАНИЕ
 

Приводим доказательства 

Владимир ПУТИН, Президент Российской Федерации:

«Каждый ответит за свой поступок»

Андрей ТУРЧАК, секретарь политсовета партии «Единая Россия»:

«Чиновников надо отправлять на Донбасс... для просветления»

Захват имущества? «Признаю законным!» 

Мировая судья Октябрьского района Ставрополя Светлана Самойлова по административному делу в отношении «Открытой» и ее главного редактора вынесла заготовленное решение. Полностью оправдала действия полиции, конфисковавшей все средства производства редакции и парализовавшей законную деятельность СМИ. 

Обвинение, инкриминированное полицейским ведомством и узаконенное именем Российской Федерации Самойловой, шло по ч. 2.ст 13. 15 Кодекса об административных правонарушениях. Эта часть КоАП РФ запрещает использование средств массовой информации «для распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов … запрещается распространение информации об общественном объединении или иной организации без указания того, что ее деятельность запрещена». 

Судья Самойлова, выполняя заказ втупую (поскольку даже не удалялась в совещательную комнату!), прибегла к наказанию, не применимому и к убийцам. Потому что и для тяжких преступлений Закон устанавливает сроки давности привлечения к ответственности.  

Во-первых, срок давности за «правонарушение» в материалах, размещенных на сайте аж в 2015 году, ограничен законом в три месяца. А с той поры минуло семь лет! Превышение срока давности почти в 30 раз имело единственную цель — не допустить к читателям газету с дотошным анализом беззаконий в правоохранительной и правосудной системах под руководством лиц, причастность которых к этой истории мы также будем доказывать.  

Во-вторых, ко времени публикации, где упоминается запрещенная организация ИГИЛ, еще не вступил в действие закон об маркировке, а закон обратной силы не имеет. И в-третьих, и в-четвертых, и в-пятых – обстоятельства, которые делали обвинение ничтожным (о них речь впереди). 

Но честному, независимому профессиональному судье даже этих двух фактов было бы вдвое чем достаточно для возвращения протокола заявителям — сотрудникам полиции. Но это совсем не про судью Самойлову, получившую указание громить редакцию, невзирая ни на что.  

И она «мочила» с отсутствующим взглядом и мыслями, не задав сторонам ни единого вопроса за все два дня судебных заседаний. При этом она всячески избегала уточняющего вопроса: какие же «упоминания» ИГИЛ в статьях подтверждают обвинения в пропаганде экстремизма.  

Избегала потому, что всем участникам судебного заседания было ясно: обвинение на голубом глазу шито белыми нитками. Не за «экстремизм» уничтожали «Открытую», а за ее антикоррупционные расследования. 

И расправу «оформила» судья Самойлова – прямая соучастница преступления чиновников Ставрополья, закладывающих мину под российскую государственность во спасение личного ресурса — должностного и имущественного. 

Договорняк против государства. Циничный и подлый 

Убойное дело было заведено по рапорту оперуполномоченного Центра противодействия экстремизму при Главном управлении МВД России по Ставропольскому краю капитана полиции В. Селивантьева об обнаружении им на сайте «Открытой» материалов в 2015 году с упоминаниями ИГИЛ и с отсутствием маркировки запрещенных в России объединений и организаций. 

Какие же материалы семилетней давности борец с экстремизмом счел «экстремистскими», дав ход силовым операциям по разгрому редакции, преследованию ее сотрудников и «узакониванию» беспредела судьей Самойловой?  

Что именно резануло по сердцу и патриотическому сознанию этого мужчины в погонах и этой женщины в мантии? А вот что: 

— публичная оценка журналистами террористической организации ИГИЛ как «скопища разбойников, фанатиков и психопатов»; 

— примеры трагических судеб ставропольцев, призывающих не попадаться на лживые посулы вербовщиков экстремистских организаций; 

— экспертный вывод региональных аналитиков о том, что «молодые ставропольцы не верят призывам «Исламского государства», не имеющего ничего общего с истинным исламом; 

— цитирование российского президента о создании против «Исламского государства» международной коалиции, которую Путин даже сравнил с антигитлеровской; 

— информация от директора ФСБ Бортникова, озвучившего статистику о количестве наемников, воюющих на стороне ИГИЛ. 

И далее в том же духе — страстный антиэкстремистский(!) лейтмотив буквально каждой статьи «Открытой», перечисленный Селивантьевым в рапорте. 

«Открытая» в те годы была на переднем крае борьбы с терроризмом, обладая широкими знаниями об опасных явлениях, накрывавших страну. Ведь две трети штатных журналистов редакции имели ученые степени, газета многократно признавалась лучшим региональным печатным изданием страны.  

Именно в 2015 году сразу два журналиста (главред Людмила Леонтьева и ее заместитель Елена Суслова за плодотворную работу на благо России одновременно получили премии Президента России В. Путина, которого мелкий эшник Селивантьев, по факту, обхамил своей оценкой наоборот. 

Все публикации были подготовлены одним из лучших в регионе аналитиков, одним из немногих журналистов в стране, имеющим ученую степень политолога.  

По просьбе тогдашнего полпреда губернатора в восточных регионах края Александра Владимировича Коробейникова журналист выезжал в зону, где опасно поднимал голову исламский фундаментализм и вовсю орудовали его вербовщики. 

Восток края в те годы был, пожалуй, самой «горячей точкой», куда не хотели ездить в командировки журналисты местных СМИ. Туда отправлялся лишь наш журналист, чтобы расследованиями внести вклад в борьбу с терроризмом и экстремизмом, разоблачая ложные и опасные идеи вербовщиков, препятствуя их влиянию на сознание молодых ставропольцев и попаданию в сети «скопища разбойников, фанатиков и психопатов». 

Судьям давались указания со списком жертв для репрессий 

По процессу, который вела судья Самойлова, можно снять потрясающий документальный фильм. О том, на каком  днище профессионального и морального падения пребывает правосудная система Ставрополья, все последние годы стремящаяся к точке невозврата.  

Можно было б с ума сойти при мысли — «они там все такие». Но нет, не все! Вот только поименно их называть опасно. Опасно для тех, кто сохранил в себе то, с чем не стыдно смотреть людям в глаза и не страшно предстать перед Всевышним. Следовать Закону, а не указаниям начальства, кого «мочить», кого спасать. 

Еще несколько лет назад Олег Козлов, в то время исполнявший обязанности председателя крайсуда, разослал председателям городских и районных судов письменное указание (!): все дела с участием сотрудников газеты взять под свой контроль, то есть выносить только репрессивные решения.  

Этот лихой беззаконник даже перечислил жертв поименно, включив в список и техперсонал редакции, и тех, кто уже не работал. По нашим ходатайствам его преступное письменное указание приобщалось к материалам многих дел как общественный призыв к руководству ведомства избавляться от лиц, использующих мантию в личных целях.  

Новому председателю крайсуда К. Бокову беспредельщик Козлов пришелся ко двору - по взглядам, по схожим биографиям: оба в прошлом силовики, заканчивали военные училища, служили в армии: то есть клановая связь у них крепче корабельного каната.  

Бокова Козлов устраивает в роли зама — ныне куратора мировых судей, где они отбывают низовую повинность в ожидании карьерного роста и ради этого выполнят любое указание начальства, кого мочить, кого спасать от наказания. 

Так что сигнал обществу дан ясный, и его более чем отчетливо демонстрирует мировая судья Светлана Самойлова. 

Механизм фальсификации дел по ложному обвинению редакции полицейским ведомством Мишагина был запущен, как полагаю, с мстительными гарантиями г-на Бокова, также обиженного многочисленными публикациями о судейских проделках и фальсификациях, у которых есть одно объяснение: коррупция.  

Неостановимая, безграничная коррупция. Один из множества ее признаков — сокрытие местными правосудниками источников своего благополучия: небрежение святой обязанностью выставлять на публичное обозрение декларацию о своих доходах. Наши об этом запросы и публикации к председателю краевого суда К. Бокову остались безответными. 

Более того, безответными остались множественные факты судейской ангажированности при рассмотрении исковых дел с участием «богатых и знаменитых», а в особенности – силовиков.  

Близость к последним, по нашему мнению, определяется бэкграундом Константина Ивановича Бокова, закончившего Военно-политическое училище и много лет отдавшего военной службе которые и сформировали у него соответствующее «внутреннее убеждение» - обелять своих силовиков. 

Почти демонстративная лояльность Бокова к судьям-нарушителям сформировала у них благодарную отзывчивость к любой просьбе начальства действовать на нужный результат!  

Вот и мировая судья 5-го участка Октябрьского района Светлана Самойлова свою плотную вовлеченность в масштабную и многоходовую «операцию» по оправданию полицейского произвола демонстрировала с полной беззастенчивостью! 

О том, как в редакции газеты шёл захват чужого имущества  

Но, чтобы читателям все было совсем понятно, необходимо напомнить, когда, кем и как была осуществлена полицейская операция захвата технической базы «Открытой». Об этом написали десятки региональных и федеральных СМИ. 

Все компьютеры и прочая производственная техника были конфискованы сотрудниками полиции 16 ноября этого прошлого года — в день рождения главного редактора «Открытой» газеты. День был выбран, конечно, не случайно, в этом заключался веселый садизм вооруженных людей, в состоянии особого кайфа — в силу вседозволенности. 

Грузными телами они забили крохотную комнату редакции, парализовав ее работу и вытеснив сотрудников… Так что цветы и поздравления друзей и читателей, обалдевших от увиденного, пришлось принимать в коридоре.  

Пришлось оставлять без присмотра людей, которые в редакторском кабинете шурудили вовсю, без оглядки на правовые нормы — без понятых, без видеосъемки, без решения суда об аресте частной собственности…Прямо сцена бандитского налета из лихих 90-х! 

На какое же «преступление» против общественной безопасности слетелась сюда группа вооруженных людей, без обиняков заявивших о цели — аресте компьютеров?  

Трясли бумажками, заглянуть в которые дали на пару минут, но успела увидеть рапорт сотрудника ЦПЭ капитана полиции В. Селивантьева. 

В своем рапорте он указал: «в данных публикациях, размещенных неустановленным лицом, имеющим доступ к редактированию «Новостной ленты» и редактированию Интернет-ресурса, имеются признаки правонарушения, ответственность за которые установлена ч. 2 ст. 13.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях». 

Офицер-эшник не понимал разницы между сайтом и СМИ

На суде выяснится, что Селивантьев понятия не имел о том, что ответственность по ч. 2 ст. 13.15 Кодекса РФ (аналог ст. 4. ФЗ «О СМИ») применяется только в отношении СМИ: «Запрещающая использование средств массовой информации для распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм». 

Селивантьев не понимал, что сайт газеты — это не средство массовой информации, к которому применима взятая им наугад статья КоАП. Сайт не является сетевым изданием, зарегистрированным в качестве СМИ, а потому не имеет своей редакции, главного редактора, журналистов, устава, издателя, учредителя, распространителя. 

Сайт не содержит и не распространяет экстремистские материалы, подпадающие под вышеуказанную статью КоАП об административных правонарушениях, а следовательно, не возникает и обязанности маркировать информацию об общественном объединении или иной организации как запрещенной. 

Более того, хранение подобных материалов в сети «Интернет» (попросту складирование всего и вся) не является административным нарушением, равно как хранение в библиотеке, например, трудов руководителей национал-социалистической рабочей партии Германии (приведшей страну к нацизму) без упоминания, что ее деятельность запрещена.  

И, соответственно, ни редакция, как юридическое лицо, не имеющее сетевого СМИ, ни главред печатного издания не несут ответственность за размещенную в Интернете «Ленту новостей» или, скажем, за размещенные здесь комментарии пользователей — ни того, ни другого нет на страницах газеты. 

Как выяснилось, офицер-эшник, не понимая, что такое «средство массовой информации», употребляет в рапорте невиданное словосочетание «электронные номера газеты», считая, что таковыми являются материалы, размещенные на сайте… 

Профессиональный отстой без признаков мыслительной деятельности 

Суть и нюансы им же инкриминируемой статьи КоАП мучительно, до «кипения разума» никак не доходили до понимания офицера-эшника. У него полностью отсутствовали базовые понятия в сфере средств массовой информации, а потому в голове у него была полная каша. 

В этом убедились, вызвав его на судебное заседание в качестве свидетеля и задавая вопросы, в которых он плавал и тонул, а потому злился и грубил.  

О, как же был он раздражен непривычным для него состоянием отвечать за свои действия, а в данном случае их объяснить ссылками на нормы права. И демонстрировать хоть какие-то познания в сфере средств массовой информации, коль уж навесил на него тяжелое обвинение в злоупотреблении свободой слова. 

Потому нас не удивило вынужденное признание Селивантьева, что он вообще не знал о существовании «Открытой» газеты ровно до того момента, как «вдруг» случайно наткнулся на ее сайт и выискал там аж 12 материалов из 2015 года, где упоминается слово ИГИЛ.  

В протоколе так и пишет: «упоминание об исламском государстве без указания, что данная организация признана террористической» (выделено мной.-АВТ.). 

Суду мы представили полную статистику по материалам «Российской газеты» (орган Правительства РФ) за 2015 год и за тот же период времени сообщения ИТАР-ТАСС (главное государственное новостное агентство), в которых слово ИГИЛ упоминается несколько тысяч раз (!)

Упоминается — и только! А потому не требовало никакой маркировки, что понимали федеральные журналисты. И, естественно, знал федеральный Роскомнадзор, контролирующий деятельность СМИ на предмет соблюдения закона.  

Этот специальный орган (куда полиция в силу своей некомпетентности в подобных вопросах и обязана передавать подобные материалы) уж точно не пропустил бы наличия административного правонарушения в тысячах случаях упоминания ИГИЛ в главных государственных изданиях страны. 

Честное слово, просто какой-то профессиональный отстой. Отсутствие кругозора у тех, кто вообще мало читает. И при этом отсутствие желания чего-то узнать, прояснить для себя в деле, за которое берешься. 

