Поиск на сайте

 

 

Как спаслась от фашистскй неволи ставропольчанка Вера Глушкова

 

Близится 65-летие Победы в Великой Отечественной войне, но мне кажется неправильным вспоминать о пережитом в ту пору лишь накануне 9 мая. Хочу поведать читателям «Открытой» рассказ нашей землячки, ставропольчанки Веры Глушковой, с которой я недавно познакомилась.
Она родилась в Белоруссии, там встретила Великую Отечественную войну и в 1943-м юной девушкой чудом избежала отправки в Германию.
Вот что она мне рассказала. «Шел 1943 год, месяц декабрь. Утро выдалось пасмурное, тихое, деревья стояли не шелохнувшись, словно природа замерла. В этот день по приказу оккупантов молодых девушек и юношей со всех деревень свезли в районный центр Хотимск для отправки в Германию. 
Нас согнали на пустырь и построили в колонны. Рядом стояли повозки, запряженные лошадьми, на которых мы, будущие рабы фашистской Германии, приехали из дома. Охраняли нас два немца и два полицая. 
Наши матери горько плакали, причитали и молились, у нас тоже платки были мокрые от слез. Казалось, даже лошадки жалели нас - стояли понурив голову и все время вздрагивали. Среди них была и наша красавица Майдра с шикарной гривой, которую мы, играясь, часто заплетали в косы. Кто мог подумать, что домашняя любимица спасет меня от рабства!
Я стояла в колонне рядом со своей подругой Машей и никак не могла поверить, что навсегда прощаюсь со всем, что мне близко и дорого. Казалось, беда неотвратима. Но тут немец, стоявший возле меня, направился вдоль повозок к стоявшему неподалеку полицаю, а когда поравнялся с Майдрой, наша добрая, спокойная лошадь неожиданно укусила его за руку. Немец взвыл, заругался по-своему, к нему побежали на выручку остальные охранники. 
Воспользовавшись суматохой, мы с Машей, не сговариваясь, выскочили из колонны и побежали, не оглядываясь и не разбирая дороги, прочь от страшного пустыря. Бежали по сугробам через дворы и поле в лес. 
Долго кружили среди лохматых сосен и елей, выбрали большую ель, ветви которой от тяжести снега лежали на земле, руками освободили их от сугроба и пролезли к стволу. Там, мокрые по пояс, обнявшись, просидели всю ночь и следующий день. 
Поздним вечером решили идти в ближнюю деревню Варваровку, знали: ночью немцы по лесам не ходят, а ходят партизаны. Мы шли по полю, держась возле леса, по пояс утопая в снегу. Ноги, обутые в лапти, мерзли. К утру подошли к Варваровке, где жила моя тетя. У нее мы провели две недели, прячась в подполье.
Потом пошли в другую деревню к Машиной тете, пожили у нее полмесяца и снова ушли, на этот раз в сторону дома. Так мы и жили до конца оккупации: зимой прятались в подполье и на чердаках, летом жили в лесу, младшие братишки приносили нам еду. 
Немцы рыскали по домам, забирая все съестное, искали юношей и девушек. Из нашего села увезли семь девочек. После войны пять из них вернулись, а две пропали без вести.
Когда немцев выбили из Белоруссии, они, уходя, увели с собой лошадей, забрали и нашу спасительницу Майдру. 
Нам, девчонкам, пришлось запрягаться вместо животных - пахать и боронить, лопатами копать колхозный огород. Зимой нас увозили в города расчищать площадки для постройки жилых домов, вывозить на санках мусор. Нам приходилось нелегко, но мы работали на своей родной земле, с которой изгнали оккупантов, и были счастливы».

 

Капиталина ТЮМЕНЦЕВА
Ставрополь



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий