Поиск на сайте

 

Корреспондент «Открытой» делится впечатлениями об отпуске, проведённом в Абхазии

 

Туристов подкупает в Абхазии тишина и размеренность отдыха. Россияне ездят туда за живописной красотой и девственностью природы. К тому же Абхазия, наверное, единственное место за пределами России, где русских еще любят. Узнав, что я собираюсь отдыхать в этом райском уголке, мои кисловодские знакомые практически в день моего отъезда предложили ключи от своей сухумской квартиры. Так, совсем неожиданно для себя, я  очутилась в Сухуми, хотя уезжать далеко от российской границы совсем не собиралась.

 

Все познается в сравнении
Лазурный берег, пальмы, эвкалипты, мандарины и тянущаяся серпантином между морем и горами дорога - это первое впечатление, когда въезжаешь на территорию Абхазии. Восторг и предчувствие сладостной неги на солнечном берегу сразу куда-то исчезли при виде унылых сел, сияющих пустыми глазницами заброшенных домов.
В советские времена, по данным последней Всесоюзной переписи 1989 года, население Абхазии насчитывало почти 525 тысяч человек. По переписи, которая прошла в Абхазии в феврале 2011 года, здесь осталось вдвое меньше, почти 243 тысячи человек. 
Граждан Абхазии меньше, чем жителей одного только города Ставрополя! Уехавшие вряд ли сюда когда-нибудь вернутся. В лучшем случае - будут привозить на летний отдых своих детей.
Город Сухуми поразил контрастами - остатки курортной роскоши советского периода соседствуют с современной изысканностью европейских городов. Многоэтажные жилые дома, половина квартир в которых разгромлена, утопают в зелени пальм и магнолий. 
Трудно представить, что будет с городом если его вдруг начнут восстанавливать по современным российским курортным традициям, вырубая все многолетние насаждения и превращая неповторимое очарование курорта в пыльный бетонный стандарт.
Город все же понемногу восстанавливается. Для мухаджиров (переселенцев), возвращающихся из Турции, строят новые комфортные многоэтажные дома. А рядом темнеют пустыми окнами старые многоэтажки.
- Почему бы не отремонтировать для этих целей старые заброшенные дома? - интересуюсь у пожилой абхазки, торгующей в магазине.
- Зачем спрашиваете? - говорит женщина. - Знаете ведь, мы с вами родом из одной страны.
Наверное, общим советским прошлым можно объяснить и проводящиеся в городе дорожные работы, и работу коммунальных служб. 
Перед президентскими выборами положили новый асфальт по улице Назадзе, восстановили движение троллейбуса. Но при дорожных работах повредили в нескольких местах и без того проржавевший водопровод. 
Все дни, пока я находилась в Сухуми, из-под асфальта в нескольких местах били водопроводные источники, а жители окрестных многоквартирных домов, лишенные воды в собственных квартирах, вынуждены были отправляться с ведрами в соседние дворы.
Люди, проживающие в многоквартирных домах с большим количеством заброшенных квартир, вынуждены сами обеспечивать себя коммунальными удобствами: в окна квартир на верхние этажи тянутся прямо из подвалов, минуя всякие счетчики, электрические провода. 
От дворовых водяных колонок протянуты к индивидуальным квартирным насосам пластиковые трубы для воды. И все бесплатно, безучетно, почти как при коммунизме…
Однако какое-то организованное восстановление жилья в городе уже началось - перед президентскими выборами поменяли кровлю в большинстве многоквартирных домов. 
По соседству с домом моих знакомых по улице Назадзе вместо заброшенного уже восемь лет детского сада отремонтировали под детский сад первый этаж пятиэтажного жилого дома. С частным сектором проще - жилые дома восстанавливаются хозяевами в меру достатка, а пустующие - лежат в руинах. Хотя все местные жители, у кого я спрашивала, как им живется в Сухуми, отвечали: нормально, не жалуемся.

 

Кто остается, тот  выигрывает
Так получилось, что мой приезд в этот город совпал с первым рабочим днем нового президента Абхазии. С утра пораньше всех туристов, устремившихся с адлерского железнодорожного вокзала к абхазской границе, больше всего интересовал ответ на вопрос: «Кто победил на президентских выборах в Абхазии?» Всезнающие адлерские водители маршруток знали этот ответ уже в 7 часов утра.
Собственными впечатлениями от выборов уже в Сухуми делилась весь день молодежь на улицах, обсуждали будущее с новым президентом в магазинах и в транспорте, высказывали свои надежды. Даже какая-то зависть промелькнула: с нашими российскими избирательными реалиями уже ни избиратели, ни избираемые никаких перспектив для страны не видят, и положительные эмоции при слове «выборы» россиян не посещают.
Интересуюсь у Джунбека, зашедшего починить электричество в квартире, сильно ли ощущалось давление Москвы во время выборов, честными ли их считают простые жители Абхазии?
- Выборы были честными, - уверен Джунбек. - Хотя бы потому, что все три кандидата в президенты настроены промосковски. Вероятно, только представляют интересы различных групп.
Я с некоторой завистью высказываю свои впечатления о настроениях жителей после выборов, о неравнодушии избирателей и довольно высокой явке на избирательные участки. 
Сомневаюсь, что в России будущие выборы в Государственную Думу и президентские пройдут на таком эмоциональном подъеме, что наши российские избиратели вообще могут не пойти на избирательные участки.
- Придут, - уверил меня мудрый Джунбек. - На выборы у вас, как и у нас, в основном молодежь пойдет. Ведь это их будущее зависит от результатов голосования.

 

Аимадара умырзын!
«Аимадара умырзын!» в переводе с абхазского - «будь на связи!». Это слоган одного из местных операторов - «Аквафона». Хочется кому-то позвонить, поговорить, а дорого даже с карт местных операторов. Российских сотовых сетей в Сухуми нет. По ряду источников «Аквафон» - компания, аффилированная с российским «МегаФоном». 
Другой абхазский сотовый оператор - «А-Мобайл» - совместное предприятие абхазского правительства и группы абхазских инвесторов. Туристические SIM-карты в сетях Абхазии не работают. Моя российская симка включилась только в районе Гагр, на обратном пути к российской границе.
Абхазская симка «Аквафона» обходится туристу в 350 рублей - тариф «Море» действует всего полтора месяца и предполагает бесплатные курортные услуги: три дня на твой номер будут поступать бесплатные эсэмэски с информацией о погоде и температуре моря, с расписанием экскурсий. 
На четвертый день придет сообщение с предложением платить за эту услугу или отказаться от нее. Не имея возможности пользоваться и оценить достоинства курортных тарифов у нас на КМВ, скажу, что идея эта в целом для курортов хорошая, и если этой услуги еще нет, значит, она должна вскоре появиться.
В абхазских газетах предвыборного периода активно обсуждался вопрос о приобретении Абхазией собственного домена для интернет-ресурсов.
Сложившаяся практика регистрации национальных доменов подразумевает, что страна или территория, желающая получить свое доменное имя, должна быть представлена в списке государств, составляемом статистическим комитетом ООН.
Несмотря на малочисленность населения, в Абхазии выпускается около шести газет: «Адуней», «Эхо Абхазии», «Нужная», «Республика Абхазия», «Чегемская правда», «Новый день», «Единая Абхазия». Тираж у них небольшой - от 1 до 2 тысяч экземпляров. Объем - 1-2 печатных листа. Чаще это еженедельники. Стоимость - от 10 до 30 рублей. 
В выходных данных нигде не сообщается о месте печатания этих газет. Может, это в законе не предусмотрено, но остается впечатление, что все эти издания печатаются в разных типографиях ближайшего российского города.

 

Национальный вопрос
Современная Абхазия этнически неоднородна. Из чуть более двухсот тысяч ее населения наиболее крупные этнические группы  абхазов, армян, русских, грузин (преимущественно - мегрелы Самурзакана). О том, что национальный вопрос считается в республике одним из самых важных, говорил на своей первой пресс-конференции только что избранный президент Абхазии Александр Анкваб. 
В частности, он отметил важную роль для республики армянской диаспоры и приглашал вернуться в страну всех когда-то уехавших оттуда армянских предпринимателей. К тому времени даже до России докатились рассказы о борьбе Александра Анкваба с коррупцией. 
Сочинцы рассказывают, будто бы Александр Анкваб, будучи еще исполняющим обязанности президента республики, самолично проверял протоколы оштрафованных на пунктах ДПС. 
Его внимание привлекли армянские фамилии оштрафованных абхазскими гаишниками водителей. Он внимательно изучал списки, а потом спросил у гаишников: «А что, абхазы у нас до сих пор на лошадях ездят?»
В Сухуми довольно крупная цыганская диаспора. Теплый и мягкий климат пришелся по душе кочующему народу, и многие семьи осели в заброшенных квартирах. Мужчинам здесь находится работа на всевозможных частных стройках. А женщины присматривают за многочисленными детьми и приторговывают на рынке. 
Так получилось, что соседние пустующие квартиры в практически заброшенном доме с квартирой моих кисловодских знакомых почти все оказались заняты цыганскими семьями. 
Женщины каждый день мыли лестницу в облезлом подъезде, стирали во дворе белье возле бьющих из-под земли водопроводных источников. Готовили на костре еду, когда в районе отключали свет. В общем, были лучше других приспособлены к походным условиям жизни. 
Цыганские мужчины на ступеньках подъезда каждый вечер под водочку обсуждали проблемы своего трудового дня: кто из соплеменников лучше штукатурит, кто отлынивает, у кого тяга к работе с электричеством.
На мои первоначально боязливые взгляды, бросаемые в сторону деятельных соседей, молодая цыганка весело отреагировала: «Вы нас не бойтесь, мы соседи хорошие!»
И правда. Все обитатели цыганского двора всегда еще издали со мной здоровались, обязательно спрашивали о житейских проблемах с водой и светом, предлагали свою помощь. Мой сын вместе с цыганскими детьми в поисках воды бегал по окрестным дворам, проверяя местные колонки.
Надо сказать, что душевная приветливость жителей старого поселка (части Сухуми, в которой находится наша квартира) поражает. Независимо от национальности люди уже на троллейбусной остановке нам всегда приветливо кивали головой, интересуясь, как нам отдыхается, понравился ли город, что мы успели посмотреть.