Действия сотрудников ЦПЭ просто вопили о заказном деле 

«Рапорт» офицера Селивантьева изобличал полное отсутствие у него специальных и правовых знаний.  

Составленный им «документ» был пустым, как погремушка: он не содержал повода для составления протокола об административном правонарушении. И потому не мог браться в основу протоколов о возбуждении и административных дел, которые его коллеги-подельники составили  в отношении  главного редактора. 

Но бог шельмецов метил, обнажая их тупость и глупость, которые в данном случае просто зашкаливали. Убеждайтесь сами.  

Полицейские, прибывшие 16 ноября захватывать компьютеры, в спешке составили протокол на юридическое лицо, которое не существовало на момент инкриминируемого правонарушения.  

Более того, конфискованные ими компьютеры не принадлежали редакции, а были в аренде. То есть полиция захватила имущество, принадлежащее другому собственнику, ни сном, ни духом не имевшему к административке никакого отношения. 

Мало того, чужие компьютеры были арестованы полицией как «предмет» правонарушения, говоря иначе, как «орудие» преступления. Очередное свидетельство сумбура в головах правоохранителей, не понимающих разницы между этими юридическими понятиями. 

Опять приходится им втолковывать, что является орудием преступления. Вот простенький пример. Конфискация висящего на улице плаката с экстремистским содержанием будет означать изъятие орудия правонарушения: т. е. сняли — значит, прекратили совершение преступления.  

Но каким образом, по их соображению, конфискацией компьютеров прекращается правонарушение, якобы совершенное семь лет назад?! 

Для читателей, далеких от юриспруденции, объясню на пальцах: для возбуждения любого дела (уголовного, гражданского, административного) нужны повод и основания. В отсутствие одного из них судья обязана вернуть административное дело, прекратить его производство.  

Как следует из вышесказанного, в протоколе об изъятии компьютеров не было ни повода, ни основания.  

Административный материал, переданный полицией в мировой суд, был непревзойденным «образцом» мусорного дела с идиотическими нелепостями, количество  которых зашкаливает. 

Как же в этом случае поступает мировая судья С. Самойлова, конечно, понимавшая, что все здесь дурь на дури и дурью погоняет. Она возвращает протокол полицейским и дает совет, как его исправить. 

Она, как наперсточница, решает обойтись мизерной «корректировкой»: убрать из материала дела протокол в отношении несуществующего юрлица и составить новый (!) протокол в отношении опять же главреда Л. Леонтьевой.  

Эту «бумагу», также на коленке, то есть фальсифицируя, составляет Елена Белан, исполняющая обязанности руководителя ОИАЗ (отдел исполнения административного законодательства), копируя те же идиотические глупости, о которых рассказывалось выше. 

И эту сотрудницу на высокой зарплате мы также пригласили в качестве свидетеля, задавали вопросы и получали «ответы», изобличавшие ее также в полном отсутствии специальных и правовых знаний. Как и Селивантьев, она даже не знала о существовании « Открытой» до той поры, не держала газету в руках и составляя протокол. 

Полицейские искали не нарушения, а способы уничтожения газеты 

Мы понимаем, почему ставропольская братва с огромными возможностями вцепилась в «Открытую», до печенок их доставшую своими расследованиями истоков их олигархических состояний.  

Подчиненные генерала Мишагина искали не нарушения, а способы, как добить редакцию, продолжавшую доставлять читателям газету, до этого уже четырежды перехваченную на трассе во время перевозки. 

Но, воткнувшись носом в подходящую (как им казалось) статью КоАП, борцы с экстремизмом даже не поняли в ней, что к чему — не хватило ни ума, ни элементарных знаний, что эффектно, прямо-таки «на ура», доказал Селивантьев, состряпавший «рапорт», положивший начало, фальсификации административных дел. 

Этот специалист по ловле террористов не улавливал различий между словами «упоминать» (т. е. «назвать, коснуться чего-то в речи») и «распространять» (например, распространять материалы с призывами к террористической и экстремистской деятельности или это оправдывающих — то, что и образует состав правонарушения по ч. 2 ст. 13.15 КоАП РФ). 

На наш уточняющий вопрос, не давалось ли ему руководством задание отыскать «экстремизм» именно в публикациях «Открытой», ответил отрицательно.  

Детский сад — да и только! Деткам — простительно. Вруну в погонах — позорно! Газету никогда не видел и не читал, но «вдруг», как озарение: а дай-ка я поищу… И сразу нашел признаки преступления неизвестных лиц, редактирующих Интернет-ресурс и «Ленту новостей». 

Не читающий газет и кодексов самоуверенный борец с экстремизмом навесил тяжкое обвинение (злоупотребление свободой слова), передал эстафету фальсификаций (галочка в работе) своим следующим участникам «спецоперации», которые составили два протокола об административном правонарушении.  

Один протокол был составлен в день конфискации компьютеров 16 ноября - в отношении юрлица, которого, напомню, не существовало на период инкриминируемого правонарушения по публикациям 2015 года. Поэтому, напомню судья Самойлова, посоветовала полицейским переписать его на главреда Леонтьеву.  

Однако протоколы изъятия компьютеров не могли быть переписаны, то есть они должны были быть сначала возвращены... Новый протокол в отношении главреда был составлен спустя месяц, 15 декабря. 

...Полицейские вломились в редакцию целым отделением, по моему женскому разумению, это указывало на то, что в одиночку сюда являться им было страшно. Страшно не в физическом, конечно, смысле, а по причине большой неуверенности (сравнимой с трусостью), в своей способности давать хоть какие-то объяснения по поводу захвата имущества. А по сути, грабежа, обосновать который правовыми нормами просто невозможно. Нет таких законов в российском законодательстве. 

Незваным гостям я пыталась объяснить элементарные вещи про закон и логику. Про пропущенные сроки привлечения к административной ответственности не должного лица.  

За протокол, составленный ими в отношении несуществующего юридического лица. Мало того, действовали и «надзорные каникулы», которыми правительство запрещало проводить проверки в отношении малого и среднего бизнеса.  

Поясняла, что компьютерная техника редакции не принадлежит, ссылалась на договор аренды. Ведь получается, они захватывают имущество совершенно постороннего лица, как если бы они сейчас принялись выносить все подряд из здания, где мы снимаем свой скромный офис. Все доводы мимо. Редакцию опустошили, опломбировали! 

Против лома нет приёма. Что делать при встрече с агрессией? 

При грабеже редакционного имущества я могла бы встать в дверях кабинета, требуя от пятерых здоровых лбов следовать базовым правилам, элементарной логике…  

Но не хотела «наручников», надеть которые пытался остервенелый мент во время захвата очередного тиража газеты (у магазина «Лента») полицейскими Шпаковского района. За что? Лишь за то, что я потянулась за экземпляром газеты, которую полицейские перегружали в свою машину. 

Я читала в интернете совет полицейского психолога неразумным гражданам: не сопротивляться при ночной встрече с грабителями. Опытный мент втолковывал: если сила лома не на твоей стороне, то не возникай, отдай, что требуют — и целым вернешься домой. 

Учредитель газеты Владислав Леонтьев, перевозивший 31 октября прошлого года очередной выпуск газеты из типографии Ростова, в этот день домой не вернулся.  

Вместе с машиной и многотысячным тиражом был схвачен на трассе сотрудниками Красногвардейской полиции «по анонимному звонку о перевозке экстремистской литературы».  

Будучи юристом по образованию, Владислав просил напавших представить правовой документ на изъятие редакционного имущества без решения суда. Именно за это провел ночь в полицейском изоляторе и наутро был осужден районным судьей В. Непомнящим на 15 суток «за неповиновение законным требованиям полиции». 

Кровожадный вердикт апелляционным определением бессовестно «узаконила» краевая судья. Бессовестно, потому что отказала сидельцу присутствовать на рассмотрении его жалобы, что категорически противоречит законодательству.  

Так что это не судья, а кевларовый жилет для круга «своих», чего бы они не вытворяли, хоть как разбойнички с большой дороги. 

А то, что менты творили полное беззаконие, они опосредованно признали. Из Красногвардейского отдела полиции нам пришел ответ: мол, после состоявшейся проверки забирайте свою машину и свои газеты обратно. Вот так непринужденно, простенько сообщили — без «простите» и «извините». 

Машину мы забрали, а вот многотысячный тираж газеты — кушайте сами, господа-беззаконники, на завтрак, обед и ужин. Потому что для вас это «добыча», а для редакции и наших читателей — уже макулатура, потому что информация –скоропортящийся продукт. 

Просто макулатурой стали и многотысячные тиражи, захваченные также без всяких документов полицейскими Ставрополя Новоалександровского и Шпаковского районов.  

Коррупция: «наследственное право» судейских династий 

Материальный и моральный ущерб газете и читателям нанесен огромный, который пострадавшим должен быть возмещен. И возмещен из казны, что обернется новым коррупционным скандалом на всю страну, в чем Ставрополье преуспело больше остальных регионов страны. 

Как замухлевать незаконный захват тиражей газеты и сохранить лицо начальства, отдавшего приказ?! Придумать новую подлянку. В отделах полиции, где складированы газеты, сейчас дружно сочиняют протоколы о наличии в этих номерах «фейковых новостей». То есть срочно переквалифицировывают статью «об экстремизме» на обвинение в распространении «фейковых новостей», что по закону совершенно невозможно. 

Нельзя «переоформить» одну административку на другую. Но позвонят мировой судье Самойловой — и та, не моргнув глазом, невозможное сделает возможным, тем более что способности к этому блестяще подтвердила — и при такой исполнительности, наверное, дойдет до краевой судьи.  

В этой связи нелишне напомнить, что Светлана Самойлова — наследница «внутреннего убеждения» своей мамы, ныне судьи краевого суда Татьяны Самойловой, члена коллегии по уголовным делам. 

В прошлом несколько лет Татьяна Михайловна возглавляла Квалификационную коллегию ставропольских судей (таковой и поныне значится на сайте суда, в очередной раз иллюстрируя еще и организационный бардак в ведомстве). 

Нашим читателям Татьяна Самойлова запомнилась по серии критических публикаций о недостойной роли, которую играла в ситуациях нивелирования фактов судейского произвола, мастерски прикрывала беззакония своих коллег. Услуга за услугу: и они спасали «маму», которую редакция пыталась привлечь к ответственности, подав исковое заявление в суд.  

Ни на одно заседание не являлась ни она, ни ее представители, поскольку уже было понятно: опровергнуть приведенные факты невозможно. Так зачем приходить и позориться, зная, что коллеги ее обелят. 

О судейских династиях в наших судах - вообще отдельный разговор. Самые идиотические решения благодаря родственным связям принимаются и утверждаются по всей судебной вертикали. 

Не могу не вспомнить еще одного судью того же 5-го участка (а ныне судьи 1-го участка) Я. Макеева, малограмотного сына краевой судьи Г. Макеевой (теперь уже бывшей), в отличие от наследника очень изощренной в судейских увертках. 

Так вот судья Макеев рассматривал наш иск к зампрокурора Октябрьского района г-ну Балковому, поражающего своим очевидным не профессионализмом. Так, например, он возбудил в отношении редактора газеты административное дело по обвинению в нарушении... Федерального закона об адвокатской деятельности.  

Где адвокаты и где СМИ?! Не идиотизм ли?! Но мировой судья Макеев, «рассматривавший» это дело без единого документа, обвинение узаконил. А после заседания вызвал представителя редакции в свой кабинет и посоветовал апелляционную жалобу в Октябрьский районный суд не писать. Сказал: «В апелляции утвердят, все согласовано».  

Апелляционной инстанцией являлся Октябрьский районный суд, где председателем - А. Мкртычан, человек возведенный в эту должность Олегом Козловым. 

Разумеется, благодарный назначенец не забывал его письменное указание о репрессиях в отношении редакции.  

Козлова и Мкртычана также связывали не только схожие внутренние убеждения, но и клановые узы - схожие биографии силовиков. Мкртычан тоже заканчивал военное учебное заведение, работал следователем, прокурором, судьей военного гарнизонного суда в Ставрополе - обвинительный уклон был, что называется, в крови. Но что касается силовиков, их здесь обеляют при любых грехах - они «свои» для Мкртычана. 

Так замыкаются договорные коррупционные связи - клановые и династийные, у которых есть ретивые последователи. Правой рукой Мкртычана в делах, где нужно выполнить указание Козлова «по мочилову», является судья Октябрьского райсуда Марина Волковская. Именно у нее сегодня оказались все административные дела по редакции. И после этого кто-то будет говорить про электронное распределение дел, якобы уберегающее от судейской ангажированности?!  

Полноте, я в это абсолютно не верю! Зато убеждаюсь раз за разом, как Волковская исполняет задание начальников с какой-то потрясающей наглостью и цинизмом. О том, что она вытворяет на этих процессах, мы расскажем в следующем номере. 

Диванные «воители», отправляйтесь на Донбасс... для просветления 

Но то обстоятельство, что возмещение ущерба ложится на госказну, может больно аукнуться руководству главка на фоне сегодняшних событий, где каждый госслужащий, как под рентгеном.  

Остро оценивающий взгляд федерального центра на их деятельность практически предсказуем в силу колоссальных тягот, которые испытывает государство, армия и Росгвардия.  

И оценка того, на что тратит усилия и бюджетные средства ставропольский главк МВД: на каких внутренних врагах сосредоточился, изображая бо-о-ольшую работу по выявлению «экстремистов» прямо у себя под окном, в центре города, или с ближним выездом, скажем, в Григорополисскую, где многие сразу бегут прятаться. 

«Каждый ответит за свои поступки», — заявил недавно Путин. Емкая фраза, обретающая небывалую доселе неизбежность — это предупреждение чиновникам, имитирующим работу в интересах государства, но на самом деле ощупывающим толщину своего кармана. А секретарь совета партии «Единая Россия» А. Турчак, по сути, детализировал слова президента, предложив «чиновников отправлять в Донбасс… для просветленья»

От души поддерживаем идею и ее быстрейшее внедрение в практику. Служба Родине на Донбассе стала бы точным маркером и морального, и профессионального уровня героев этого расследования. Хотя и без того ясно, как страшатся они даже мысли оказаться в бою с истинными террористами и экстремистами.  

Везде прошлись катком, обрушили производство, лишили работы людей, оставив без средств к существованию, спровоцировали социальное недовольство. То есть действуют исключительно в противоположных целях, которые для правительства сейчас первоочередные.  

Так что, по моему убеждению, в крае действуют скрытные экстремисты с большими полномочиями, высокими зарплатами, карьерным ростом и завидными пенсионными еще в моложавом возрасте.  

По моему выстраданному убеждению, они — имитаторы бурной деятельности на благо государства, бездельники с массой свободного времени, но с пониманием того, что их блаженное состояние и благосостояние определяются галочками в отчетах о количестве обезвреженных нациков и экстремистов. Но не на Донбасс же за ними ехать, встав там плечом к плечу с армейцами и росгвардейцами.  

Мы уже писали, что в инициированных ЦПЭ силовых захватах тиражей газеты (вкупе с прослушкой, слежкой, запросами, постоянными, «контрольными» визитами участковых с фальшивыми заявлениями и сигналами анонимов и т. д.) участвовали в общей сложности порядка двухсот сотрудников полиции.  

Вы только представьте: две сотни здоровых мужиков «отрабатывали» свой хлеб, гоняясь за «экстремистами» в законопослушной казачьей станице Григорополисской и за авторами «Открытой» с ее главредом за 70! 

Уже с усмешкой вспоминаем рыцаря на белом коне –на белой «Ладе Веста» без номеров сотрудника ЦПЭ Кипкеева, видимо, и руководившего действиями Новоалександровской полиции, открывшей сезон охоты за газетой. 

Спрашиваю заместителя начальника отдела полиции, мол, как это в вашем районе машины шныряют без номеров, как понять, не преступники ли за рулем?! Ответил расчудесно (ранее уже цитировали): «Да мало их по краю без номеров гоняют!» 

Газета продолжала выходить, приводя заговорщиков в бешенство. От сотрудников редакции требовали «не работать», запугивали — и глядя глаза в глаза, и по служебному телефону прямо из Центра по противодействию экстремизму на улице Ленина, 460. «Неизвестные лица» резали шины, обрушали сайт газеты, запретили продавать газету частным распространителям в киосках «Союзпечати»… 

На редакцию обрушились десятки административных дел, сочиненные на коленке «сигналы», по которым, сломя голову, в редакцию бежали люди при должностях и в погонах, требовали «объяснений». Например, «проверяли» сигнал о том, что «редакция грубо нарушает права Билла Гейтца», однако полицейские фальсификаторы себя выдали с головой: в спешке указали в графе «заявитель» … главред Л. И. Леонтьева. Тупость и мерзость.  

Помутнение в мозгах, способ лечения от которого уже выдан высшими лицами государства. 

Воспрепятствование законной журналистской деятельности, подавление свободы слова и мнений, угрозы и преследование сотрудников СМИ — очевидное уголовное преступление. Запредельный по цинизму договорняк лиц, деятельность которых подвергалась антикоррупционному расследованию журналистов. 

Убеждена, что ОНИ и представляют ту самую пятую колонну, раскачивающую социально-политическую ситуацию на Ставрополье до критических значений, опасных для стабильности страны. А значит, чины в погонах и мантиях, причастные к «идеологическому извращению», должны ответить по закону военного времени, как пособники скрытного экстремизма. 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях


 

Применение магнитов в быту

Многие из нас в детстве игрались кусочками магнитов, даже не предполагая, насколько они могут оказаться полезными в быту, учебе или в профессии.

Различают два вида магнитов – ферритовые и неодимовые, и все они одинаково полезны в быту. Различие заключается в огромной силе притяжения, которой обладают неодимовые изделия. Они прочно зафиксируют на металлических поверхностях даже тяжелые плакаты или карты, не отлетая при их вывешивании.

В хозяйстве все сгодится, поэтому бережливый хозяин никогда не выбрасывает полезные вещи и пополняет свою коллекцию новыми инструментами, предметами или устройствами. Среди разных полезных приспособлений или предметов особенно следует выделить магнит, который сегодня широко используются быту.

Например, автовладельцы могут закрепить магнитом на своих машинах разные изделия – это может быть антенна, которая надежно фиксируется на металлические поверхности с помощью неодимового магнита. Даже при тряске или резких поворотах она не отвалится и не упадет. Иногда водителям нужно закрепить какую-либо табличку с важным для них графиком или показателями. Для этого также пригодится магнитный фиксатор.

Сферы использования магнитов

Кроме автомобилистов, магниты очень нужны домохозяйкам. Сегодня практически в каждой кухне можно встретить магнитные подставки или держатели. На таких подставках заботливые хозяйки оставляют ножи или другие кухонные металлические принадлежности.

Изготовить держатель можно самостоятельно, без чьей-либо помощи. Для этого потребуется магнит, который можно заказать в интернет-магазине Озон, и инструменты. В стенке дрелью легко просверлить отверстия. Затем туда устанавливают крепеж. Остается лишь зафиксировать магнит, и подставка готова. Аналогичные держатели используются для размещения и хранения:

  • смартфонов;
  • металлических крепежных элементов, таких как гвозди или саморезы;
  • тяжелые карты/плакаты;
  • инструменты;
  • гаражные принадлежности.

Неодимовые или обычные магниты широко используются в сельскохозяйственных нуждах и пчеловодстве. Некоторые пчеловоды считают, что магнит способен улучшить самочувствие пчел и увеличить количество производимого ими меда. А в сельском хозяйстве магнитное поле способствует быстрому росту рассады.

Отличный поисковик

Предусмотрительный автомобилист всегда имеет в своем гараже пару магнитов. Из них изготавливают так называемую нерассыпайку. Это пластиковая емкость с магнитом на дне, куда на хранение сыплют мелкие металлические детали, крепеж или другие изделия. Из подобных баночек ничто никогда не исчезнет. А если пропадет маленькое, незаметное для невооруженного глаза металлическое изделие, в этом случае на помощь придет неодимовый или обычный магнит. Нужно лишь провести по поверхности магнитом, и он быстро притянет исчезнувшую вещь. Поэтому такие изделия широко используются в поисковых работах, когда теряется важная деталь из металла.

Образовательная сфера

В школах часто используются крепеж с магнитом, позволяющий фиксировать плакаты на металлических поверхностях. Аналогичным образом происходит и демонстрация учебных карт. Учитель крепит их к металлической поверхности, используя для этого небольшие кубики. Неодимовые магниты, в отличие от ферритовых аналогов, не слетают под воздействием большого веса демонстрируемых материалов. Сила притяжения таких изделий гораздо выше, чем у обычных магнитов. Несколько изделий из неодима могут выдержать вес до 100 кг.

Оформление расчетно-кассового обслуживания в банке

Для ведения и развития бизнеса, каждый индивидуальный предприниматель должен иметь расчетный счет в банке. Он необходим для взаиморасчетов безналичным способом. Не запрещено вести деятельность используя расчеты наличными, но в этом случае действуют некоторые ограничения, которые не позволяют бизнесу развиваться. Поэтому в интересах ИП или ООО оформить расчетно кассовое обслуживание в банке (РКО). Данная услуга платная и предусматривает ежемесячную абонплату, а также дополнительное удержание определенного процента от суммы каждой транзакции. Но с учетом открывающихся возможностей для развития бизнеса, подобные затраты вполне оправдывают себя.

Что дает предпринимателю РКО

Первое, что получает предприниматель – возможность совершать операции на сумму свыше 100 тысяч рублей. Это позволяет увеличить товарооборот фирмы и поднять авторитет в глазах партнеров и клиентов. Сегодня мало кто желает рассчитываться наличными, так как выполнить перевод с одного расчетного счета на другой гораздо проще. Из других преимуществ следует отметить:

  • Списание с расчетного счета зарплаты сотрудникам.
  • Выпуск пластиковых карт с привязкой к расчетному счету.
  • Зачисление денег на счет с любых направлений и обратно.
  • Возможность выполнять финансовые операции через мобильное банковское приложение.

Данные услуги доступны любому ИП, независимо от товарооборота.

Зачем нужен эквайринг

Для крупных организаций, открытие РКО позволяет подключить услугу банковского эквайринга. Это дает возможность практически полностью отказаться от оборота наличных средств. Данная услуга предусматривает прием платежей за услуги или товары с пластиковой банковской карты, через платежные терминалы. Это предложение только для крупных компаний, которые имеют финансовую возможность для установки в торговых точках специального оборудования. При оплате картой через терминал, деньги сразу зачисляются на расчетный счет.

Также эквайринг доступен и для интернета, где держатели пластиковых карт могут расплатиться за товары и услуги онлайн. Заполнив форму транзакции, пользователь может оплатить товар и получить чек в электронном виде. В интернет-эквайринге действуют некоторые ограничения. В частности, такая услуга доступна только тем компаниям, которые ведут деятельность в соответствии с требованиями международных платежных систем. Также требуется правильно оформленная торговая площадка в интернете.

Акционерное Общество "Тинькофф Банк"
ОГРН 1027739642281
город Москва, 1-Й Волоколамский проезд, 10-1.