 

«Брехаловка»
Согласно исследованиям, проведенным  Институтом востоковедения РАН,  большинство абхазов исповедуют свою традиционную религию (абхазский монотеизм), даже если формально считаются христианами или мусульманами. Христиане в Абхазии не посещают церкви или посещают редко, не причащаются и не соблюдают постов. 
Мусульмане  там едят свинину, пьют вино и не делают обрезания. Практически никто не читает  Библию или Коран. 
Все религиозные праздники - христианские, мусульманские и языческие - отмечаются совместно представителями разных религий, а само празднование в большинстве случаев сводится к застолью.
Застолье считается национальной чертой жителей Абхазии. Здесь средь бела дня часто можно встретить группы мужчин на небольших пятачках возле магазинов, на остановках общественного транспорта, на набережной, обсуждающих за столиками с каким-нибудь питьем и закуской проблемы насущные и не очень. 
Обязательным атрибутом таких посиделок стали настольные игры нарды и домино. Возможно, это тренировки перед предстоящим в октябре нынешнего года чемпионатом мира по домино, который планируется провести в Сухуми.
Видимо, национальной сухумской особенностью стало и отсутствие в городе каких-либо крупных продуктовых торговых сетей. Даже в многоэтажном микрорайоне на каждом перекрестке стоит частный продуктовый магазинчик, рядом с которым обязательно предусмотрено место для посиделок.
Самое известное такое место - на набережной, недалеко от морвокзала. Известность свою получило благодаря произведениям знаменитого сухумца Фазиля Искандера, окрестившего пятачок возле морвокзала «брехаловкой». Название это прижилось, и так теперь называют все пятачки, пользующиеся спросом у мужского населения.
А вообще, Искандер для Сухуми - как Моцарт для Зальцбурга. В начале сентября на набережной открылся первый памятник литературному герою - мальчику Чику, герою рассказа Фазиля Искандера «Чик и белая курица». 
Скульптура Чика сразу после того, как с нее сняли традиционное белое полотно, стала привлекать к себе внимание не только абхазских поклонников творчества Фазиля Искандера, но и туристов, особенно детей, прогуливающихся по набережной несмотря на пасмурную погоду. Им хотелось ее потрогать, внимательно рассмотреть все детали и обязательно сфотографироваться с литературным сверстником, отлитым в бронзе.

 

Елена СУСЛОВА
Сухуми – Ставрополь

 

Михаил29 сентября 2011, 16:44

 
 
 
 

А когда они работают? Не цыгане, конечно, а сами абхазы. Кроме застолий, они там вообще каким-нибудь полезным делом занимаются?

Дмитрий25 сентября 2011, 23:41
 
 
 
 

УРА!!! Абхазию признало государство - ТУВАЛУ ещё осталась купить признание голопопых индейцев Амазонии и можно подавать заявку на вступление в ООН. Только одно забили абхазы: работать надо, а не тырить барсетки у зазевавшихся москвичей.

Борис24 сентября 2011, 01:02
 
 
 
 

Отдых с политическим контекстом. Однажды отдыхал в военном санатории,до сих пор тёплые воспоминания.Удачи тебе Абхазия!

Напи24 сентября 2011, 01:01
 
 
 
 

Воду на Старый поселок провели еще в мае и асфальтирование дороги туда, отнюдь не связано с выборами! И таких проколов в материале - масса! Вначале следовало бы удосужиться, что столица Абхазии - Сухуми, а потом сочинять сие чтиво!

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий